Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Свободное плавание

Михаил СморчевскийВладимир Путин просил Россию сосредоточиться. Она так и сделала, сосредоточилась на нем самом.  По всей видимости, недовольство Путиным будет только нарастать. Надо лишь дождаться так называемых выборов и подведения их итогов.

Сто тысяч человек, вышедших на шествие и митинг в Москве 4 февраля, свой выбор сделали досрочно.



Сразу же за цепью полицейских стоит бородатый человек с необычным плакатом. У многих в руках – издевательские карикатуры на Путина, в крайнем случае - на Чурова с Медведевым. А тут в руках у человека изображение Иисуса Христа. Причем не плакат, а картина, хоть и прибитая к рукояти.

- Почему вы пришли с таким изображением? – спрашиваю я.

- Искусство должно быть там, где есть жизнь, - отвечает мужчина, который оказывается художником Михаилом Сморчевским. - Вы меня не узнали? – почти без огорчения спрашивает он. - Когда-то я был известен. - И художник начинает вспоминать: - В советские времена меня вышвырнули из страны. Я жил в Америке.

- И когда вернулись?

- В 1994 году. Тогда же, когда Солженицын.

Есть ли жизнь на Якиманке?

Михаил Сморчевский прав, по крайней мере, в одном – жизнь на Большой Якиманке точно есть. Особенно в полдень 4 февраля 2012 года. Жизнь кипит, несмотря на мороз. Огромное количество людей собирается быстрее, чем на проспекте Сахарова 24 декабря. Сколько всего здесь собралось людей – на глаз определить сложно. Позднее Владимир Рыжков со сцены скажет:

- Вместо анекдота: телевидение передало, что на Поклонной горе на митинг в защиту Путина собралось 56 тысяч, а здесь – 14 тысяч.

В ответ прозвучит  всеобщий смех. Протестующих вокруг так много, что ни с одной точки конца колонны не видно. По разным оценкам, в двадцатиградусный мороз на шествие за честные выборы в Москве собралось от 100 до 120 тысяч человек. Это явно больше, чем пришло на Болотную площадь 10 декабря 2011 года.

Впрочем, Владимир Путин, комментируя митинг, состоявшийся в его поддержку на Поклонной горе, назовет другие цифры: от 135 до 190 тысяч. Он бы еще 99 % на выборах в Чечне упомянул.

Но прежде чем оказаться на Болотной площади, надо было пройти всю Большую Якиманку, где неподалеку от Калужской площади активно раздавали белые и зеленые шарики, наполненные гелием.Большая Якиманка

На белых шариках, дарованных только что созданной Лигой избирателей, надпись: «Еще раз меня надуют – я лопну». Есть и более оптимистичный вариант: «Я не сдуюсь».

За шариками выстраивается очередь. Люди тянутся вверх и отрывают шарики, как лепестки у гигантского цветка. На счастье?

Позднее, когда Юрий Шевчук со сцены споет песню о Родине, все шарики одновременно выпустят в небо. А пока что их раздают людям абсолютно разных убеждений и статуса. Всем, кто считает, что Россия доросла до честных выборов.

Вид клоуна с колокольчиком в носу, с деловым видом подвязывающего разноцветные шарики к своему желтому рюкзаку, наводит меня на мысль о том, что сейчас начнется русский карнавал: русская зима, минус двадцать, рукавицы-валенки-треух…  Но если обычный карнавал сопровождается маскарадом, то здесь все иначе. Люди собрались, чтобы сорвать маски с той власти, которая, по их мнению, прикрываясь народом, грабит страну. Но праздником происходящее быть не перестает.

Клоун на Большой Якиманке – явная реакция на оскорбления сторонников Путина, называвших протестующих клоунами.

«Вы нас называете клоунами? Хорошо».
 
Амфоры без Путина

Большая ЯкиманкаЛюдей на Большой Якиманке становится все больше. Пенсионеры, студенты, преподаватели, рабочие, артисты, писатели, бизнесмены… У каждого десятого в руках какой-нибудь самодельный плакат. Что-нибудь вроде «Выборы без фальсификаций, амфоры без Путина», «Put in trash» («Выброси в мусорное ведро») или  «Зачем Володька сбрил усы?» (с портретами Сталина, Лукашенко, Каддафи и Путина).

Народное творчество предпочтительнее того, что предлагают отдельные организаторы шествия.

Во всяком случае, кричалки и считалки «про Вову», доносящиеся из колонок, слишком примитивны. Наиболее громко и резко звучит над Москвой лозунг «Путин – вор»! Коротко и ясно. Хотя и не смешно. Но от истины недалеко.

Постепенно формируются колонны. Левые, националисты, правые… Однако большая часть собравшихся представляет не партии, а самих себя. По большому счету, это шествие беспартийных. Остальные – лишь примкнувшие. Партии собирают одну сотую от того числа людей, которые пришли на Большую Якиманку.

Группа журналистов концентрируется возле предводителя общей колонны – Владимира Рыжкова. Он – в синей куртке с белой ленточкой на груди - постоянно переговаривается по мобильному телефону и дает интервью. В промежутке сообщает окружающим:

- Вчера разговаривал с Михаилом Прохоровым – он ведет колонну в две-три тысячи.

Так и хочется уточнить:
Владимир Рыжков
- Две-три тысячи чего? Миллиардов долларов?

- Музыки не хватает, - говорит Рыжков с сожалением. - Должны включить музыку.

Музыку включают только минут через двадцать. Это Владимир Высоцкий. Высоцкого сменяет The Clash – песня «London Calling».

- Не опасаетесь, что сегодня соберется меньше, чем на проспекте Сахарова? – спрашивает кто-то Рыжкова.

Нет. Мы на проспекте Сахарова проводили опрос: «Придете ли в следующий раз?». 97 % опрошенных сказали, что придут при любой погоде. Я уверен, что так и будет.

Главный девиз шествия – «Россия без Путина». Этот баннер растягивают почти на всю ширину Большой Якиманки.

Якиманка, конечно, большая, но и ее ширины на всех не хватает. Люди все подходят и подходят, опережая по тротуару тех, кто встал впереди на проезжей части.

Колонна несколько раз пытается отправиться в путь, не дождавшись команды. Но сзади народ радостно начинает дружно скандировать: Большая Якиманка«Стоять! Стоять!» Самоуправление в действии.

Полпервого, после нескольких фальстартов, колонна, наконец, по-настоящему трогается с места. Впереди, вместе с плакатами и трехцветным флагом с фамилией «Явлинский», флагами «Солидарности», флагом «Веселого Роджера» колышутся десантные флаги. Среди них развевается одинокий Андреевский флаг.

На грузовике, который едет справа, включают песню «Анархия» группы «Кино». Однако в колоннах никакой анархии нет. Зато постоянно идет общение. Незнакомые люди рассказывают друг другу о том, что заставляет их уже в третий раз выходить с протестом на улицы Москвы. Общее ощущение – заставляет хаос. То есть то, чем пугают сторонники Путина, утверждающие, что если Путина не изберут, то в России наступит хаос.

По мнению собравшихся, хаос уже наступил. При Путине и из-за Путина. Во всяком случае, рассказы о том, что происходит сегодня на заводах,  на рынках, в вузах, в больницах, в армии – наводят на эту нехитрую мысль.

 Коррупционная экономика не справляется. И коррупционная политика не справляется. У российской власти – неограниченные возможности и ограниченная совесть.

Впереди - Кремль

Колонна движется без остановки. Парад плакатов продолжается. Впереди над головами колышется: «Какое счастье: умные друзья и враги-идиоты. Борис Акунин» и «Путин – кидала, мы ему не верим». Мелькают портреты Ходорковского.

Из окон окружающих домов то и дело выглядывают люди. Многие фотографируют. С некоторых балконов свисают белые ленты.
В открытом окне неожиданно возникает оголенный по пояс мужчина с фотоаппаратом. Видимо, проснулся, глянул в окно и обалдел.

- Спускайся! - кричат мужчине из толпы.

- Кремль уже виден!, - раздается чей-то бодрый голос. Сказано многозначительно. Действительно, впереди показались башни Кремля.

У мужчины, который идет впереди меня, на голове головной убор «а ля Северная Корея» с надписью:
Большая Якиманка
«Мы не корейцы – плакать не будем».

Соседний плакат гласит: «Нам холодно, но мы пришли».

Впрочем, мороз не слишком мешает. Если одеться по сезону – совсем не холодно. Градусов 20 ниже нуля с легким ветерком. Даже капюшон поднимать не пришлось. Слова на лету не замерзают. Жить можно.

Неподалеку от Малого Каменного моста из ирландского паба выходит компания с плакатом «Спасибо что живой» и портретом Путина.  Даже на фоне прочих сатирических плакатов их  кандидат в президенты смотрится вызывающе смешно. К компании устремляются фотографы и желающие сфотографироваться на историческом фоне.

Возле Малого Каменного моста, как раз под подходящим  указателем «Студии братьев Люмьер», собирается множество телеоператоров и фоторепортеров. Здесь выгодная точка, чтобы запечатлеть почти всех участников шествия.

Переходим мост и сворачиваем направо, двигаясь мимо  аллеи деревьев, целиком состоящих из навесных замков – символов крепкой любви. Навесных замков здесь тысячи. Наверное, сегодня в России проще ногтем  открыть все эти замки, один за другим, чем честно победить на выборах. Но это - сегодня. Завтра-послезавтра всё может измениться.

Возле сцены, над которой висит лозунг «Россия будет свободной»,  на больших экранах показывают записи Высоцкого, Цоя. Затем включают клип «Поезд в огне» «Аквариума».

Республиканская партия

Начало митинга получается слегка смазанным. Евгения Чирикова и Владимир Рыжков предоставляют слово музыкальному критику Большая ЯкиманкаАртемию Троицкому. Он начинает петь песню собственного сочинения, призывая не столько подпевать, сколько подтанцовывать под припев: «Шайку Путина на нары! Ша Пу На На!»

На Москвою в исполнении Троицкого звучит:

Маленький Вова выиграл в лото
Больше России не нужен никто
Граждане в коме, урки рулят
Стражи порядка на стрёме стоят


Это очевидная антихудожественная самодеятельность сменяется выступлением группы «Свободный десант» с той самой песней про Путина («Мы требуем мирно - тиран – уходи!»).

Народ, конечно, от нечего делать,  это приветствует, но особого энтузиазма  не видно. Примитивный стеб и угрюмый протест не совсем соответствуют настроению тех, кто пришел на Болотную площадь в общегражданской колонне.

Учитывая мороз, количество выступающих ограничено. Так же как и время для выступлений. Однако писатель Людмила Улицкая высказывается совсем уж кратко. Да, к тому же, еще и тихо. Она говорит: «В толпе стоят несколько будущих президентов».

Толпа в ответ начинает скандировать: «Громче, не слышно!», тем самым заглушая и без того тихую речь. Большая Якиманка

Столь же тихо, мимо микрофона, выступает и Ирина Ясина. Ее вывозят на инвалидной коляске. «У кого-то нет ног, - говорит она, - У кого-то нет рук, у кого-то нет совести, у кого-то нет чести. Если ноги и руки ты не можешь себе вырастить сам заново, то совесть и честь в себе можно воспитать. И мы должны с вами работать над тем, чтобы нами руководили с честью. Это зависит от нас, это зависит от того, что мы тут собираемся. Это зависит от того, что нас так много».

Основная мысль почти всех выступающих: перемены только начинаются.

Неожиданно на Болотной проявляется американский след. Но это совсем не след Госдепа США. К сцене сквозь толпу продвигаются люди с плакатом «Мы должны держаться вместе, чтобы нас не повесили порознь». И подпись: «Бенджамен Франклин, 1776 год».
Наиболее доходчиво говорят Илья Яшин и Сергей Удальцов, у которых опыта выступления на протестных митингах предостаточно (как и опыта отсидки после этих митингов).

Яшин скандирует: «Долой самодержавие! Да здравствует республика!»

Лидер «Левого фронта» отвечает тем, кто утверждает, будто на митинги протеста приходят в интересах США.

Болотная площадь- Это ложь и провокация! – кричит Удальцов. - Я в 1999 году, когда бомбили Сербию, был у американского посольства. Там закидывали посольство американское всем дерьмом до пятого и шестого этажа. Вот, я лично до пятого этажа бросил! А где был Путин? Где был Медведев? Где был Кургинян? Где была вся эта шайка? Я их там не видел…Они говорят, что революция норковых шуб. Что вы врете, гады?! Я вот в этой куртке уже третий год хожу! Где тут шубы норковые? И шубы, и миллиарды, и виллы за границей! Поэтому мы выступаем в интересах большинства, которое сегодня унижено

На сцене стоят Дмитрий Быков, Гарри Каспаров, Сергей Митрохин, Борис Немцов… Но они к микрофону не выходят. Лимит.

Выступают Григорий Явлинский (партия ЯБЛОКО»), Геннадий Гудков  («Справедливая Россия»), Александр Белов (ДПНИ).

Тележурналист Леонид Парфёнов произносит короткую речь «про градус настроения, что уместно на морозе».

- Вот все зависит от меры нашего, вашего ощущения, что эта надменная властная каста закрывает нам жизненные горизонты, - говорит Парфёнов. - Общество дремало все нулевые годы. За это время у него украли его права. Но ведь уже хватит, уже надо просыпаться, уже надо что-то делать. Ведь на этот-то раз мы не забудем, не проспим»

Видеть вместе либералов (Явлинского) и националистов (Белова) вместе - странно и неприятно. Но видеть Путина и его окружение во главе России – еще более странно и неприятно. Сколько лет они у власти, а привычка все еще не выработалась. Путин у власти – это противоестественно. Это извращение.

Озадачивает не то, что в антипутинском шествии снова принимали участие русские националисты. Не они определяли настроение. Они были далеко от сцены. К тому же, человек четыреста на сто тысяч человек – это ничтожно мало.
Болотная площадь
Озадачивает другое: организаторы митинга и шествия (только что созданная Лига избирателей) с самого начала непоследовательны. Они, вроде бы, не признают  грядущие выборы честными. И в то же время призывают в них участвовать. Они настойчиво агитируют всех принять участие в выборах президента в качестве наблюдателей и избирателей. Отправляют в Кремль соответствующие резолюции. Предлагают восстановить регистрацию Явлинского. Допустим, они будут услышаны, и Явлинского зарегистрируют. Станут ли этого президентские выборы честнее?

Евгения Чирикова при голосовании пунктов итоговой резолюции  постоянно повторяла: «Единогласно, единогласно». Разумеется, никакого единогласия на митинге не было. Кроме одного вопроса: «Путин должен уйти». Но на эту тему голосовать не предлагалось. 
Таким образом, пока сила путинской власти в слабости оппозиционных лидеров. Похоже, что некоторым из тех, кто поднимается на сцену во время антипутинских митингов, Путин не слишком-то и мешает. Более того, он им нужен – в качестве пугала. И как гарант их стабильной оппозиционности. Отсюда и такие беззубые и бессмысленные резолюции.

Но сами митинги и шествия бессмысленными не назовешь. Они меняют атмосферу. Они заставляют тех, у кого есть мозги, этими мозгами шевелить. Они способны пробудить совесть.

Болотная площадьНаконец, к микрофону подходит Юрий Шевчук с гитарой. «Даже не знаю, что вам спеть, - говорит он и начинает: - «Ой, мороз, мороз,..» Постепенно «Ой мороз…» переходит в  «Еду я на Родину».


Песня старая, но слова актуальные:
Сколько правды в глазах государственных шлюх !
Боже,
Сколько веры в руках отставных палачей !
Ты не дай им опять закатать рукава,..

За годы, прошедшие со дня написания песни, правды в глазах старых и новых государственных деятелей стало еще больше. Они готовы поклясться на чем угодно, лишь бы остаться у власти.

Пока Шевчук поет стоящий за его спиной Дмитрий Быков раскачивается вместе с плакатом: «Не раскачивайте лодку – нашу крысу тошнит». Крыса на плакате подозрительно напоминает Путина.

После песни Шевчука и объявления о концерте в поддержку политзаключенных люди начинают медленно расходиться. Но сделать это не так-то просто, несмотря на то, что все пути с Болотной площади вроде бы открыты.

Тем, кто стоял ближе всех к сцене, нет возможности уходить той же самой дорогой, который они пришли. Толпа давит. Приходится перебираться через образовавшуюся в металлической сетке брешь. Издали кажется, что это обычный выход. На самом деле, надо перескочит через невысокий барьер, а потом спрыгнуть вниз.Большая Якиманка

Под песню группы «Алиса» «Время менять имена» я, вслед за сотнями других людей, прыгаю в толпу, которая в метре подо мной узким потоком двигается вдоль канала. Иначе отсюда не выйти. Все друг другу помогают. Давки нет.

Наконец, под раздающуюся по округе песню «Свобода» группы "ДДТ" поднимаюсь на проезжую часть и лицом к лицу сталкиваюсь с Юрием Шевчуком, который в это время подходит к машине. Его немедленно окружают поклонники.

Один из них произносит с восхищением и  иронией: «Шевчук – это почти Ленин».

Юрий Шевчук тем временем раздает автографы, после чего торопливо садится в машину, которая выруливает влево и отправляется по направлению к Кремлю, до которого рукой подать. Отправляюсь в ту Юрий Шевчук на Болотнойсторону и я.

До самого храма Василия Блаженного выстроился длинный ряд полицейских. Мне надо еще зайти в магазин Библио-глобус» - купить биографию Франка Заппы «Электрический Дон Кихот». В конце концов, свет клином на Путине не сошелся. Жизнь продолжается.

Стоящие по краю тротуара полицейские интересуются у тех, кто возвращается с митинга: «Как все прошло? Десантура пела? А Шевчук?» - «Пели, все пели». Полицейский в ответ говорит что-то неразборчивое, но смысл ясен: «Жаль, меня там не было».

Тем временем на мосту через Москва-реку организуется стихийный митинг из четырех человек. Они, стоя с плакатом «Власть закрывает глаза на беспредел чиновников», позируют  на фоне кремлевских башен, агитируют за Путина и кричат: «Мы проводим альтернативный митинг против оранжевой заразы!» Им бы отправиться на Поклонную гору, поклониться тени Путина. Но они пришли поближе к Болотной. Для подобных  людей Путин не чиновник, а бог, так что никакого противоречия в их лозунге нет. Они борются против плохих бояр за доброго Путина. Таких людей сегодня в России вряд ли больше 30% от числа избирателей. Следовательно, остальные думают иначе. Их мнение как раз и выражают те десятки тысяч людей, что последние два месяца выходят на митинги протеста. Пока власть делает вид, что они мало что значат.  Но делает вид очень неумело.

Спасительный смехАльтернативный митинг

В феврале 2012 года очень уместно перечитать текст, написанный в 1936 году Владимиром Набоковым. Хрестоматийный рассказ называется «Истребление тиранов». Государственный вождь в рассказе становился все крупнее и крупнее, «все кругом принимало его облик, закон до смешного начинал смахивать на его походку и жесты», в школах ввели преподавание борьбы, которой он увлекался, в газетах то и дело мелькали статьи, до верху набитые банальностями… В итоге, «закон, им поставленный, - неумолимая власть большинства, ежесекундные жертвы идолу большинства, - утратил всякий социологический смысл, ибо большинство это он».

Все происходящее вызывало у рассказчика - противника тирана - ненависть, которая разъедала его изнутри. И так продолжалось до тех пор, пока он не разглядел, насколько этот тиран был смешон.

Смех оказался спасительным. Что-то похожее происходит сейчас на митингах и шествиях протеста. То самодержавие, которое навязывают сегодня России, беспомощно, а потому и смешно. Судя по настроению, большинство участников шествия на Большой Якиманке именно так и считают. И этот живой смех не делает положение дел безнадежным.

 

 Фото автора.

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

МИША СМОРЧЕВСКИЙ-ПОТОЦКИЙ | smorchevsky.art@gmail.com | 19:17 - 29.01.2013
Художник Миша Сморчевский-Потоцкий ,картина "Иисус Христос",холст,масло,70х50 см.,2012