Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

«Говорили пушки басом...»

Власов«Беседа с генералом Власовым  подействовала на меня весьма ободряюще, - написал Йозеф Геббельс после встречи с бывшим советским генералом-орденоносцем. - Я уже подчёркивал, что Власов мне кажется выдающейся личностью. Его знание большевистской идеологии и практики может оказаться для нас очень ценным...»

Оказалось ли ценным знание Власовым идеологии и практики? Он, конечно, старался. В каком-смысле, ему было даже проще, чем в то время, когда он входил в число видных полководцев Красной Армии.

Две трети высказываний Власова после того, как он фактически поступил на службу фашистской Германии, - это критика большевизма. Выдумывать ему ничего было не надо. Большивизм было за что критиковать, вернее - проклинать. Славословить в адрес русского народа Власов тоже умел. Тем же занимались генерал Краснов и прочие попутчики Гитлера.

Самое сложное было - не замечать преступлений фашизма. Для того чтобы делать вид, что немцы ведут войну только с большевиками, требовалась высшая степень цинизма. Но Власов подходил для своей новой роли почти идеально. «Вера и идеализм, - говорил он, - воодушевляющие нас, служат залогом победоносного  окончания нашей борьбы против большевизма».

В каком-то смысле генерал-предатель действительно был идеалистом. Важно лишь разобраться - какие именно у него были идеалы.

ЧЁРНЫЙ ВОРОН («Псковская губерния»)

Генерал Власов в Пскове вещал о счастливом будущем России, которой немцы «протянули руку помощи»

2 августа 1946 года ТАСС сообщило о том, что накануне, 1 августа, повесили 44-летнего генерала Андрея Власова и одиннадцать его сообщников. В советских оперативных разработках генерал-перебежчик Власов проходил под кличкой «Ворон». Ликвидировать его пытались не раз, но казнили только после войны, когда он попал в плен. А во время войны для ликвидации Андрея Власова было сформировано несколько специальных оперативных групп НКГБ СССР. Предпринимались попытки внедриться в его окружение. Таких попыток было несколько. В район Пскова такая опергруппа тоже была заброшена.

«За построение Новой России без большевиков и капиталистов»Жуков, Власов, Рокоссовский

В апреле-мае 1943 года генерал-лейтенант Андрей Власов в сопровождении членов псковского «Русского комитета» побывал в Дно, Острове, Печорах, Порхове, Гдове, Дедовичах и других местах нынешней Псковской области. В псковский «Русский комитет» (М. Сафонова. Псков под немцами // «ПГ», №27 (549) от 13 июля-19 июля 2011) входили городской глава Пскова Черепенькин (он же начальник отдела пропаганды и директор музея), бывший городской глава Новгорода Пароменский, редактор газеты «За Родину» Хроменко.... Основная задача поездки Власова была - пропагандистская.
Можно сказать и иначе: это была поездка по тыловому району группы армий «Север».

Власов выступал, призывая молодёжь вступать в особую Русскую освободительную армию (РОА). В Дно, например, генерал-перебежчик произнёс часовую речь в кинотеатре.
Собирался Власов наведаться и в пушкинские места. Но партизаны сорвали его поездку в Пушкинские Горы, Михайловское и Тригорское.


Это было время, когда нынешний Октябрьский проспект в Пскове именовался Гитлерштрассе (от нынешней Октябрьской площади до стены Окольного города) и Хауптштрассе, нынешняя улица Свердлова - Берлинерштрассе, нынешняя Советская улица - в Берхрессаденерштрассе...


В Псков Власов прибыл рано утром 30 апреля 1943 года поездом из Берлина.
Молебен на железнодорожном вокзале, принятие парада ост-батальона, приём у генерал-фельдмаршала Буша... На следующий день - визит в Струги Красные (встреча с рабочими лесопильной фабрики и с крестьянами)...


Одной из тех, кому было поручено ликвидировать (отравить) Власова по кличке Ворон, была повар Воронова. Именно с ней он сдался в плен в 1942 году. Среди тех, кто должен был ликвидировать Власова, были как офицеры госбезопасности, так и просто иностранные коммунисты, оказавшиеся в СССР перед войной. Впрочем, сегодня появились публикации о том, что никто его ликвидировать не пытался - якобы потому, что он сам был советским разведчиком. Это самая экзотическая версия тех событий. Будто бы Власов действовал по заданию то ли Разведуправления Генштаба РККА, то ли по заданию внешней разведки НКВД. И по этой причине никакой казни в августе 1946 года не было, а была лишь её имитация. Сам же Власов, якобы, прожил долгую жизнь под чужой фамилией. Существует и другая версия: Власова всё же повесили, но это было следствием конфликта МГБ и НКВД. Никаких серьёзных доказательств этому нет, зато есть тяга к оригинальности.


ВласовНа вопрос о том, сколько стоит предательство, точно ответить непросто. Но зато легко ответить на вопрос, во сколько оценили немцы пленного советского генерала Власова: в стоимость коровы, 10 пачек махорки, двух бутылок тминной водки и почётной грамоты. Именно столько получил церковный староста старообрядческого села от командования 18-й немецкой армии за выдачу Власова, который вначале представился учителем, но быстро был опознан по фотографии.


Староста, наверное, потом попивал молоко и вспоминал добрым словом Власова. Того самого Власова, который в первый год войны с фашистами не раз проявлял полководческие таланты (некоторые историки пишут, что будто бы Сталин едва не подписал представление Власова на Героя Советского Союза). Спустя год человек, которого считали «любимцем Сталина», написал призыв, распечатанный в десятках тысяч экземплярах. Власов призывал «на борьбу против Сталина и его клики, за построение Новой России без большевиков и капиталистов». 


А ведь совсем недавно, как нас уверяют мемуаристы, на фронте красноармейцы пели: «Говорили пушки басом, // Гром военный грохотал, // Генерал товарищ Власов // Немцу перцу задавал!»


Но потом красный перец закончился.


Итак, звание Героя Советского Союза Андрей Власов не получил, но зато удостоился ордена Ленина (№ 770). Гиммлер позднее рассказывал, что Власов этот орден подарил бригадефюреру Фегеляйну, а тот в свою очередь, во время вручения Гитлером Рыцарского Железного креста с дубовыми листьями, в ответ вручил Гитлеру власовский орден Ленина.


Так Гитлер стал обладателем ордена Ленина. Но ненадолго. По словам Гиммлера, Гитлер поместил советский орден в серебряную оправу и вернул бригадефюреру.


Самое известное событие, связанное с власовцами, в Пскове произошло 22 июня 1943 года. Самого Власова не было, но парад РОА, приуроченный ко дню начала войны с СССР, проходил по центральным улицам Пскова - от Троицкого собора  (во многих источниках пишут, что это был единственный парад РОА на оккупированной территории СССР).


В параде под российским триколором участвовала Гвардейская бригада РОА. Сохранились кадры немецкой кинохроники. Улицы Пскова, несмотря на будний день - вторник, полны народу, словно на первомайской демонстрации. Десятки людей глазеют на парад, сидя на крышах многоэтажных домов.

«Ввиду совершенно бесстыдных заявлений генерала Власова»Власов

За несколько дней до 22 июня 1943 года начальник штаба базировавшегося под Псковом в Стремутке Гвардейского батальона РОА полковник Кромиади объявил по псковскому радио, что в годовщину начала во­йны состоится парад РОА, после чего впервые прозвучал по радио марш РОА - «Мы идём широкими полями...». «Мы идём широкими полями // На восходе утренних лучей. // Мы идём на бой с большевиками // За свободу Родины своей». Это была премьера песни (формальное авторство которой принадлежало М. Давыдову (музыка) и А. Флоровуон же Анатолий Флауме (слова). Музыка напоминала сразу несколько советских песен, включая «Песню защитников Москвы» и «Песню о Родине». Песню «Мы идём широкими полями...» исполняют в России до сих пор. «Марш вперёд, железными рядами // В бой за Родину, за наш народ! // Только вера двигает горами, // Только смелость города берёт!» Правда, у власовцев была другая задача. Города брали (а потом сдавали) немцыа РОА, в основном, существовала для пропаганды. 


К тому времени Власов в Германии уже попал в опалу. И в триумфальные туры по захваченным фашистами территориям его больше не отпускали. Предпочитали держать при себе. Однако РОА по-прежнему немцами преподносилась как некая важная сила в деле «освобождения России».


