Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
32 33 34 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Неустойчивое развитие

Без главыУсилиями инженера Шелудькова заседание Градостроительного совета превратилось в двухчасовой праздник абсурда и косноязычия.


Щит и меч

Осталось только определить – чего было больше: абсурда или косноязычия? Одно подгоняло другое, провоцируя на удивительные откровения. Это было настоящее пиршество, несравнимое даже с отдельными заседаниями Псковской городской думы, которые проходят в том же Малом зале Городского культурного центра.

Когда наступило время начать заседание, объявили, что председатель Градостроительного совета, он же – глава администрации Пскова Пётр Слепченко, задерживается.

Итак, главы не было, но ноги определенно присутствовали в большом количестве. Их можно было наблюдать в центре зала. Они торчали из-под щитов, на которых разместили схемы 11 охранных зон.

Проект охранных зон попытались разработать специалисты Ярославского института устойчивого развития городов и территорий. Попытку трудно признать удачной. Впрочем, все зависит от цели. Очень важно понять – что именно хотели предъявить псковичам ярославцы. Если у них была задача рассмешить и удивить почтенную публику, то цель успешно достигнута.

Еще до появления докладчика – Геннадия Шелудькова, стало понятно, что два часа не пропадут зря. Народ подходил к вывешенным схемам, силясь разобраться в будущих охранных зонах.

В том, что это зоны – сомнений не осталось. Но вот насколько они охранные? Проект разработали таким образом, что это Инженер Шелудьковвоспринималось как секрет.

Если же исходить из общего впечатления и смутных предположений, то ничего хорошего на Градостроительном совете предложено не было.

И все же стоит выразить благодарность главному инженеру проекта Геннадию Шелудькову. Инженер Шелудьков, словно зощенковский персонаж, соскочил со страниц книги, встал на трибуну и произнес речь.

Подразумевалось, что доклад должен был развеять сомнения некоторых пессимистов, задававшихся вопросом: появятся ли в Пскове вблизи храмов и башен многоэтажные новостройки или не появятся?

Тема настолько важная, что Градостроительный совет города Пскова посвятил ей все первое заседание.  Разумеется, Градостроительный совет когда-то существовал, но потом власти решили, что без него будет лучше. Оказалось, что лучше стало только тем, кто привык строить и сносить, руководствуясь лишь своими интересами.

Записка из подполья

Дух невежества не развеялся и во время нынешнего заседания. Однако этот дух был настолько резок, что, как ни странно, перебил уже привычный всем дух корысти. Кто бы мог подумать?

Самой наглядной иллюстрацией стала пояснительная записка, которую раздали участникам Градостроительного совета. Особенно восхитил пункт 2, начинающийся словами «Культурный слой города Ростова представляет уникальную ценность». С этим никто не спорил, но причем здесь Псков? Но дальше шли слова, которые совсем уж выходили за рамки разумного. В сопроводительной записке говорилось:

«Сохранение исторической среды города Пскова не может и не должно противоречить задачам сохранения  культурного слоя города Ростова».

Сопроводительная запискаНадо полагать, что сотрудники Ярославского института проблем устойчивого развития так торопились представить научно-проектную документацию псковских зон охраны объектов культурного наследия, что просто скопировали отдельные страницы из ростовской документации.  А скопировав, даже не перечитали и сразу же вышли со своими предложениями. И тем самым создали себе «проблему устойчивого развития».

Через день, на Совете по культуре, губернатор Псковской области Андрей Турчак охарактеризовал произошедшее так: «Такое впечатление, что это происходит в средней образовательной школе, и кто-то что-то списал».

«Мы списали сами у себя», - вынужден был частично признать ошибку директор института Андрей Лукашёв. При этом он отметил, что «Псков и Ростов Великий - города, схожие своей особенностью».

«Текстовая часть механически перенесена, - высказал предположение Андрей Турчак. - Это неправда?»

Категорического опровержения не последовало. Учитывая то, что Ростов в свое время уже заплатил за проект охранных зон, псковичи за свои деньги вправе рассчитывать на более научный подход, тем более что профессор Инга Лабутина особо отметила, что датировка культурного слоя Ростова и Пскова не совпадают.

Безмерная любовь

Но казус с названиями городов – не единственная и совсем не самая важная претензия к подготовленному проекту. Особенно это касается доклада Геннадия Шелудькова. Он же потом отвечал на вопросы архитекторов, археологов, депутатов и чиновников. Временами ответы инженера Шелудькова звучали причудливо:

«Чтобы ЗапскОвье, так сказать, поимело в одном кварталЕ, так сказать, более-менее однородную застройку».

И так далее. Раз сто за два часа он произнес «кварталЫ», в «кварталЕ», в «кварталАх»…

Псковский архитектор Владимир Шуляковский слушал внимательно, а потом спросил:

«Я так понимаю, после того как этот проект будет утвержден, то в городе останется только 11 защищенных памятников».  «Вы правильно поняли», - ответил Геннадий Шелудьков.

Шелудьков и ШуляковскийПохоже, что он не совсем то имел в виду. Наоборот, его миссия в этот день была совсем другой: убедить присутствующих, что новый проект не принесет вреда историческим памятникам и поможет инвесторам.

Члены Градостроительного совета напомнили Геннадию Шелудькову, что существующие охранные зоны  включают в себя 330 Га. Насколько сокращается охранная зона объектов? И почему в проекте не учтен статус Пскова как исторического поселения?

«Сейчас нет такого подхода - мерить охранные зоны в гектарах, - ответил Геннадий Шелудьков. - Мы не мерили и не знаем - насколько они уменьшаются или увеличиваются».

Инженер проекта охранных зон подчеркнул, что Псков лишен статуса исторического поселения и у него не было юридических оснований ссылаться на этот статус.

Упущенные возможности

«Читая пояснительные записки, я не узнал родного города, - произнес Владимир Шуляковский. - Как будто весь город застроен сталинским ампиром».  Архитектор Борис Пославский тоже не скрывал удивления.  Вокруг Шпагатной фабрики, судя по бумагам, преобладает современная застройка, хотя на самом деле она преимущественно историческая. А недавно построенная «Золотая набережная» в проекте оказалась обозначенной как «историческая застройка».

Предложения ярославского института были сформулированы так, что никто их активно не поддержал. В том числе и потенциальные инвесторы, потому что и для них многое осталось неясным.

«Мне на сегодняшний день до конца не понятен статус нашего обсуждения», - неожиданно произнес глава администрации города.

Сложилось впечатление, что вообще слишком многое было еще непонятно. И все же основной вывод прозвучал недвусмысленно. Его сделал тот же Пётр Слепченко:

«Я бы не хотел выдавать разрешение на строительство, за которое мне потом будет стыдно. Совет считает целесообразным перечень охранных зон дополнить и обсудить, как бы ни было это прискорбно для тех, кто считает, что мы затягиваем работу».

Дровяной склад

На Совете по культуре Ярославский институт проблем устойчивого развития представлял уже не Геннадий Шелудьков (его предусмотрительно спрятали подальше), а благообразный Андрей Лукашёв. Его ответы были более взвешенными, но по сути претензии в адрес разработчиков остались те же.

Например, профессор Инга Лабутина высказала вполне естественное желание увидеть в проекте каждую зону отдельно. А заместитель председателя областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Лев Шлосберг даже предположил, что «реальная цель проекта – отмена старых зон», заподозрив заказчиков (Государственный комитет Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию) в лукавстве. Впрочем, Андрей Турчак с этим не согласился, переадресовав подозрение самому Льву Шлосбергу. «Нет в Псковской области жестких застройщиков, - заявил Андрей Турчак. - Вы еще не знаете, что такое жесткие застройщики».Калинкин и Слепченко

Судя по выражению лиц большинства присутствующих, желания близко познакомиться с «жесткими застройщиками» ни у кого не возникло. И это означает, что разработка охранных зон продолжится. Если понадобится, число зон возрастет до 20 и больше. Было сказано, что формироваться зоны будут «по методу мозаики, а не матрешки».

Нынешнее промежуточное состояние с охранными зонами наиболее лаконично охарактеризовал Пётр Слепченко: «Мы можем наломать дров. Это основное, что пока напрягает».

Срок контракта с институтом проблем устойчивого развития истек. В 61 день специалисты не уложились. Но за две дополнительные недели обещали исправить все недостатки проекта. Трудно представить, что за этот срок можно радикально исправить то, что было нагорожено за два месяца. Однако можно успеть достать с полки план охранных зон, допустим, Смоленска и тщательно заменить название города на Псков. И сделать это более добросовестно, чем в случае с Ростовом. Хватит ли ярославским специалистам внимательности и усидчивости? Не уверен.

 

Фото Андрея Степанова (pravdapskov.ru)

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий