Смех сквозь слезы

Сергей Михалок…К тому времени Сергей Михалок только сменил имидж, прикоснулся к своим панк-корням и от исполнения песен о тотальной любви перешел к песням протеста.

Впрочем, нельзя сказать, что это был резкий поворот. Едва ли лидер группы Ляпис Трубецкой изменился кардинально. Он по-прежнему был максимально ироничен. Михалок и на пресс-конференции дурачился с умным видом, постоянно перемешивая серьезные высказывания с несерьезными. То есть его песни и его же высказывания для журналистов были построены по одному и тому же принципу. Это был смех сквозь слезы. http://www.pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=1505

Самоирония

 Сергей Михалок, еле дождавшись того момента, когда в шатер пресс-центра «Псковского циклона» подтянутся журналисты, заявил, что «постоянная самоирония нас довела… Нельзя так пренебрежительно относиться к собственной профессии. Мы стали чувствовать себя очень неловко». Это он так охарактеризовал коммерческий успех своей группы.

Ляпис Трубецой годами дурачился, издевался, высмеивал… Но чем дальше это продолжалось, тем серьезнее группу воспринимали широкие народные массы. Дело дошло до того, что Сергею Михалку позвонила Роксана Бабаян с предложением о совместных выступлениях. 

«С Роксаной Бабаян мы поссорились после одной минуты телефонного разговора, - с удовлетворениям отметил Сергей Михалок. – После того как я отказался от выступлений, она предрекла, что я закончу дворником».

Из сказанного следует, что Роксана Бабаян, в сущности, добрый человек. Она могла предречь лидеру Ляписа Трубецкого что-нибудь и похуже. Закончить свой путь дворником для бывшего панка, в общем-то, не так уж и плохо.

Мистерия-буфф

 Когда-то Сергей Михалок давал концерты вместе с небезызвестным Свином, был создателем буффонадного панк-театра. Теперь же, на новом витке, снова устраивает буффонады, для чего пришлось возвращаться к анархическим идеям. И они, по крайней мере, любопытны. Псковские журналисты поинтересовались: как таким анархистам как Михалок удается существовать в условиях Беларуси?

«Власть должна идентифицировать бактерию, - ответил лидер Ляписа Трубецкого. - Они не знают: кто мы? Мы не в кадке, не в общем котле, мы как бы юродивые». Короче говоря, не рыба, не мясо. Скользкие и непонятные. Но зато свободные.

Бешеное развитие

Отдельный пассаж на пресс-конференции был посвящен Кубе, с которой у некоторых по недоразумению ассоциируется слово «свобода».

Кубинский тоталитаризм Михалок охарактеризовал как «более страшный», в отличие от белорусского – «клоунского, колхозного». А вообще, по мнению Сергея Михалка, любой тоталитаризм закаляет.

«Есть демоны, которые постоянно тебя точат. Мне нравится там жить и чувствовать себя свободным… Элементы тоталитаризма мы наблюдаем всюду. На Украине, в России (в том же Башкортостане или Татарстане)...» Но именно потому, что в Беларуси у многих коллективов нет ни малейших шансов попасть на официальную сцену, начинает развиваться настоящее творчество. Не нужно подстраиваться, стараться попасть под какой-то формат. «Поэтому в Беларуси так развита контркультура. Люди научились не ждать подачки, и отсюда – бешеное развитие». Для них ориентир – не какой-нибудь «Славянский базар», а Европа.

Фанаты из КГБ

В определенном смысле, в Беларуси у таких людей как Михалок развязаны руки. Они сами по себе. Не проправительственные, не антиправительственные.

«Я не могу найти группу людей, чьи интересы я представляю, - без всякого сожаления пояснил Сергей Михалок. А что касается вездесущего белорусского КГБ, то: - в КГБ тоже есть вменяемые люди. Там есть наши фанаты».

В этих условиях сущим пустяком является то, что Ляпису Трубецкому объявило бойкот «Русское радио» (этим, наверное, можно гордиться). Тем более что в их формате не особо-то порассуждаешь о высоком и далеком, как это было сделано на берегу Псковского озера, когда Михалок вдруг заговорил о тех, кто писал строчки, «которые имеют вес». То есть о Рембо, Верлене, оберэутах.

В конце концов, Сергей Михалок изрек:

«Мир устал от полутонов. Именно поэтому сейчас такой интерес к сочным и ярким тонам, как у Ван Гога и Гогена, где все без экивоков».

Михалок, конечно, не Ван Гог, и даже не Гоген. До чистого и яркого искусства ему еще далеко. Но дело свое он знает.

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий