Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
32 33 34 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Барские привычки

БаринНе успело российское общество обсудить гибель в Алтайских горах высокопоставленных Государевых бояр, вздумавших поохотиться с вертолета на занесенных в Красную Книгу снежных баранов, как на повестке дня замаячил новый скандал – на этот раз с иркутским губернатором.

Все в курсе происшедшего? Сей чиновник хотел показать свою «близость к народу», и полетел в Москву обычным рейсом. Но поскольку он изволил опоздать на час, то самолет с пассажирами задержали на рулёжке, и не выпускали, пока не слуга Государев не прибыл и не занял своё место. С точки зрения номенклатуры, самая обычная вещь, тем более что губернатор даже извинился перед пассажирами. И в Москву самолет прибыл почти в срок – опоздал всего на пять минут.
  
Что тут сказать? Налицо немыслимая барская дремучесть. Больше всего в данной истории возмущает как раз то, что самолет прибыл вовремя: то есть его гнали, не считаясь ни с какими расчетами и нормативами. Но дело в том, движение в небе должно происходить строго по графику. У гражданских авиаторов есть свои воздушные коридоры, у военных – свои.

Рейсовый самолет должен взлететь строго по часам, чтобы потом по ходу полета отмечаться в каждой заданной точке, чтобы не создавать проблем другим рейсам. В небе не так уж просторно, как кажется. Полет самолетов такого рода строго рассчитан: скорость, запас топлива должны оптимально соответствовать полетному заданию. Лишний керосин не только не увеличит дальность полета, но и наоборот, может уменьшить её. То же самое и со скоростью самолета. Учитываются также скорость и направление ветра, атмосферное давление, температура и влажность на разных высотах, и ещё масса факторов – вплоть до вращения Земли. Самолет – не автомобиль, случись чего, в небе не остановишься.

По прихоти иркутского губернатора эти расчеты полетели псу под хвост, и самолет летел, нарушая все режимы. Жизнь пассажиров и экипажа была безответственно поставлена под угрозу. При этом случись что, виновными бы сделали покойных летчиков – у нас, сами знаете, господа никогда не бывают виновными ни в каких авариях.

Но губернатору-то что! Он во все эти тонкости вникать не обязан, а рейсовый самолет считает чем-то вроде персонального автомобиля: когда хочу, тогда лечу, хозяин барин. Глупо, разумеется, растолковывать невеждам чиновникам азы летного дела, их надо просто отучать от барских привычек, но нынешний режим на это явно не способен. Будь я на месте Медведева, то выдал бы иркутскому губернатору персональный  дирижабль (аппарат легче воздуха) и приказал летать только на нём, чтоб не подвергать риску простых граждан.

Впрочем, что это мы только российским чиновникам косточки перемываем? Наши польские соседи в этом плане ничуть не лучше – достаточно вспомнить авиакатастрофу под Смоленском, когда погибло почти всё руководство Польской Республики. Судя по предварительным данным, их летчики не хотели идти на посадку, но не имели достаточной силы воли, чтобы противостоять натиску политиков. Ясное дело, кого назначат виновным за эту катастрофу, если не удастся свалить всё на Россию. Да, дурные привычки везде одинаковы, и шляхетский гонор ничуть не лучше барской спеси. 
 
Один мой бывший сослуживец по аэродрому «Веретье» рассказал мне такую историю, случившуюся, когда наш аэродром был ещё жив и даже немного здоров. В те не столь уж далёкие времена слова «долг» и «профессионализм» ещё не до конца выветрились из сознания отдельных военнослужащих – «совков», по новым российским понятиям. Разумеется, эти советские могикане были в малых чинах, тогда как высшие офицеры почти поголовно выбросили все «коммунячьи» пережитки – вместе с партбилетами. Друг друга эти враждебные формации старались не замечать. Но иногда между советскими офицерами и российскими генералами происходили столкновения на почве понимания законов и уставов.

А дело было так. В один прекрасный летний день моему сослуживцу приказали прибыть на аэродром вместе со старшим и сесть в самолет. Он спрашивает старшего – зачем, куда? Тот в ответ – молчи, потом все узнаешь. Ну, пришли они на место. А там народу – битком. Сам генерал, его подхалимы, какие-то гражданские, в том числе непонятные тетки и девки. И все собираются лететь на Юг, в славный город Анапу. Ясное дело, по секретной военной надобности!

Все в самолет залезли, еле-еле поместились. У всех настроение приподнятое, девки глазки военным строят. Все предвкушают купание в Черном море, поедание винограда и шашлыков, прочие курортные радости. (Кроме моего сослуживца и его старшего – их взяли как грузчиков, носить с базара купленные генеральской семьёй фрукты-овощи).

Но тут осталось одна маленькая формальность. Дело в том, что военно-транспортные борта должны вылетать только с разрешения выпускающего. В его обязанности входит проверить соответствие загрузки самолета, его исправность и готовность. Он своей подписью удостоверяет, что в самолете все соответствует нормативам и его можно отправлять в полет. А выпускающим в тот день был один «вредный» капитан, который никак не мог забыть уставы и наставления…

Входит это капитан в самолет, оглядывает салон, и заявляет непреклонным тоном: «Я борт не выпускаю. Перегруз, посторонние лица». Представляете? Сказать такое, да ещё в присутствии генерала, его жены, тёщи, дочки, а также их родственников и подруг! В самолет сразу как покойника внесли – все смолкли, ждут, что будет дальше. Поднимается генерал: «Товарищ капитан, что вы себе позволяете? Вы что, не знаете, кто я такой? Да вас завтра в рядах Вооруженных Сил не будет, если сейчас же самолет не выпустите!» А капитан в ответ: «Я вас, товарищ генерал, прекрасно знаю. За место своё не держусь, и хоть сейчас рапорт об увольнении напишу. Но пока я выпускающий, я отвечаю за безопасность этого самолета, и заставить меня выпустить эту машину в полет по закону не может никто».

Генерал видит, что нашла коса на камень. Приказать летчикам взлетать без разрешения – так они имеют полное право и даже обязанность подобный приказ не выполнять. «Капитан, я приказываю, ставьте подпись, выпускайте самолет под мою ответственность!» - «За безопасность отвечаю я, а не вы, генерал. Пусть посторонние лица покинут самолет!»

Это так унизить генерала! Да ещё перед домочадцами! Генерал побагровел, сказал своим бабам, чтоб никуда не выходили – он сейчас вернётся. И поехал на высотку – командный пункт. Пробыл там больше часа, вернулся злой, как черт. Отказали! Мол, по закону выпускающий прав, и мы на себя ответственность брать не хотим. Разумеется, о полете в Анапу без генеральской родни не могло быть и речи, и потому самолет в тот день никуда не полетел. Все просто разошлись по домам.

На следующий день выпускающим был другой офицер. Этот «политику партии» понимал правильно, и самолет с генеральской роднёй без помех вылетел в Анапу. Боевое задание по закупке персиков и прочих даров юга было успешно выполнено. Вареньем генеральская семья была обеспечена на всю зиму. Но слух о принципиальном капитане, не побоявшемся целого генерала, облетел всю морскую авиацию.

Да, а свою угрозу генерал не осуществил. Тот капитан послужил ещё с год, а потом сам уволился – невмоготу ему стало глядеть на российский бардак. Ведь тогда, в «золотую» середину девяностых, военными самолетами навоз в Москву возили, генералам на дачи! При этом личный состав денег по полгода не видел. Впрочем, на гражданке положение было ничуть не лучше. Барам закон нигде не писан. По крайней мере, пока…

 


 
 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий