Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Подкоп

Анна ПолитковскаяС каждым  годом, прошедшим после убийства Анны Политковской, круг возможных заказчиков расширяется. В 2011 году модно говорить, что ее "заказал" Литвиненко. Осталось только договориться до того, что самого Литвиненко отравили в Лондоне те, кто мстил за смерть Политковской.

У следователей, ведущих расследование, своеобразная работа. С одной стороны, причастные к убийству оставили слишком много следов и арестованы. Среди них в недавнем прошлом сотрудники МВД, ФСБ и просто люди без определенных занятий. Точнее, все они занимались вполне определенным делом – выслеживали и убивали людей. По крайней мере, есть серьезные основания так утверждать.

Никого не удивляет, что действующие сотрудники правоохранительных органов принимали заказы на убийство или способствовали им. Это был всего лишь бизнес.

Но среди арестованных заказчиков нет и в ближайшее время не будет. Именно по этой причине у следователей, ведущих расследование, своеобразная работа. Складывается впечатление, что им разрешено копать только до определенной глубины. Любое неосторожное движение, и на свет появится то, что должно быть навеки погребено. Зато не возбраняются подкопы куда-нибудь в сторону. Для этого можно даже тоннель из Москвы до Лондона прорыть.


 

МЕРТВАЯ ЗОНА («Псковская губерния») http://gubernia.pskovregion.org/number_561/02.php

Анна Политковская умела задавать неудобные вопросы и находила ответы на них.

Пять лет назад убили Анну Политковскую. Убийство произошло в день рождения Владимира Путина и спустя два дня после дня рождения Рамзана Кадырова. Фамилии Путина и Кадырова появлялись в статьях Политковской много раз. Ничего хорошего об этих людях Анна Политковская не говорила. Поэтому некоторые невольно стали думать, что за убийством стоят хорошо известные всем политики. Только вот кто?

Пыль и дым

За пять лет до заказчиков убийства следствие так и не добралось. Следователей можно заподозрить в чем угодно, только не в торопливости. Но за те же пять лет в Чечне и во всей России произошли существенные перемены.

Наконец-то стало возможно воочию увидеть знаменитую вертикаль власти. Называется она «Грозный-сити». Ее только что предъявили всему миру на 35-летие Размана Кадырова. Небоскребы Грозного и есть та самая вертикаль. Дорогая, сверкающая огнями, пытающая заслонить собой Кавказские горы. Между небоскребами были натянуты канаты, на которых расхаживали канатоходцы.

Завалить Северный Кавказ деньгами - это и есть нынешняя государственная политика России. Ничего более умного кремлевские мыслители предложить не могут. Причем в глаза пускают золотую пыль, которая не отменяет пороховой дым. Чем шире денежные потоки текут на Северный Кавказ, тем громче теракты и бесцеремоннее казнокрады. Пыль и дым связаны. Это единое целое. Более единое, чем «Единая Россия».

Страх и кровь

Анна Политковская умела задавать неудобные вопросы и находила ответы на них.

«Один лишь вопрос тревожит: а на какие, собственно, деньги восстановление? Резонный ведь вопрос. Официальный ответ, который вбивается в головы чеченского населения, таков: это все на деньги Рамзана, да, он умеет денежки качать…» Из статьи Анны Политковской, 05.06.2006

О том, как Чечня одновременно утопает в крови и роскоши Анна Политковская в «Новой газете» писала много раз, хотя до президентства Рамзана Кадырова не дожила. Ее убили за полгода до этого. Почему?  

Может быть потому, «что теперь тут так почти заведено — кадыровцам дозволено все, что даже не дозволено традициями». Так писала Анна Политковская  за три года до гибели.

«Они живут, будто завтра не будет ничего, - бесстрашно доказывала она. - Презирая законы, писаные и неписаные. Хочет Рамзан землю, например в Гудермесе, под свою бензоколонку – забирает эту землю. Просто забирает — и все. Даже не ставя в известность, к примеру, министерство образования, которому принадлежит здание педучилища на этой земле...
Кадыровы заняты тем, что стравливают всех со всеми... Ради чего? Ради укрепления собственной власти – когда нет авторитета, остаются только страх и кровь, как цемент подножия трона...» …»
Из статьи Анны Политковской, 16.06.2003

При Кадырове была создана атмосфера, при которой проще убить, чем не убить.
 
Но чтобы построить властную вертикаль на фоне гор  – страха и крови мало. Нужны гигантские деньги, которых в Чечне нет. Это дотационная республика. Бюджет Чеченской Республики на 2011 год - 64 миллиарда рублей, из них свои доходы - лишь 6,4 миллиарда. Но этого достаточно для того, чтобы раздавать золотые ордена Ахмата Кадырова (36 рубинов, 36 сапфиров и 36 бриллиантов) и вообще сорить деньгами.

А в это время в Псковской области ради сомнительной экономии закрывают роддома, оптимизируют больницы и сельские школы. Наверное, был прав Рамзан Кадыров, когда говорил: «Путин о Чечне думает больше, чем о любой другой республике». И этот перекос до добра не доведет. Реально действующий в России тандем – это не Путин-Медведев, а Путин-Кадыров. Оба нашли способ получать от власти большое удовлетворение, моральное и материальное.Тандем

Телетрансляция на всю Россию пышного празднования дня рождения Рамзана Кадырова, совмещенного с 193-летием города Грозного, скорее разжигает страсти, чем умиротворяет. Показная роскошь, культ грубой силы и бесстыдное раболепство – слишком ненадежный способ создать жизнь без потрясений. Скользкий путь к славе. Это все равно что всем превратиться в канатоходцев, балансирующих между небоскребами. До цели дойдут немногие.

Ложь с продолжением

Шесть лет назад в нашумевшем интервью журналу «GQ» нынешний член Высшего Совета партии «Единая Россия», академик, Герой России и «Заслуженный защитник прав человека» Рамзан Кадыров признался: «Того, кого я должен был убить, я уже убил. А тех, кто за ними стоит, буду всех убивать до последнего, пока меня самого не убьют или не посадят. Я буду убивать, пока жив».*

Нет никаких оснований думать, что Рамзан Кадыров говорит неправду. В отличие от своего покровителя Владимира Путина, которого в школе КГБ научили уклоняться от прямых ответов.

«Хуже нет жизненных обстоятельств, чем ложь с продолжением. Когда ты, став объектом и субъектом такой лжи, постепенно начинаешь представлять собой муху, залетевшую в паучьи сети, где у тебя нет помощников, а только зрители: как ты там дрыгаешься?.. Наша страна… слишком преуспела в совершенствовании именно этого типа пыток над людьми». Из статьи Анны Политковской, 02.10.2002

Профессия Политковской заключалась в том, чтобы распутывать паутину лжи. И, несмотря на то, что большинство ее текстов были посвящены чеченской теме, они рассказывали о нравах, которые утвердились по всей России.

«Власть воспринимает общество как нагрузку к себе. Чем дальше, тем скучнее лица ее представителей, когда у общества возникают некоторые волнующие его вопросы. Напомню: нагрузка — это термин из прошлого, в советские времена нам давали такие наборы с нагрузкой. Колбасу сервелат, например, — в качестве дефицитного привета, а к нему — кило нераспроданного пшена. Не хочешь — не бери, но все брали, потому что любили сервелат. Баночку икры — и что-нибудь замшелое, из залежавшегося. И снова все брали, потому что лакомство.
       Теперь, по мере всеобщей капитализации, нагрузкой стали мы — публика с вопросами. Представители власти понимают, что без нас, «пшена», они лишатся лакомого — собственно власти, — и поэтому предпочитают как-то сосуществовать. То есть молча, даже когда говорить положено.
       И что же мы? Вся наша задача сводится к тому, чтобы не лежать мертвым грузом, как тот самый никому не нужный нагрузочный килограмм крупы в дальнем ящике буфета».
Из статьи Анны Политковской, 05.05.2003

Без нагрузки

За прошедшие годы российские власти научились избавляться от неприятной нагрузки. Произошла та самая чеченизация, о которой писала Анна Политковская. «Чеченизация — это легитимизация тех, кто готов был участвовать в карательных операциях против своего же населения». Из статьи Анны Политковской, 28.09.2006

Карательные операции, как показывает практика, не обязательно приобретают форму бомбардировок. Карательные операции против своего народа можно проводить с помощью псевдореформ или тотального оглупления с участием подручных СМИ. Но последствия похожи. Создаются мертвые зоны, которые не оживить никакими денежными потоками.

Уличное освещение

Недавно, через пять лет после гибели Анны Политковской, в пригороде Парижа ее именем назвали улицу. А в России, в Чечне, есть как минимум десять улиц, названных в честь нынешнего президента Чечни Рамзана Кадырова. Не говоря уже о его отце Ахмате Кадырове. На тему переименования улиц Анна Политковская успела высказаться. Она была оскорблена тем, что именем Ахмата Кадырова с подачи Путина было решено назвать улицу в Москве. Слишком уж быстро произошла с Кадыровым-старшим чудесная перемена. От террориста до Героя России оказался всего один шаг. Только что «Кадыров объявлял газават против России и увлекался обоснованиями, зачем чеченцу надо убить сто неверных». И вот он уже олицетворяет все самое лучшее, что может быть в России.

Сила и слабость любви

У Анны Политковской после ее многочисленных командировок в Чечню сложилось вполне определенное представление о России времен правления Путина и Кадырова.

«Кадыров и его приближенные заметно богатели, в Центорое выросло укрепленное имение на месте бедного домишки муфтия-расстриги, а неверными постепенно стали считаться те, кто не с Кадыровым. Коррупция тем временем расцвела невиданно, но Путин Кадырова все любил и любил. Прилюдно». Из статьи Анны Политковской, 19.08.2004

Прилюдная любовь слишком порочна, чтобы изменить мир к лучшему.

За прошедшие со дня гибели Анны Политковской годы паутина лжи, которую плетут наверху, только разрослась. Но именно по этой причине она стала более заметной. Ложь бросается в глаза, ее не прикрыть никакой дымовой завесой и не заглушить никакими шумными юбилеями.

Путин был прав, когда после гибели Анны Политковской заявил о том, что ее политическое влияние внутри страны было незначительным. Но с каждым новым годом правления Путина и Кадырова все больше людей понимают, что России с этими людьми не по пути. Как только критический предел будет достигнут, имя заказчика убийства Анны Политковской произнесут вслух с высокой трибуны.


Алексей СЕМЁНОВ


Мы публикуем текст, который впервые появился в «Городской газете» сразу же после убийства Анны Политковской в октябре 2006 года.

Редакция

ЗАКОН ДЖУНГЛЕЙ

Чем лучше журналист, тем больше у него врагов. У расстрелянной 7 октября в Москве Анны Политковской врагов было больше, чем у кого-либо еще из российских журналистов. Вот и судите, что произошло.

1.
В стабильном, казалось бы, обществе, где одна партия весьма прочно обосновалась во властных кабинетах, заказные убийства происходят одно за другим. Вспомнить хотя бы гибель первого заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова.

Два громких убийства за три недели нельзя назвать очередными. Они в своем роде – первые. Такого уровня чиновников как Андрей Козлов в современной России еще не убивали. И такого уровня журналистов тоже. К тому же, Дмитрий Холодов и Владислав Листьев, в отличие от Политковской, политикой не занимались и в оппозиции к власти не находились. Правда и Политковская политикой занималась лишь поневоле. Статьи ее были о людях, об их трудной жизни и трудной смерти, а значит – и о политике тоже.
Уверен, что многие в России с удовлетворением узнали о том, что Анны Политковской больше нет в живых. Но не меньшему количеству людей своей смелостью она дала надежду. А некоторых и просто в буквальном смысле спасла – вытащила из ямы, из подвала, вернула родным.

Она была из тех людей, с которыми противники не знают что делать. Подкупить нельзя, посадить – не за что. Выслать, но на каких основаниях? Разве что отравить…Что не предпримешь – все плохо. Также в свое время мучились с Сахаровым и Солженицыным. Власть их ненавидела, но уважала. И на прямое убийство так и не решилось, опасаясь международного скандала. Думаю, смерть Политковской нынешниму руководству России тоже ни к чему. У каждого режима есть свои негласные границы дозволенного. За них не принято переходить ни при каких обстоятельствах. Однако кто-то же их перешел?
  
2.

Границы перешел тот, кто никаких границ в принципе не признает. Тот, кто не привык просчитывать даже на один-два хода вперед. Тот, кто считает, что ему позволено абсолютно все. И таких людей в нашей стране достаточно.

Анну Политковскую застрелили на улице Лесной. С ней расправились по лесным законам, а точнее говоря – по законам джунглей. Так с некоторых пор принято в нашем обществе, в котором выживает тот, кто стреляет первым.

В последнее время больше всего, наверное, от Анны Политковской доставалось Рамзану Кадырову. Года два назад будущий академик и герой России Рамзан Кадыров на встрече с Политковской даже предложил отрезать ей уши. О чем и было чуть позднее сообщено в «Новой газете». Политковская регулярно говорила о том, что сейчас происходит в Чечне. О коррупции, похищениях людей, о клановой системе, об изощренных пытках… То есть о том, о чем знают многие, а осмеливалась сообщать только она. Но это вовсе не означает, что следы преступления ведут во дворец Кадырова. Как уже говорилось, врагов у Анны Политковской было множество.

Политически корректно было бы сказать, что следствие покажет – кто убийца и кто заказчик. Однако, как показывает практика, следствие в подобных случаях не очень-то и торопится. В лучшем случае – хватает исполнителей. Что дает нам право говорить о законе джунглей. И вряд ли что-нибудь в ближайшее время этот закон изменит.
                                                                                                         

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий