«Это вам не Новгород»

ВовинВо время ноябрьской презентации книги «Городская коммуна средневекового Пскова: XIV - начало XVI веков» её автор Алексей Вовин назвал имя своего научного руководителя: Михаил Маркович Кром. Презентация проходила на территории Псковского крома - в доме причта. Было бы ещё более эффектно, если бы сам Кром появился перед читателями. Но было достаточно и одного Крома - за окном.

«То, что рассказывается в этой книге, происходило в непосредственной близости или непосредственно здесь», - рассказывал Алексей Вовин собравшимся в актовом зале на втором этаже. Людей на презентацию пришло довольно много. Книг, привезённых из Петербурга, хватило не всем.

Повышенный интерес, по-видимому, был связан с тем, что подобных книг  о Пскове не издавалось давно.

Старший научный сотрудник АНО «Псковский археологический центр» Сергей Салмин (временами советчик Алексея Вовина, а временами - оппонент) в конце презентации сказал: «Я счастлив, что есть такая книга. Это очень важный толчок для возникновения дискуссии». По словам Салмина, «на каком-то этапе наши великие предшественники сговорились между собой». В том смысле, что было достигнуто некое статус-кво. Оформилась приблизительная картина того, как управлялся средневековый Псков. Многих это более-менее устраивало. До тех пор, пока этой темой всерьёз не заинтересовался петербургский учёный Алексей Вовин. Это было десять лет назад.

«У меня много претензий, - продолжил свое выступление «с места» Сергей Салмин, обсуждая новую книгу. - Но они не касаются главного вывода».

Выводов в книге несколько. Один из них для тех, кто интересовался средневековым Псковом, совсем не нов. Во всяком случае, когда я вместе с Сергеем Салминым учился на историческом факультете, мы это подробно обсуждали. Издатели этот вывод даже первоначально хотели оформить в форме надписи на книжной закладке, прилагаемой к книге Алексея Вовина (потом от этой идеи отказались). Вывод точен и лаконичен: «Это вам не Новгород». Я в шутку предложил заменить огромную надпись на берегу реки Великой возле стен Псковского кремля (крома) «Россия начинается  здесь» на надпись «Это вам не Новгород».

С этого противопоставления начал свою презентацию и Алексей Вовин: «Часто говорят «Новгород» и через запятую - «Псков». Будто бы Псков во всём повторял особенности новгородского развития. Эта идея уже давно ставилась под сомнение. Она ни на чём не основана, но стала устойчивым историографическим стереотипом».

Нет, кое в чём Псков развивался в том же направлении, что и Новгород. Однако в итоге порядки здесь были установлены иные. «В Пскове не оформилось крупного боярского землевладения и, следовательно, боярской элиты», - пояснил Алексей Вовин. То же самое нам говорили много лет назад на лекциях и семинарах в институте, а потом уже мы сами рассказывали об этом своим ученикам. И как следствие такого развития - различная роль вече. В Пскове оно было более демократично. Давление элиты было не так значительно.

Алексей Вовин поставил перед собой задачу внимательно изучить: как менялось псковское общество в XIV -  начале XVI века, и как формировалась псковская элита.

Источников по этому периоду мало. «Историкам очень хочется иметь микроскоп, но его нет, и они его придумывают», - объяснил автор «Городской коммуны средневекового Пскова...» типичный подход к историческим проблемам.

Подобный подход опасен тем, что есть искушение подогнать «факты» под заранее известный ответ. Ведь каждый нормальный учёный хочет не только следовать проторёнными тропами, но открывать что-то оригинальное. Бывает, что в погоне за такой «оригинальностью» делаются поспешные выводы. Недобросовестных историков (или скорее «псевдоисториков») становится всё больше. Придумывается не только микроскоп, но и то, что «под стеклом».

Алексей Вовин в своих выводах осторожен и не категоричен. Он всё время подчёркивал, что не гонится за оригинальностью. И книга его - именно историческая, научная. Без сенсационных выводов, но с весомыми аргументами. Она посвящена тому, как Псков «из медвежьего угла становился форпостом».

Вовин в своей книге сравнивает не только Новгород с Псковом, но и Псков с европейскими городами. Собственно, это ясно из самого названия книги. Уникальность социально-политического устройства Пскова в том, что этот город (государство) не был похож на другие русские города-государства, но напоминал города-государства Западной Европы. Автор сравнивает развитие Пскова в XIV-XV веков и коммуны Западной и Центральной Европы в конце XI - XII веков. Вот здесь, пожалуй, Алексей Вовин проделывает очень важный путь, который до него был почти не изведан.

Разумеется, на сходство социально-политического устройства обращали внимание и раньше. Более того, сравнивали не только Псков, но и тот же Новгород. Не зря же Павел Лукин работает над монографией «Новгород и Венеция. Сравнительно-исторические очерки политической культуры древнерусской республики».  Но важно было «копать  вглубь», не ограничиваясь поверхностными сравнениями.

Проблема в том, что на Руси не сохранилось городских архивов. Так что у историков нет возможности познакомиться с вечевыми протоколами (даже если предположить, что они составлялись). Существует «проблема нехватки документальных источников при относительном изобилии нарративных и, соответственно, проблема соотнесения данных одних с данными других». С европейскими данными, напротив, почти всё понятно.

Алексей Вовин обращается, например, к итальянским городам - Венеции, Милану... Он проводит сравнительный анализ источников по ранним итальянским коммунам и Пскову XIV-XV веков. Ещё до выхода книги выходили его научные статьи на эту же тему. Он склонялся к выводу, что процессы, происходившие в социальных и политических структурах Пскова в XIV-XV веков, соответствовали «тем трансформациям, которые переживали города Западной и Центральной Европы в период XI-XIII вв., а сам Псков вполне вписывается в сложившиеся в историографии представления о средневековой городской коммуне...»

Алексей Вовин обратил пристальное внимание на «ранние» («первые) коммуны (il primo commune). В итальянской историографии il primo commune используется, как правило, применительно к южнофранцузским и североитальянским городам.

В итальянских городах  появилась подеста (podesta) - «новый тип городского магистрата, представляющий собой правителя, приглашенного из другого города и лишенного таким образом локальных политических симпатий, которые нередко проявлялись у консулов предшествующего периода. Всю эпоху консулов обычно называют «первой коммуной», а следующую за ней - «высокой», или «второй». В историографии германских городов, в которых такой смены системы управления не произошло, нет и разделения на две коммунальные эпохи...»

Но разве не те же процессы, только на несколько веков позже, происходили в Пскове? Особенно в «длинном ХV веке», то есть веке, образно говоря, длившемся до 1510 года - времени, когда Псков утратил свою независимость.

Алексей Вовин во время презентации отметил некоторые особенности развития Пскова и Венеции, провёл параллели (князь-дож (duca), вече-ассамблея (arengo) и др.).

Коммунальное движение в Западной Европе приводило к тому, что городапостепенно освобождались от городских феодалов. По этому пути, по мнению Вовина, следовал и Псков - до тех пор, пока не настал пресловутый 1510 год («прерванный полёт»). Когда нечто похожее происходило в итальянских городах, то первым делом снимали  колокол...  Там были Медичи, а на Руси - Рюриковичи. В вечевых «республиках» произошло то же самое, что и в западно-европейских городах.

«Мне так горько, так печально, что всё обрывается», - произнёс Алексей Вовин. И это были слова скорее не бесстрастного учёного, а сочувствующего. К тому времени - к концу XV века - Новгород уже утратил название «Господин Великий Новгород», но с 80-х годов XV века появилось новое название: «Господин Великий Псков». И это не просто пышная метафора.

Псковское господарство (Псковская земля) оставалось одним из крупнейших ремесленных и торговых центров Руси, но было вполне самостоятельным, хотя и вовлечённым в орбиту Москвы. Например, в Пскове на протяжении с сентября 1425 по февраль 1510 годы чеканились собственные деньги... Роль вече была по-прежнему велика.Алексей Вовин

Алексей Вовин обращает внимание на связь вече с христианской церковью («это были те же прихожане, имевшие привычку приходить в церковь»). Идея «братской коммуны» связана как раз с христианской идеей («в античном полисе братской идеи не было»). И это третий вывод, который он делает.

А первые читатели первой книги, которую издал Алексей Вовин, делают свои выводы. Они противоречивы. О чём автор заранее предупреждал, когда говорил: «Некоторые мои коллеги со мной не согласны во всём». И не только коллеги. Вовину предъявляются претензии, связанные с его «прозападной позицией».  Его подозревают чуть ли не сепаратизме.

Вообще-то занятие настоящей наукой не подразумевает тесной связи с политикой. И кажется, что нет оснований думать, будто автор новой книги пытается выдать желаемое за действительное.

Тезис «России демократия не свойственна» в последнее десятилетие особенно востребован.  И вдруг прямо в самом центре Пскова презентуется книга «Городская коммуна средневекового Пскова: XIV - начало XVI веков». Выводы автора явно противоречат тому, что любят повторять сторонники «имперской идеи». Но завяжется ли после всего этого дискуссия, о которой говорил на презентации Сергей Салмин? Пока что об этом говорить рано.

Серьёзных научных дискуссий, тем более на острую историческую тему, сегодня в России избегают. Легче свести всё к поверхностному цитированию чего-нибудь про ордынское иго и констатации того, что у России особый путь.

 

Вовин А.А. Городская коммуна средневекового Пскова: XIV - начало XVI в. - СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2019. - 398 с. - (серия [res publica]; вып. 11). ISBN 978-5-94380-283-6.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий