Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Противоядие. ХХIII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 441-461). Грузовик притормозил примерно у того места, где Глеба несколько дней назад завели в лес. Из кабины выскочил Соболев. Деловито прошелся взад-вперед. Носком сапога подковырнул кочку. Глеб тоже спрыгнул на землю. Он, вместе с Кузьмой, устроился в кузове. Уговорили-таки взять их с собой.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку», а в  №№ 344-371 третья часть «Линия разрыва». С № №372 по № 396 публиковалась четвёртая часть - «Богемский крест». С № 397 по № 440 публиковалась пятая часть - «Фальшь-бросок». Действие происходило в 1935 году. «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, где я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

Часть шестая

                                                       

                                                          ПРОТИВОЯДИЕ

                                                           /весна 1941 года/

                                                                

 

             23

 

      Грузовик притормозил примерно у того места, где Глеба несколько дней назад завели в лес.

      Из кабины выскочил Соболев. Деловито прошелся взад-вперед. Носком сапога подковырнул кочку.

      Глеб тоже спрыгнул на землю. Он, вместе с Кузьмой, устроился в кузове. Уговорили-таки взять их с собой.

      - Мы еще сюда вернемся, - многообещающе произнес Соболев и, перебросившись несколькими словами с Руслановым, велел  снова лезть в кузов.

      Спустя минуту машина заурчала и нехотя тронулась с места.

      С озера дул порывистый сильный ветер. Словно вязал морские узлы прямо в воздухе.

Кузьма накинул на голову кусок брезента. А Глеб ограничился тем, что поглубже надвинул на голову кепку. Ему хотелось рассмотреть окрестности при свете дня. За каждым кустом могли сейчас находиться бандиты. Но страха он не испытывал. С него достаточно кошмаров той ночи, которую ему будет трудно забыть. Сейчас Глебу было интересно глядеть по сторонам. При дневном свете  даже ветер казался  не таким сильным.

      - Ну, теперь держись! - неожиданно закричал  Кузьма  из-под брезента. И над дорогой разнеслась песня.

      Слуха и голоса у Кузьмы не было вообще. Но не это смутило Глеба. Уж слишком неподходящие были у песни слова. Секретарь партячейки пел белогвардейский романс. Раненый подпоручик . Уходящие в туман юнкера, которым не суждено вернуться. Барышня, которая грустит у окна. Чудеса.

      Глеб не решился спрашивать - в чем дело? Или теперь партийным секретарям положено петь белогвардейские романсы?

      Когда песня закончилась - Кузьма Смирнов сам объяснил, что с ним случилось.

      - Не пугайся. Это я репетирую.

      - Что ты репетируешь? Встречу с сотрудниками НКВД?

      - К семьдесят первой годовщине со дня рождения Ильича мы затеяли спектакль о гражданской войне.

      - И ты играешь в нем белогвардейца? Слишком смелое решение.

      - Нет, я играю нашего разведчика, который притворяется белогвардейцем.

      - Теперь, наконец, понятно. И все-таки, ты пой что-нибудь другое.

      - Что, например? «Интернационал», что ли? Но тогда какой из меня будет разведчик?

      - Зато так безопасней.

      - Я подумаю, - ответил Кузьма и снова закутался в брезент. Оставшееся до Коонга время  он сидел молча.

      На этот раз местные жители встречали гостей иначе. По крайней мере, не делали вид, что их не интересуют приезжие. Человек пять сразу направились к грузовику. Среди них Глеб узнал Сийма Пури.

      - У нас новая беда, - сообщил он.

      - Что случилось? - Соболев сунул руку в карман и выудил из него пистолет.

      Сийм Пури покосился на оружие и попросил его убрать.

      - Иначе мне трудно говорить, - пояснил он.

      - А мне легко слушать. -  Соболев и не думал следовать просьбе какого-то беспартийного эстонца. - Для начала - представьтесь. С кем я говорю?

      Сийм представился. Старший лейтенант выслушал его и сказал:

      - Я нахожусь при исполнении служебных обязанностей на советской территории.

      Сийм обиделся, но спорить не стал.

      - Так какая у вас новая беда? - спросил Соболев.

      - На причале пробили днища всех лодок.

      - Диверсия? - Старший лейтенант  удовлетворенно потер ладонью о ладонь. - В местную милицию уже сообщили?

      - Да. Милиционер уже второй час у меня дома сидит.

      - Что он там делает?

      - Бумагу пишет.

      - Протокол?

      - Да. Может быть.

       - Это мы сейчас узнаем. Ведите нас домой.

      Улучив минуту, Глеб поинтересовался у Сийма здоровьем Рууди Ныу.

      - А, это вы? Живой?..  Рууди уже лучше. Он ранен в ногу.

      - Вот и славно. Но почему вы удивились, что я живой?

      - Вы же ходили на хутор к Антсу-Бессонному?

      - Ходил, но не дошел.

      Сийм посмотрел на Глеба с удивлением.

      - Вы первый из приезжих, кто не дошел до хутора.

      - В тот раз я забыл спросить - а кто-нибудь возвращался?

      Но Соболев прервал этот разговор и велел Сийму Пури показать дорогу к дому.          

      Оказывается, дальше ехать никуда было не надо. Машина стояла напротив его усадьбы, скорее напоминающей блокгауз из «Острова сокровищ».

      Сийм Пури, Соболев и Русланов прошли внутрь. Глеб и Кузьма остались снаружи.  

      Над столом склонился лысоватый человек в милицейской форме. Его потный лоб сверкал на солнечном свете,  падавшим из окна.

      - А я вас ждал только к вечеру, - сказал он, вставая. Затем представился: - Кондратюк.

      Это уже был третий старший лейтенант, который имел отношение к  расследованию. Три старших лейтенанта и один старшина-водитель. Банда, наверное, уже трепетала от страха.

      - Есть основания думать, что в здешних лесах скрывается человек, находящийся в розыске за убийство. - Слова  Соболев произносил четко, как будто зачитывал приказ перед строем.

      - Это еще что.... Кто только здесь не скрывается. - Кондратюк понизил голос.

      - Что вы имеете в виду?

      - Если верить слухам - в лесу полно мертвецов, которые заманивают к себе приезжих.

      - Что за бред? Надеюсь, вы этим слухам не верите?

      - Да как вам сказать...

      - Очнитесь, старший лейтенант! На дворе двадцатый век!

      В это время на дворе заголосил петух. Вряд ли петушиный крик сильно изменился со времен средневековья.

      - Вы не представляете, что здесь творится, - начал оправдываться Кондратюк.

      - Догадываюсь. Вы подпали под влияние людей, проживших под буржуазных гнетом двадцать с лишним лет. Отсюда и буржуазные предрассудки. Запомните раз и навсегда - при социализме мертвецы не заманивают к себе приезжих. Это я заявляю официально.

      Кондратюк спорить не собирался. Его самого не утраивали порядки, существующие в волости. Но изменить их за короткий срок он не мог. Служил он здесь три месяца  и скорее встраивался в действительность, чем пытался исправить.

      Соболев принялся читать протокол. Чем дальше он продвигался, тем больше краснел.

Последние строчки он прочитал тяжело дыша. Щеки его пылали.

 

Продолжение следует  

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий