Охранная зона. Сценарий

Охранная зонаВ 2009 году я подготовил сценарий 8-серийного фильма. К тому времени еще один фильм с рабочим названием «Допинг-контроль» (про лыжника, попавшегося на допинге) остановился в самой начальной своей стадии. Кризис. Так что новый сценарий под названием «Охранная зона» в июле-августе 2009 года я сочинял больше для себя, хотя, на всякий случай, в одну питерских киностудий по электронной почте отправил.

Псковская тема в этом сценарии тоже присутствовала (помню, мы обсуждали ее с некоторыми местными архитекторами). Но, разумеется, для фильма было важно не документальное подтверждение, а художественное обобщение. Поэтому в «Охранной зоне» не Псков, а вымышленный город, в котором переплелись проблемы многих исторических городов России.

Все серии, разумеется,  «Городская среда» публиковать не собирается. Но сценарий одной серии… Почему бы и нет?

Автор

Охранная зона (телевизионный сценарий)

1-серия

Действие, в основном, происходит в одном из российских городов средней полосы в наше время.

1.

Предисловие. Конец 70-х годов прошлого века.

Музейный двор. На земле валяется мусор, который вытащили из подвала, чтобы вывезти на свалку. Но, если приглядеться, среди строительных отходов, ржавых бидонов с высохшей краской и гнилого тряпья можно увидеть фрагменты древних фресок, осколки колоколов, обломки старинной мебели…

Совковая лопата рабочего загребает фрагменты фресок. Они оказываются в кузове самосвала.

К грузовику подбегает девушка.

- Что вы делаете! – кричит она. – Вы знаете, что выбрасываете на свалку!?

- Знаем, - спокойно отвечает выглянувший из кабины водитель и широко улыбается.

Девушка мечется между машиной и воротами, безуспешно стараясь их закрыть… В это время машина трогается и, едва не задев девушку, выезжает в открытые ворота.

2.

Наше время.

Все тот же провинциальный город. Узнаваемый среднерусский городской пейзаж…

Все тот же музейный двор, в котором, однако, уже произошли некоторые изменения. Рядом со старинными палатами – современный трехэтажный дом. За одним из окон – просторный кабинет. На стенах – картины и иконы, на полках – книги и альбомы по живописи.

За столом, на котором лежит раскрытая газета, сидит немолодой господин, по виду – ученый (бородка, очки). Он разговаривает по телефону:

- Да, я уже читал… Фёдор Васильевич, не воспринимайте это всерьез. Завтра-послезавтра в десяти газетах появятся десять статей, где  будет говориться, что мы возрождаем наш древний город. Интеллигентные читатели будут плакать от умиления…

За окном офиса - прекрасный вид исторического центра. Река, крепость, храмы… Но, если взглянуть чуть правее, можно увидеть какой-то странный объект, который как будто нарочно забросили с другой планеты. Стекло, бетон… Этот высокий недостроенный дом правым крылом почти врезается  в белокаменные купеческие палаты. Похожий вид имеется и на фотографии в газете, которую только что читал господин с внешностью ученого.

3.

Редакция газеты. Все уставились в компьютеры. Только одна девушка с большими глазами смотрит в сторону приоткрытой двери кабинета главного редактора.

За дверью главный редактор одной из областных газет беседует с молодой журналисткой.

- Я надеюсь, вы справитесь. У меня есть подозрение, Светочка, что вы знаете русский язык. А это в наше время – такая редкость (громко смеется).

- Спасибо, Геннадий Павлович… Но я все же хотела спросить… Вы читали в «Вестнике» по поводу строительства в охранной зоне?

- Светочка, вы меня удивляете… Читал. Ну и что? Типичная заказная статья. Не обращайте внимания. Разве вы что-нибудь имеете против красоты?

- Я? Нет.

- Я так и думал… Так вот, сейчас у нас есть альтернатива: жить красиво или некрасиво… Вы давно были в музее?

- На прошлой неделе, - отвечает Светлана (красивая, но слишком скромная одетая девушка) с некоторым удивлением. - Делала репортаж о выставке археологических находок. Помните?

- И как вам находки?

- Интересно.

- Вот именно… Но вы бы хотели жить в музее среди находок?

- В музее? А причем здесь это?

- А притом, что некоторые люди - хотят, или делают вид, что хотят… Город должен развиваться, иначе он умрет. Поверьте, в музее нельзя жить. Музей – это кладбище вещей… Светочка, вы хотели бы жить на кладбище?..

4.

Сельское кладбище.

Ночь. Снова грузовик, снова лопата (но уже не совковая). В кузове копошатся два человека, чьи лица в темноте не разглядеть. Наконец, они вытаскивают черный пластиковый мешок и сбрасывают его в яму, заранее подготовленную рядом со старой могилой.

- Им вдвоем будет веселее, - глухим голосом произносит один из неизвестных.

- Почему вдвоем? Втроем, – бодро отзывается другой и бьет напарника лопатой по голове.

5.

Светлана выходит из кабинета редактора.

- Ну как? – спрашивает ее подруга с большими глазами.

- Оля, ты хотела бы жить на кладбище?

- Не поняла…

- Зато я все поняла, - отвечает Светлана и медленно направляется к выходу.

6.

Светлана у себя дома сидит за компьютером и жует всухомятку бублик. Над письменным столом – фотография любимого кота, погибшего полгода назад под колесами машины. Из колонок доносится что-то прогрессивное.

Из-за двери выглядывает младший брат лет десяти и спрашивает:

- Мама интересуется – ужинать будешь?

- Что?.. А-а… Скажи, что я не голодна, - рассеянно отвечает она и снова упирается взглядом в экран монитора.

- Ну-ну… Не подавись…

Светлане категорически не нравится то, что она написала в черновике об охранной зоне. Если честно, то она все чаще думает о том, что выбрала не ту профессию. Тексты получаются какими-то сухими и однобокими. Совсем как этот бублик… Редактор, правда, хвалит. Но он вообще добрый человек. А Светлана с некоторого времени не очень-то доверяет добрым людям. Ей кажется, что они ненадежны.

Светлана скачивает из интернета очередной документ, посвященный строительству в центре города. На экране мелькают яркие картинки.

- Странно, - произносит она вслух. – Послезавтра – общественные слушания по поводу разрешения строительства, а дом строят уже полгода…

При этих словах она давится бубликом и начинает громко кашлять. В комнату, как ни в чем ни бывало, деловито входит ее брат, снимает с правой ноги тапок и начинает шлепать Светлану по спине. Ей становится легче.

7.

Человек с внешностью ученого и в правду имеет отношение к науке. Он известен в городе как  профессор Громов. Лет двадцать назад защитил кандидатскую. Занимался реставрацией, преподаванием… Сегодня он один из тех, от кого зависит – разрешать строительство в непосредственной близости от исторических памятников или нет. Одновременно он связан со строительным бизнесом.

Профессор Громов за рулем дорогой иномарки выглядит еще более внушительно, чем в своем кабинете. Его автомобиль, мигнув фарами, останавливается возле городского парка. К машине почти тут же подходит коренастый мужчина в темной спортивной куртке и бейсболке.

- Добрый вечер, - мрачно произносит он.

- Добрый, - похоронным голосом отвечает Громов. – Как это вышло?

- Случайно… Несчастный случай. Упал, ударился головой о лопату… Я пытался помочь… Сами понимаете… Сделать искусственное дыхание, что ли…

- Искусственное дыхание? – Громов снимает очки и через приспущенное стекло автомобиля внимательно вглядывается в лицо собеседника. – После удара о лопату?

- Ну да. А что мне оставалось делать?

- Похоже, я тебя недооценил.

- Цена меня устраивает.

Выражение лица Громова в ходе разговора постепенно меняется. Кажется, он всерьез начинает  опасаться того, что сейчас тоже случайно упадет и ударится головой о какую-нибудь лопату. В крайнем случае, о грабли.

- Знаешь что… - говорит Громов после затянувшейся паузы. – Возвращайся к себе на дачу. Поживи там недели две… Надеюсь, ты не наследил?

- Нас никто не видел. В деревне живут две бабки. Да и те спать ложатся после программы «Время». - Мужчина в спортивной куртке делает безуспешную попытку улыбнуться.

- Надеюсь… Да, а где телефон, с которого вы мне звонили?

- А я откуда знаю?

- Он был у Карасёва.

- Значит, теперь он лежит в могиле.

- Что?! – Кажется, что вокруг Громова сейчас начнут вспыхивать молнии. – Ты понимаешь, что это улика?! Ты когда-нибудь слышал такое слово – у-ли-ка?!

 8.

Светлана стоит перед главным редактором с зажатой в кулаке флэшкой.

- Вы поймите, статья еще не готова. Я закончу ее после общественных слушаний.

- Каких слушаний?! – Редактор округляет глаза. – Через три часа мы отсылаем газету в типографию.

- Галина мне сказала, что мою статью можно заменить перепечаткой из интернета. Или поставить очерк Богданова о собаках.

- Галина? Галина может менять только своих мужей, а не статьи… Выкладывай на стол статью, и не забудь о фотографиях.

- Хорошие фотки получатся на общественных слушаниях…

Редактор начинает вставать с кресла.

- Что? Опять?.. Ты, Светочка, кажется, не поняла, что от тебя требуется? Статья должна выйти до слушаний. Понимаешь? До, а не после!

- Но это же…

- Я знаю, что ты хочешь сказать. И ты, наверно, права. Но имей в виду, никто тебе не запретит по итогам слушаний написать продолжение. – После паузы он добавляет: -  Если будет о чем писать.

Светлана медленно разжимает ладонь. На ней появляется флэшка в виде золотой рыбки.

Редактор хватает флэшку и вставляет ее в USB-порт. При этом он приговаривает:

- «Бог с тобою, золотая рыбка! / Твоего мне откупа не надо; / Ступай себе в синее море, / Гуляй там себе на просторе».

9.

Дом Культуры, каких по всей России полно. К нему одна за другой подъезжают дорогие машины. Из них выходят солидные люди с депутатскими значками. Из-за угла появляются несколько ветеранов с орденами и медалями… На крыльцо организованно поднимается большая группа студентов…

В зале, заполненном более чем наполовину, установлены две телекамеры – городского и областного телевидения. В третьем ряду с краю примостилась Светлана.

На сцене – огромный герб города, а под ним – массивный стол президиума. На нем стоят таблички: «главный архитектор города Ежов», «председатель общественного совета Громов», «заместитель председателя городской думы Серебров»…

Общественные слушания объявляются открытыми. Серебров предоставляет слово Ежову. Главный архитектор, уставившись в бумажку, начинает бубнить что-то малоразборчивое. Затем в зале гасят свет, и на экране появляется сюжет, снятый местным телевидением. Сюжет представлен как «опрос населения». Корреспондент подходит к прохожим и задает один и тот же вопрос:

- Не мешает ли вам новостройка в центре города?

Первым отвечает пенсионер в кепке с гербом России:

- Я рад, что дожил до этих времен. Я еще застал те времена, когда после войны на этом месте стоял барак…

- Мне новостройка не мешает, а помогает, - бодро отвечает спортсмен на велосипеде. – Я слышал, что рядом с домом проложат велодорожку – вдоль реки.

Молодая мама с коляской лениво отвечает:

- Мне все равно. – И сует младенцу соску.

Парень и девушка, обняв друг друга, передают привет всем знакомым и говорят, что новый дом – «это прикольно».

В зале включается свет, и главный архитектор тем же тоном, что и в начале, произносит:

- Как видите, горожане, в большинстве своем, поддерживают строительство. О том же свидетельствует и интернет-опрос. 86% высказались за строительство и только 6 % – против. Остальные 15 % - воздержались.

В зале слышится смех.

- Товарищи и господа! – нервно реагирует на смех заместитель председателя Думы. – Прошу вести себя корректно.

- Вы перевыполнили план по опросу населения на 7%! – кричит с первого ряда женщина, чем-то отдаленно напоминающая девушку, которая в конце 70-х годов пыталась предотвратить вывоз на свалку музейных ценностей. Голос у нее, по крайней мере, точно такой же.

- Ирина Васильевна, соблюдайте регламент, - строго обращается к ней Серебров. – Вы значитесь в списке выступающих по номером 5… Предлагаю перейти к выступлениям. Слово предоставляется председателю Совета ветеранов товарищу Громову.

Светлана вертит головой, записывает что-то в блокнот...

На сцену поднимается отец председателя общественного совета.

- Товарищи! – произносит он. Голос у него дрожит от волнения. – Наш замечательный город растет, на глазах становится красивее, ярче… Город молодеет прямо на глазах…

В зале снова слышится смех. Кто-то внятно произносит:

- Молодеет, потому что старые памятники разрушаете.

- … Так вот, - продолжает Громов-старший. – Я и мои соратники выражаем поддержку нашим замечательным строителям, которые, наконец-то, взялись за благоустройство исторического центра. Что плохого в том, что молодые семьи получат квартиры не на окраине, а в центре? Что плохого в том, что ветераны здесь смогут жить и лечиться? В доме будет работать аптека, кабинет врача общей практики, круглосуточный магазин…

10.

Рядом с Домом Культуры за столиком летнего кафе сидит мужик в бейсболке (тот самый, который так активно в последнее время орудовал лопатой). На дачу он не уехал. Видимо, у него еще остались в городе важные дела.

Мужик разговаривает по телефону:

- Да, я знаю… Громов думает, что телефон в могиле… Не волнуйся… Что? О чем ты говоришь? Я же сказал, что все пройдет нормально. Самое главное в нашем деле – правильная постановка вопроса…

11.

Общественные слушания в разгаре. На трибуне Ирина Васильевна. В руках у нее какие-то документы.

- Мы можем говорить о чем угодно. О молодых семьях, о ветеранах, аптеках… Но есть закон. И из этого закона ясно: строительство ведется незаконно. План должным образом не утвержден. Заседание градостроительного совета проходило в закрытом режиме. О нем большинство членов градостроительного совета даже не знало. Но и тем посвященным, которым посчастливилось на нем присутствовать, показали план, по которому здание -  в народе уже прозвали «Пингвин» - было пяти, а не десятиэтажным…

- Хотел бы напомнить уважаемой Ирине Васильевне, что этот проект архитектора Князева получил 2-ю премию на всероссийском конкурсе «Архитектура будущего», - вставляет слово Громов-младший.

- И что из этого следует? – отвечает Ирина Васильевна. – Какое это имеет отношение к теме сегодняшних слушаний? Этот дом великолепно бы смотрелся в новом районе, где тоже не хватает нормальных магазинов… А аптек, по-моему, сейчас развелось столько, что говорить о их нехватке – даже не смешно.

В зале раздается гул. Это студенты, получив отмашку от преподавателя, начинают сгонять оратора с трибуны.

- Я не уйду, пока не скажу все, что я думаю по этому поводу, - горячится Ирина Васильевна. – Эти общественные слушания должны были проходить год назад, до начала строительства. Но их все время откладывали. Откладывали сознательно… Если бы не наш актив, их бы вообще не было. Прокуратура отреагировала с запозданием… И теперь мы видим, что в охранной зоне появилось здание, которое уничтожает исторический вид. Это инородное тело. Осадные орудия, которые подгоняли к городским стенам враги, более соответствовали нашей архитектуре, чем то, что мы вынуждены наблюдать сейчас.

- Ирина Васильевна, соблюдайте регламент, - говорит Серебров.

- И имейте в виду, - добавляет Громов-младший. – Этот проект архитектора Князева получил премию на международном конкурсе «Дома XXII века».

- Вот и стройте ваш дом на Луне! – кричит какой-то старик в зале. – Это святое место! Наши предки остановили там врага, а вы, а вы, а вы…

Старику становится плохо. Вокруг него начинают суетиться люди. Со сцены несут бутылку с минеральной водой, поливают ему лицо…

- Вам с газом или без газа? – автоматически спрашивает кто-то.

Светлана хватается за фотоаппарат и начинает снимать…

- Товарищи и господа, - обращается к залу Серебров. - Просьба вести себя организованно. Мы предоставим слово все желающим… Но я хотел бы напомнить, что нельзя забывать и о тех, кто купил в строящемся доме квартиры. Продано уже 22 квартиры!

- 22 – это перебор! – доносится из зала.

- Очень остроумно… Люди вложили деньги. Может быть – последние свои деньги. Они рассчитывают на порядочность подрядчиков.

- Сколько среди покупателей – пенсионеров?

- Это неважно. Это все – частности. У нас, слава Богу, не сословное государство. Все имеют право на жилье… Все ваши пожелания мы представим в аппарат городской думы. Надеюсь, депутаты учтут рекомендации и примут правильное решение.

- И прошу не забывать, что проект архитектора Князева выдвинут на соискание Государственной премии Российской Федерации! – провозглашает на прощание Громов-младший.

 Народ начинает выходить из душного зала. В том числе и Светлана. Возле дверей людям бесплатно раздают свежие газеты. Ей подсовывают газету с ее же статьей. Она морщится, как будто ей хлестнули по рукам крапивой… Ей кажется, что она снова не справилась с заданием. Не пообщалась с противниками строительства лично… Правки, которые внес в текст главный редактор, тоже не сделали статью объективной. Скорее наоборот… Светлана со злостью бросает газету в урну.

Окончание следует

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

bYtfEud61klr | 2tnjq10o8@yahoo.com | 06:37 - 09.02.2017
I am glad for writing to let you know of the excellent experience my friend’s girl went through reading the blog. She figured out several pieces, most notably how it really is like to have a terrific helping style to get a lot of a lot more smoothly completely grasp several specialized issues. You truly did more than vi17sors&#82ti; expectations. Thank you for displaying those good, dependable, explanatory and in addition cool guidance on this topic to Lizeth.