Чтобы понять, какие аргументы выдвигали пропагандисты, не обязательно читать документы военных лет. Достаточно прочитать заявление Синода РПЦЗ (Русской православной церкви заграницей). В нём говорится: «В Русском Зарубежье, частью которого стали и уцелевшие участники РОА, генерал А.А. Власов был и остаётся своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения исторической России. Возможно ли было в условиях, в которых пришлось действовать генералу А.А. Власову и «власовцам», поступать иначе?»


Это высказывание в духе Йозефа Геббельса, встретившегося с Власовым 1 марта 1945 года и записавшего в дневнике: «Генерал Власов в высшей степени интеллигентный и энергичный русский военачальник; он произвёл на меня очень глубокое впечатление».

На Генриха Гиммлера Власов тоже произвёл «глубокое впечатление», но только совсем другого рода. Гиммлер Власова презирал, хотя и с оговорками: «Я бы не имел ничего против, если бы генерала Власова, как и любого славянского субъекта в генеральской форме, приняли к нам на службу, чтобы использовать в пропаганде против русских. Против этого я бы не возражал. Вот и славно!» Однако выяснилось, что генерал Власов на своих пропагандистских гастролях по оккупированной фашистами территории позволил себе несогласованные с германским командованием высказывания. И это нацистов не устраивало.


Власов побывал в Псково-Печерском монастыре, а в Пскове он выступил в здании Псковского драмтеатра с громкой речью. Настолько громкой, что на неё отреагировал начальник штаба Верховного главнокомандования вооружёнными силами Третьего Рейха генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель. В приказе говорилось, что «ввиду совершенно бесстыдных заявлений генерала Власова, сделанных им в поездке по группе армий „Центр"... без ведома фюрера... приказано ... вернуть генерала Власова в лагерь для военнопленных, из которого не выпускать ни по какому случаю. Если же генерал Власов вновь будет выступать публично, его надлежит передать в руки Тайной государственной полиции для обезвреживания». 


Таким образом, Власов договорился до домашнего ареста. Это произошло 10 мая - после его возвращения из Пскова в Берлин.


ВласовГиммлер написал: «Господин Власов начал выка­зывать чрезмерную гордость, присущую русским и славянам». Подобные вещи были в порядке вещей. Непростые отношения у немецкого командования были и со Степаном Бандерой, ещё одним противником большевиков. Но всё же Власов оказался более сговорчивым. Образцовый коллаборационист. Он умел изображать независимость, но с гитлеровцами не порывал до последнего.


А ведь поездка в Псков начиналась для Власова неплохо.

«Генерал Власов высказал свою радость по поводу посещения Пскова»

У Георгия Владимова в книге «Генерал и его армия» сказано: «В апреле - была поездка в Ригу, во Псков, посещение Печерского монастыря, игумен ему кланялся до земли, в театре две тысячи устроили овацию. В штабе немецкой 18-ой армии сказал, что надеется уже в недалеком будущем принимать немцев как гостей в Москве...»
Две тысячи человек в псковский театр никак не влезут. Но зал был действительно переполнен. Собралось около восьмисот человек.


Владимов пользовался воспоминаниями ротмистра Эдуарда фон Деллингсхаузена, сопровождавшего Власова в той поездке. «Генерал Власов проявил большой интерес, - вспоминал фон Деллингсхаузен визит в Псково-Печерский монастырь, - особенно к истории монастыря, к собранию старинных икон, облачений и церковной древней утвари, к жизни и работе монахов. После осмотра навестили настоятеля монастыря. Старик-монах спросил генерала, как ему всё понравилось, и не слыхал ли он про такого русского генерала Власова, который призывает русский народ к борьбе с большевизмом. Вдруг монах, пристально взглянув на генерала, спросил: "Да не вы ли тот генерал Власов?". Когда Власов в этом признался, настоятель встал, сделал ему земной поклон, благословил его на святое дело, перекрестил его и подарил ему икону. Потом Власов расписался в книге для почётных посетителей, и мы отправились дальше. Это сочувствие настоятеля монастыря произвело на Власова сильное впечатление».


Итак, основная встреча с псковичами состоялась у Власова на Большой сцене - в нынешнем псковском драмтеатре. Культурная жизнь во время оккупации Пскова немцами была своеобразная. Например, 14 мая 1942 года в 11.00 в псковском театре открыли выставку «А. Гитлер и его творчество». Хор исполнил русские народные песни.
Через год в театре выступил генерал Власов. На заднике сцены - большой портрет Гитлера. Неизбежные русские народные песни. Цветы генералу. Приветственная речь от имени псковичей. Её произнесла псковская эстонка Хильда Алева: «Господин генерал, разрешите передать вам от имени жителей Пскова этот весенний привет, выражающий готовность бороться под вашим руководством за возрождение Родины». «Таких красивых псковитянок я ещё не видел», - ответил Власов.


Подробнее об этом - в очерке «Псковские "гастроли" генерала Власова» (Г. Бакусов Псковские "гастроли" генерала Власова // Псковские сезоны: Провинциальный театр в 20 веке. Псков, 1999).


Псковичи преподнесли генералу Власову копию картины Васнецова «Богатыри». Речь от имени псковских рабочих произнёс Иван Боженко (хотя ни псковичём, ни рабочим не был). Из деревни Молгово Амосовской волости специально для встречи со «знаменосцем  русского освободительного движения» привезли даже 112-летнего крестьянина Усова.


Псковская речь Власова была посвящена не только будущей «свободной России», но и недавнему прошлому. Власов не ограничился выслушиванием похвал в свой адрес и занялся самовосхвалением. «Я был заместителем Тимошенко, и лично со мной был знаком сам Сталин, - сказал он. - Он знает меня как крепкого, волевого человека. В тяжёлую минуту я лежал больной с сорокоградусной температурой, но я всё же встал и присоединился к моим солдатам и защищал, как мне было приказано,  нашу столицу - Москву. Это сделало меня известным человеком. Обо мне писали в газетах, всюду помещали мои портреты, меня показывали в кино. И всё же я ненавидел большевизм...»
Народ больше интересовало - что дальше? Какой он видит Новую Россию?


«Мы хотим создать Россию, в которой не будет произвола, в которой каждому  будет гарантирована полная свобода, -
объяснял Власов. - Не к возврату в прошлое я зову свой народ. Нет! Я зову его к светлому будущему... Я зову его на путь борьбы и единения с народами Европы и, в первую очередь, на путь сотрудничества и вечной дружбы с великим немецким народом...». Это был 1943 год. Кто такие немецкие фашисты - было давно понятно. Заживо сжигались люди (в том же 1943 году - в ноябре - фашисты сожгут вместе с жителями псковскую деревню Красуху). Только в соседней Белоруссии из общего количества 5295 деревень 3 % уничтожено в 1941 году, 16 % - в 1942 году... Русских деревень вместе с жителями тоже было уничтожено к тому времени множество. 22 мая 1942 года немцы сожгли смоленскую деревню Кишкиницы (Смоленск Власову тоже был хорошо знаком - там в декабре 1942 года Власов подписал Смоленскую декларацию). Из 75 человек жителей деревни Кишкиницы спаслись только двое... А в это время коллаборационистские газеты с восторгом писали о Власове: «Он русский душой и телом! Человек, переполненный глубочайшей любовью к своей родине и готовый пожертвовать всем ради неё». Власов и в Смоленске, и в Пскове вещал о счастливом будущем России, которой немцы «протянули руку помощи».


Перед отъездом из Пскова Андрей Власов провёл пресс-конференцию и дал часовое интервью корреспонденту газеты» «За Родину» Игорю Свободину

«Сильное солдатское пожатие, - написал восторженный Свободин о встрече с Власовым. - С первых же слов я почувствовал к нему горячую симпатию и сильное доверие. Генерал Власов высказал свою радость по поводу посещения Пскова и заявил, что его поездка в освобождённые области тесно связана с русским освободительным движением».
Так называемое интервью с Власовым Свободин опубликовал в газете «За Родину» и в рижском журнале «Новый Путь» (№ 10 (30) 1943 год). Правильнее назвать текст не интервью, а пересказом. Ничего интересного в нём нет. Обычная пропаганда, почти не отличающаяся от того, что публиковали в то время немецкие газеты. Власов говорит про «мировое иудейство», про «помощь германского народа», делает экскурсы в историю...
Некоторые пассажи словно бы взяты из газеты «Правда» 1940 года, когда СССР и Германия считались союзниками. (А. Семёнов. Запутанный путь к победе // «ПГ»). Например, такой: «Союз двух великих народов только на пользу им обоим. От ссоры с ними выиграет  третий, а этим третьим является Англия и Америка, защищающая позиции старого плутократического мира».

«Обладая сильным басом, громче всех пел» 

Интересны взаимоотношения Власова и представителей православной церкви. «А. А. Власов был очень религиозен, - писал ротмистр Деллингсхаузен. - Он часто говорил, что с большим удовольствием ходил бы в церковь, да что скажет народ на той стороне, как он на это посмотрит. А. А. все сделал, чтобы увеличить влияние Церкви в Русском освободительном движении. Благодаря его личной инициативе и по его приказам, православное духовенство имело широкий доступ ко всем русским частям...»


Этот же ротмистр оставил воспоминания о том, какой у Власова был певческий голос. На обеде, устроенном в честь Власова во время объезда Северного фронта, немецкий комендант предложил прочесть молитву. Один из священников предложил спеть «Христос Воскресе»... «А. А., обладая сильным басом, громче всех пел, - рассказывал  Деллингсхаузен, - что немало поразило присутствовавших немцев и русских. Однажды А. А. был на крестинах крестным отцом. Держа младенца на руках, он пел всю службу, чем поразил священника и маленькое общество присутствовавших». Подробнее об этом - в статье доктора исторических наук Шкаровского «Русская Православная Церковь и власовское движение (комментарий в свете веры)». (М. В. Шкаровский, Вестник церковной истории. М.: ЦНЦ «Православная Энциклопедия», 2006, № 4).


В Пскове во время выступления генерал сказал: «Нет ничего прекраснее обрядов Православной Церкви. За две тысячи лет Христианство сделало так много хорошего для нашего многострадального отечества». 1 мая 1943 г. Власов прислал в Управление созданной Псковской православной духовной миссии приглашение прийти к нему для беседы и ознакомления. Через несколько часов его посетили протопресвитер Кирилл Зайц, протоиерей Николай Жунда, священник Георгий Бенигсен и Николай Сабуров.

Протопресвитер Кирилл Зайц позднее расскажет, о чём шёл разговор. Генерал Власов просил, чтобы Псковская миссия «посодействовала великому начинанию на благо России. В частности, он просил обращать особое внимание на русскую молодежь, подразумевая под этим словом не только учащуюся молодежь, но особенно молодых людей зрелого возраста, убеждая их вступать в ряды РОА».


Власов в Пскове выразил надежду, что «Миссия даст указания священникам приходов устраивать собрания крестьян и какие дать им пояснения, как относиться к возможным выступлениям со стороны враждебно настроенных лиц... На вопрос... - знаком ли он с нашим митрополитом Сергием? - он ответил, что знаком и виделся с ним в Риге, и что митрополит... даёт своё благословение и предписание Миссии в г. Пскове оказывать ему - Власову, содействие и моральную помощь, о чём он и сам просит».  Представители Псковской миссии согласились «поддержать начинание».


Когда Власов зашёл в келью игумена Псково-Печерского монастыря Павла (Горшкова), тот вручил генералу иконку. «Власов мне говорил, что хочет создать свободную Россию, без большевиков, - на допросе 23 декабря 1944 года рассказал о той встрече игумен. - И я как враг большевиков благословил его на этот поход».


Через некоторое время монастырь посетили сразу 150 представителей РОА. Игумен Псково-Печерского монастыря благословил их: «Благословляю Вас на борьбу с большевиками и желаю Вам победы для блага Родины» и раздал всем солдатам РОА по листку со своим стихотворением о Псково-Печерском монастыре.


Поначалу, когда советские войска освободили Печоры, настоятеля монастыря никто допрашивать, вроде бы, не собирался. Более того, после освобождения Печор отца Павла включили в комиссию по расследованию преступлений оккупантов на Псковщине. Но потом арестовали. 7 февраля 1945 года игумена Павла (Горшкова) приговорили к 15 годам лишения свободы (он умер в 1950 году). В 1997 году Павла (Горшкова) реабилитировали, потому что «были грубо нарушены принцип презумпции невиновности, предусмотренные законом права обвиняемых и подсудимых, а также действующие в то время нормы уголовного процесса».

Власовцы«Мы - семена будущего освобождения России»

На встрече с клиром Стругокрасненского района Власов заявил о необходимости создания института полковых священников в РОА. Но не всё выходило гладко. Судя по меморандуму «Религиозное обслуживание власовских воинских частей», сделанном митрополитом Сергием, не все контакты Власова со священниками митрополита устраивали (из-за противоречий среди священников).


Позднее вышло несколько книг о Власове, написанных православными священниками. «Киселёв Александр, протопресвитер. Облик генерала А.А. Власова», «Записки военного священника Константинов Димитрий»... В них генерал-предатель предстаёт безупречным рыцарем.


Четвёртая глава книги протоиерея Александра Киселёва заканчивается так: «Поднимая бокал, Андрей Андреевич сказал приблизительно следующее: «На границе Рейха стоит Советская Армия... даже наше физическое поражение не есть уничтожение духовное... мы делаем историческое дело, мы - семена будущего освобождения России» (эти слова записал очевидец -  начальник канцелярии власовского генерал-майора Фёдора Трухина майор Шейко)... «Таков духовный облик русского национального героя, патриота и православного христианина генерал-лейтенанта Андрея Андреевича Власова», - высокопарно пишет протоиерей Александр Киселёв.


Поклонники Власова любят цитировать немецкого теолога Дитриха Бонхёффера - участника немецкого Движения Сопротивления, казнённого нацистами. Бонхёффер говорил, что в известных обстоятельствах измена является патриотизмом, а патриотизм - изменой.


Обстоятельства, приведшие боевого генерала в стан врага, действительно известны. Власов - представитель той части человечества, которая умеет подстраиваться под любую власть. Фашистом он не был. Он скорее был гитлеровский попутчик. Власов и так называемые власовцы шли в услужение к Гитлеру-победителю. Гитлер, терпящий поражение за поражением их не устраивал. Надо было снова срочно менять окрас.
Власов был непревзойдённым мастером приспособленчества.


Кем он был в действительности? Большевик? Борец с большевизмом? Русский патриот? Изменник? Он был тем, кем ему было выгодно в определённый момент. В Красной Армии он был с 1919 года, воевал с Врангелем и Махно.


В начале войны СССР с гитлеровской Германии Власов вместе с полудюжиной советских генералов олицетворял советское командование. Это был красноармейский иконостас, переходивший из одной первой полосы советской газеты на другую первую полосу другой газеты. Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Леонид Говоров, Андрей Власов... Но обстоятельства изменились. Он попал в плен, и умирать не захотел.
Просто роль гитлеровского прислужника его не устраивала. Он почувствовал, что может достигнуть большего - прийти к власти как освободитель России от большевизма.  Здесь он переоценил свои силы и недооценил тех, кого вызвался «освобождать».

«Война была наказанием нашему народу за безбожие»

Протоиерей Димитрий Константинов в «Записках военного священника» написал: «Гитлер предпочитал погибнуть, но не дать генералу Власову развернуть свою потенциально огромную армию». Это один из мифов, сформированных летописцами власовского движения. Андрей Власов предстаёт в этих «летописях» как борец за «русскую идею», вышедший из-под гитлеровского контроля.Господи, ниспошли


В каком-то смысле книга «Записки военного священника» - образец оправдания предательства. Одно введение под названием «О Сократе и об измене Родине» чего стоит. Автор для убедительности привлёк самого Сократа. Один из главных аргументов, якобы оправдывающих власовцев, по мнению протоиерея такой: «Они вооружились не для того, чтобы поддерживать Германию или сражаться с демократическими странами (этого в своей массе они не желали), а для того чтобы поднять знамя  гражданской войны в России за освобождение её от тоталитарно-коммунистического ига...»


Но одного Сократа для оправдания власовцев оказалось мало. Димитрий Константинов взял в союзники Ребекку Вест и её книгу «Смысл измены». В ней высказана такая мысль: «Гражданин обязан верностью только той стране, которая обеспечивает ему защиту и, что, следовательно, гражданин не может совершить измены, если законы его страны её не обеспечивают». По этой логике Власов - никакой не изменник. Родина, присяга и тому подобное в этой системе ценностей оказываются лишними. Дал слово - взял слово.
Но  для полной убедительности предателям, которые себя очень ценят и любят, необходимы и дополнительные аргументы. Спасение собственной шкуры аргумент весомый, но недостаточный. И тогда возникают «борьба с тиранией», «строительство Новой России» и прочее.


Важнейшую роль играли религиозные аргументы.  Когда власовцам говорили, что они пошли против собственного народа, они возражали. Противостояние с Советским Союзом преподносилось как война христиан с безбожниками. А безбожники - якобы не совсем люди. Их не так жалко. «Мы стоим на позиции духовной, моральной и политической правоты Власовского движения», - писал после войны Димитрий Константинов. Похожий аргумент-перевёртыш использовал не так давно митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, когда говорил: «В первые месяцы войны практически более 60% Красной армии, то есть молодых бойцов, которые были рождены уже в безбожное время, большинство из них не были крещёные, они были убиты... Это была жертва, которая была принесена за безбожие».


Если почитать рассуждения православных священников, окормлявших власовскую армию, то там тоже будет тот же аргумент. Митрополит Белгородский и Старооскольский ничего не выдумал. Подобные мысли выражались многократно - письменно и устно, много лет назад и в наше время. Вспомнить хотя бы протоиерея Всеволода Чаплина, некогда заявившего: «Убеждён, что война была наказанием нашему народу за безбожие, и после войны он начал одумываться. За любое безбожие любого народа всегда Господь будет наказывать. А если наказания нет, значит, народ уже потерял Божью любовь и в кратчайшие сроки сам себя уничтожит». Это ведь то же объяснение, что у митрополита.
Но у митрополита Иоанна было ещё и продолжение: «... войну выиграли крещёные люди, те, кто призваны были для того, чтобы духовно победить вот эту машину». Дескать, нехристи проигрывали, а крещёные выигрывали. Надо полагать, он имел в виду то, что в середине войны Сталин решил восстановить патриаршество.(А. Семёнов. Камень вместо хлеба // «ПГ», ).


Похожим аргументом власовцы, казалось бы, воспользоваться не могли. СССР и союзники победили, а Германия и РОА были разгромлены. Но нет, проигравшими оставшиеся в живых власовцы себя не считали. «Освободительное Движение сознательно шло на свою Голгофу, зная, что его усилия не пропадут в истории, - писал протоиерей Димитрий Константинов. - Последнее подтверждается уже в наше время. Шли на Голгофу под ложным чёрным клеймом предателей и фашистов...» Это их последний аргумент: дескать, физически проиграли, но вышли из пекла духовными победителями. Заложили основы будущей России (отчасти так оно и есть, и это печальный вывод). Автор «Записок военного священника» убеждал: «В Дабендорфе (там, где была Школа пропагандистов РОА - Авт.) всячески изживался советский дух ненависти, недоверия и так называемой бдительности и не было никакого поощрения мстителям, карьеристам и доносчикам... Во власовском центре создавался дух правдивости, честности и справедливости».  


Бывший советский генерал Власов в своих проповедях-агитках не раз возвращался к теме больших и неизбежных жертв, которые должны были принести на алтарь победы.
«Создание Новой России потребует больших жертв, - говорил он, - но будущее нашего народа оправдает их». Что ж, в этом Власов не обманул. Жертвы были огромны как никогда. Наследников он тоже оставил. Сегодня они предпочитают надевать антифашистские маски - по примеру тех власовцев, которые в конце войны, понимая, что война проиграна, прикидывались идейными борцами с Гитлером и делали вид, что преступления немцев им были неведомы.

***

На фотографиях того самого псковского парада 22 июня 1943 года запечатлены несколько любопытных фигур. В частности, генерал-лейтенант РОА  Жиленков и полковник Баерский - офицер связи РОА при штабе 16-й армии Вермахта. За полгода до парада оба успели три недели посидеть под арестом - за невыполнение приказа. Но потом были прощены. Именно Георгий Жиленков (до войны бригадный комиссар РККАиз Берлина был командирован под Псков - в Стремутку, где формировал Гвардей­ский ударный батальон РОА. Планировалось, что батальон будет заниматься диверсиями в советском тылу. Но позднее планы немецкого командования изменились, и Жиленкова отзовут из Пскова обратно в Германию. В декабре 1944 года он встретится со Степаном Бандерой для обсуждения объединения усилий. Но общий язык между Бандерой и Жиленковым найден не будет. Бандеру не устроит «национальный вопрос».


Одна из статей о генерале Власове заканчивается словами: «Простите нас, Андрей Андреевич!». Андрей Андреевич - это Власов. Нет, нам не за что просить у него прощения, как и у генерала Жиленкова и других власовцев. Они должны были знать, чем заканчиваются союзы с дьяволом.

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий