Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Противоядие IV

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 441-443). Рууди Ныу ненавидел рыбу. Он ненавидел ее как за вкус, так и за запах. Но судьба распорядилась таким образом, что с рождения он жил на берегу озера. Отец Рууди так и не смог перебороть упрямого сына. Рууди был готов выполнять любую работу, лишь бы она не была связана с рыбой.

 

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                       

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                  4

 

      Рууди Ныу ненавидел рыбу. Он ненавидел ее как за вкус, так и за запах. Но судьба распорядилась таким образом, что с рождения он жил на берегу озера.

      Отец Рууди так и не смог перебороть упрямого сына. Рууди был готов выполнять любую работу, лишь бы она не была связана с рыбой.

      Злые люди говорили, что  антибуржуазные взгляды Рууди непосредственно связаны с его ненавистью к рыбе. Рууди Ныу не спорил. Он просто записывал имена злых людей и ждал своего часа. Его час настал летом сорокового года. Эстония вошла в состав СССР.

      Правда, вскоре выяснилось, что в СССР рыба тоже не запрещена. Более того, новая власть требует от рыбаков увеличивать ее добычу. Но к этому времени Рууди исполнилось уже двадцать восемь лет, он приобрел некоторый жизненный опыт, который и подсказал ему - в каком направлении действовать.

       В декабре 1940 года он вошел в актив созданной в деревне Коонга артели «Красный берег». Одновременно он подал заявление в партию, тем самым, настроив против себя всю свою семью. Отец проклял его, положив ладонь на внушительных размеров окуня. Окунь немедленно взмахнул хвостом и закончил свое земное существование. То есть, ушел под воду.

 

      Проклятье не смутило Рууди. Он выбрал свой путь уже давно, и никто не мог сбить его с этого пути. Он прошел двухнедельные курсы в Шустровске, а затем еще столько же набирался опыта в ближайшей российской деревне Заусеницы, тоже расположенной на берегу Белого озера.

      В феврале он вернулся в Коонга и поселился в доме Яана Тоодо, который эмигрировал в Швецию еще весной позапрошлого года.

 

      Курсы даром не прошли. Рууди по-прежнему ненавидел рыбу, но теперь понял, что добывать ее - это все равно, что гоняться за врагами и уничтожать их. И поэтому, зажав ноздри - начал активную схватку с противником, требуя от артельщиков ударной работы.

Старший брат Рууди, которого звали Йорх - однажды даже выбил активисту передний зуб. И это явилось лучшим доказательством того, что Рууди выбрал в жизни верное направление.

 

      Артель «Красный берег» была первой из созданных в окрестных волостях. Поэтому Рууди Ныу не удивился, что именно к ним в Коонга прибыл журналист из самого Ленинграда. Нет, Рууди бы, конечно, сам  предпочел съездить в Ленинград. Но и присутствие журналиста «Ленинградской искры» в их глухомани тоже обнадеживало. Было приятно сознавать, что в такой огромной России не забыли и об их Богом забытой деревне, которую даже в Эстонии многие путали с одноименным  населенным пунктом неподалеку от Пярну. Главное, чтобы и журналист не спутал.

 

      Надежды на то, что Глеб Рябинин из двух Коонга выберет верное - полностью оправдались. Глеб появился в Коонга под вечер. Соскочил с подводы и направился искать дом Ныу. По ошибке сунулся к отцу Рууди и был встречен полнейшим молчанием.

      - Разве не здесь живет Рууди Ныу? - два раза переспрашивал Глеб.

      Мрачного вида великан, в последствие оказавшийся Йорхом Ныу, глядел на пришельца, не мигая. Ничего не говорил. Даже не шевелился.

      - Извините, что отвлекаю вас, - продолжал вторгаться в частную жизнь Глеб. - Но мне очень важно встретиться с Рууди Ныу. Я приехал из Ленинграда.

      Человек в дверях продолжал стоять без движения.

      Наконец, наступила какая-то определенность. Массивная дверь перед носом Глеба захлопнулась...

 

      Через час Рууди Ныу как мог, объяснил заезжему журналисту, что же все это значит:

      - У меня с братом классовая вражда.

      - Классовая?

      - Да. Он сын кулака.

      - А вы?

      - А я активист.

      - И давно вы активист?

      - С рождения.

      - Давно, - вздохнул Глеб и с тоской посмотрел в сторону российского берега. На этом берегу он чувствовал себя явно лишним.

      - Вы приехали писать о нашей артели? - спросил Рууди, приглашая гостя в дом.

      - В общем, да. Но особенно меня интересует дружба народов.

      - Простите, не понял? - Активист говорил с сильным акцентом, и ему требовалось несколько секунд, чтобы осмыслить слова Глеба.

      - Дружба народов. Интернационал.

      - А-а.... Интернационал! Я что-то о нем слышал.

      Последующие полчаса показали, что взаимоотношения местных жителей с новым соотечественниками пока что не дотягивают до идеальных. Собственно, никаких отношений и не было. Были две-три  встречи. В октябре к пристани пристал катер из Заусениц.На нем были три матроса и офицер. Офицера укусила собака Сийма Пури.

      - И это все? - с некоторым разочарованием спросил Глеб.

      - Почему - все? Две недели назад арестовали Юхана Пури, дальнего родственника Сийма. И все из-за Пятса.

      - Так звали собаку?!

      - Нет, так звали нашего бывшего президента, которого Юхан постоянно хвалил.

      «Пожалуй, для статьи о дружбе народов маловато материала, - с грустью подумал Глеб. - Не выезжая из Ленинграда, я бы написал что-нибудь более убедительное».

      - Все это очень интересно, но хотелось бы более ярких примеров. Историю с укусом, боюсь, оценят не все наши читатели.

      - Я понимаю.

      Рууди глубоко задумался. Ему очень хотелось рассказать что-нибудь особенное, чтобы читатели города Ленинграда поразились. Но, к сожалению, ничего припомнить был не в силах. И вдруг его осенило. Он спросил:

      - А любовь подойдет?

      - В каком смысле?

      - Мелита Либлик  вышла замуж за Ивана Федькина. Он из городских.

      - Федькина?! Так это же замечательно!

      «По крайней мере, Кириллу понравится», - пронеслось в голове Глеба.

      - В таком случае, слушайте, - продолжил довольный Рууди. - Приехал как-то к нам чуть ли не из города Тарту один агроном. А уехал не один....

      Минут десять Глеб записывал в блокнот слова активиста, а напоследок спросил:

      - Интересно, где теперь супруги Федькины живут? В городе, наверно?

      - В городе, - подтвердил Рууди Ныу. - В Хельсинки.

      - Где?!!

      - В Хельсинки.

      - В каком году это было?

      - В тридцать восьмом.

      - Понятно.

      Мелита Либлик и Иван Федькин махнули во вражескую Финляндию. Вот тебе и дружба народов. Чтобы на это сказал Смолкин?

 

Продолжение следует  

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий