Испанская гроза

Испанские импрессионистыСантьяго Русиньоль, Мариан Пиделасерра, Мариано Фортуни, Игнасио Сулоага... Если сказать, что это игроки одной из футбольных команд испанской Сегунда Дивисьон (второго по силе дивизиона после Ла Лиги), то большинство в это поверит. Хотя это имена испанских импрессионистов.

Испанских импрессионистов, в отличие от французских, в России мало знают. Во всяком случае, до осени 2019 года широкая просвещённая публика о них понятия не имела (а непросвещённая тем более). До тех пор, пока в московском Музее русского импрессионизма не открылась выставка «Импрессионизм и испанское искусство» (она закроется 26 января 2020 года).

Выставка, быстро превратившаяся в модную, проходит в здании-цилиндре, где когда-то располагался склад муки и сахара кондитерской фабрики «Большевик», а теперь можно увидеть работы Валентина Серова, Константина Коровина, Бориса Кустодиева, Петра Кончаловского, Николая Клодта, Давида Бурлюка и многих других.

А теперь вот впервые в России в одном месте можно увидеть работы восемнадцати испанских художников, живших на рубеже XIX-XX веков. Они привезены из частных коллекций, ведущих музеев Испании и из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина.Испанские импрессионисты

Название выставки осторожное: «Импрессионизм и испанское искусство». Импрессионизм - отдельно, а испанское искусство - отдельно. Не всякая картина, представленная на выставке, имеет прямое отношение к импрессионизму.  Но переклички очевидны. К тому же, Испания и Франция находятся по соседству. Французская тема  присутствует и в самих картинах. Мы видим, например, Эрика Сати, играющего на фисгармонии. Или Пьера Огюста Ренуара в старости.

 Но спутать испанских импрессионистов с французскими трудно. На выставке приведена цитата из Александра Бенуа: «Это настоящая Испания, в которой ещё жива кровь мавров и героев Кальдерона».

Это было противопоставление «салонному искусству» французов и отдельных испанцев, работающих «под французов». Многие испанские художники подолгу жили на Монмартре и были знакомы с Гогеном,Тулуз-Лотреком, Дега... У некоторых испанских и французских художников была общая судьба (участие в знаменитом Салоне отверженных 1873 года).

Однако уже упомянутый Игнасио Сулоага не только жил в Париже и Риме, но и был тореро в Севилье. Художник-тореро. По меньшей мере, своеобразно.

Значительная часть представленных в музее русского импрессионизма испанских работ не столь воздушны, как привычные нам французские. Или как русские, развешанные на соседних этажах. Видимо, Бенуа как раз это и имел в виду, когда упоминал мавров. К маврам следует добавить цыган (циклу «Цыгане» много времени уделил каталонский художник Исидре Нонель -график, карикатурист и дизайнер, один из крупнейших представителей каталонского постмодерна начала ХХ столетия). Его работы - одни из самых запоминающихся на московской выставке. Их трудно совместить с работами, скажем, Фортуни (на что обращал внимание Бенуа). У Нонеля нет привычной лёгкой романтики, зато полно мрачных красок. Исидре Нонель часто бывает суров.

В музее в постоянной экспозиции русских импрессионистов у некоторых картин есть специфическое дополнение - запах. Посетители имеют возможность не просто посмотреть на картину, но и понюхать её (запахи хранятся в специальных сосудах).  Вы, при желании, вдыхаете запахи осеннего леса, старого пруда... Если бы подобные сосуды имелись на выставке испанских импрессионистов, то это тоже должно было бы быть нечто «тяжёлое», терпкое. Хотя и привычная импрессионистская размытость во многих работах тоже есть.

В ХХI веке понятие «импрессионизм» - очевидно коммерческое. Оно привлекает посетителей. В XIX веке всё было иначе - особенно в Испании и России. Так что трудно представить, что выставка с названием «Импрессионизм и испанское искусство» могла благополучно открыться в конце позапрошлого века. Для публики импрессионизм по-прежнему был непривычен, если не сказать - порочен. К художникам этого направления многие относились как к неудачникам, так и не научившимся рисовать. Развращённость, безответственность... Всё это видели в картинах импрессионистов те, кто считал себя поборниками «подлинной традиционной живописи».

Испанские импрессонистыВ России одним из яростных противников импрессионизма стал небезызвестный Владимир (Вальдемар) Грингмут (один из главных идеологов черносотенного движения в царской России, основатель Русской монархической партии, главный редактор газеты «Московские ведомости»). В 1893 году Грингмут опубликовал статью «Гроза, надвигающаяся на русское искусство». Он писал: «Для импрессионизма все предметы, явления, существа имеют лишь внешнюю оболочку, без всякого внутреннего содержания...» Короче говоря, формализм. И здесь его высказывания почти совпадали с высказываниями далёких от черносотенцев Льва Толстого, Владимира Стасова или Валентина Плеханова. Грингуту в полотнах мерещился социализм, а социал-демократу Плеханову вообще непонятно что. В любом случае, он их пугал.

Схожим образом к импрессионизму относились и в СССР до шестидесятых годов. Это касалось даже знаменитых французов, не то что испанцев. Импрессионизм сравнивали с субъ­ективным идеализмом. Хотя даже советские реалисты постепенно осваивали эту технику.Испанский импрессонизм

Но теперь импрессионизм  стал чем-то привычным. Мало кого смогут испугать работы испанских импрессионистов столетней давности. Портреты, пейзажи... Живопись, литография... Хоакин Соролья, Рамон Казас, Аурелиано де Беруэте-и-Морет, Дарио де Регойоа, Пере Изерн, Жоаким Мир, Рикард Каналс, Пере Видал де Соларес ... Российским любителям живописи ещё долго придётся привыкать к такими именам.

Испанская гроза освежает.

 

Куратор проекта *- Франсеск Фонбона, историк искусства, куратор выставок и специалист по каталонскому модернизму При участии фонда культуры Aurea Cultura i Art и поддержке Посольства Испании в России.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий