Формула власти

ЛокомотивБез резких слов обойтись невозможно. Гибель хоккейной команды «Локомотив» язык не поворачивается назвать несчастным случаем. Это убийство.

Убийство никто не планировал, но никто и не предотвратил. Точно так же, как не предотвратили десятки и сотни других транспортных катастроф в воздухе, на воде и на земле.

Когда команда играет плохо – меняют основной состав. Тот же ярославский «Локомотив», не добившись первого места в чемпионате КХЛ, очень сильно изменился, обновив не только игроков, но и тренерский штаб. Однако в российской политике перемены происходят совсем по другому принципу.

Чтобы не происходило в милиции-полиции, на транспорте или в армии, в России основной состав не меняют.

В России министр обороны непобедим, министр транспорта непотопляем, а министр здравоохранения совершенно здорова. То же самое об обороноспособности, транспорте и здравоохранении сказать сложно.

Непобедимость, непотопляемость и нечеловеческое здоровье – составные части универсальной формулы современной российской власти, призванной поддерживать определенный уровень стабильности в высших сферах. Нынешняя власть держится, в том числе, и за счет этой стабильности. Непотопляемость высших чиновников – гарантия того, что власть Путина будет только укрепляться.

Система российской власти выстроена таким образом, что никакими выборами ее не изменить. В авторитарных странах так бывает всегда. И остаются только два пути. Один из них – бунт или революция, а другой, более вероятный, - тихий переворот. Так в свое время сместили Хрущёва, так до недавнего времени меняли лидеров в африканских и латиноамериканских странах.

То есть Путина по-настоящему может беспокоить только отношение  к нему ближайшего окружения – членов правительства, миллиардеров и некоторых наиболее влиятельных региональных политиков. Им-то он, разумеется, гарантирует безопасность. А все остальное – издержки. Неизбежные потери. Досадные неприятности. Народ в больших количествах мрет, тонет, падает. Так уж заведено.

Власть, наверное, хотела бы обойтись без систематических громких катастроф, но для этого надо сделать невозможное – полностью отказаться от принципов, по которым она существует. А так как этого сделать нельзя, Путину не остается ничего другого как только использовать неблагоприятные обстоятельства. Чем громче катастрофа, чем страшнее преступление, тем более предан ему крупный чиновник, избежавший после всего этого наказания.

Коррупция – не просто уголовное преступление, это плата за лояльность.

Нынешняя российская власть очень своеобразна. С одной стороны, она действительно авторитарна и низвела демократические институты до уровня могилы. Но одновременно авторитаризм совершенно по-лысенковски причудливо скрещен с либерализмом, который в современных условиях приобрел форму расхлябанности и распущенности. Причем либерализм Путину нужен только для двух вещей: для успокоения населения и для собственной гарантии безопасности среди себе подобных (чтобы акулы не съели друг друга).

Нынешняя вертикаль власти есть основа безнаказанности. В сущности, любой потенциальный нарушитель закона в России при таком положении дел может чувствовать себя в относительной безопасности. Даже если происходит невероятное, и какого-нибудь Локомотиввлиятельного и не очень влиятельного человека сажают в тюрьму, то ворованное, как правило, остается у него в руках, шанс, так или иначе, договориться в обход закона все равно остается. Если же какую-нибудь крупную фигуру вроде Лужкова, Шаймиева или Рахимова все-таки снимают, то и здесь срабатывает неприложный принцип неприкосновенности. Речь не только о неприкосновенности личности, но и о неприкосновенности миллиардов, полученных их семьями.

Таким образом, Путин снисходительно позволяет этим людям окончательно присвоить награбленное. Нечто похожее, благодаря шальным нефтегазовым деньгам, происходит и с людьми помельче. Путин покупает на государственные деньги свою безопасность, успокаивая население повышением пенсий, зарплат и прочими подачками, которые не способны ничего принципиально изменить.

В итоге у премьер-министра находится по две гвоздики, которые он может положить к портрету каждого погибшего хоккеиста. Но у него нет денег и особого желания, чтобы обеспечить в стране транспортную и всякую прочую безопасность. Такова цена стабильности. И это значит, что катастрофы, они же – массовые убийства, неизбежны.

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

fb6KRvKd | gul9716wvvp@hotmail.com | 07:27 - 16.08.2016
Kudos! What a neat way of thikning about it. http://iekyenfoh.com [url=http://aixeqek.com]aixeqek[/url] [link=http://svnzya.com]svnzya[/link]
u1etYNuZyZP | 68q8ybsdw@gmail.com | 20:38 - 13.08.2016
These topics are so coinusfng but this helped me get the job done.
7ljEqIft2H | 06mll8ytxz@mail.com | 14:30 - 13.08.2016
Me dull. You smart. That's just what I nedede. http://pcjnowbnq.com [url=http://mvpbtjx.com]mvpbtjx[/url] [link=http://sgifkw.com]sgifkw[/link]
BjCdaDfL | nrkzep00@gmail.com | 11:06 - 11.08.2016
Knocked my socks off with kndowelge!
2k2LnHA8Qg | h99i8i2gf@outlook.com | 03:28 - 11.08.2016
Awesome you should think of soimtheng like that