Чувство глубокого самосохранения

Фрейндлих и ПутинЭта тема почти вечная. Зачем нужна культура и кому нужны ее деятели?

Перед выборами на подобные вопросы отвечать просто. Смотришь предвыборные ролики, читаешь списки агитаторов и партийные списки, и ответы приходят сами собой.

Разговор о силе и слабости высокого искусства мы начали в статье «Высокое и низкое».
http://www.pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=1508 Предыдущая неделя дала новую пищу для рассуждений.

Чтобы снова стать президентом, Владимир Путин окружил себя плотным кольцом знаменитостей. Валерий Гергиев, Олег Табаков, Евгений Миронов, Игорь Бутман, Алиса Фрейндлих… Они стали доверенными лицами кандидата в президенты и снялись в агитационных роликах.

Как ко всему этому относиться?

Расколотое сознание

На этот счет существуют две противоположные точки зрения. Одну высказал журналист Юрий Сапрыкин, участник и организатор митингов на проспекте Сахарова и Болотной площади.

Сапрыкин задался вопросом: «Мы действительно отказываем актеру Миронову в праве поддержать того кандидата, которого он считает нужным поддержать? Мы готовы зачеркнуть всю карьеру Фрейндлих только из-за нескольких слов, сказанных ей во вполне законном предвыборном ролике? Мы считаем, что включение человека в список доверенных лиц Путина характеризует его как дегенерата, если не как врага? Ау, мы все еще за честные выборы?»

По-другому считает дирижер Михаил Аркадьев, написавший душераздирающий текст «Я обвиняю». Там сказано:

«Ужас ситуации с Фрейндлих не в частном мнении Алисы Бруновны, на которое она имеет полное право, а в том, что с момента записи ею политического ролика она добровольно приняла на себя прямое (ведь в косвенном можно упрекнуть каждого из нас) соучастие во лжи, грабеже и преступлениях режима».

Но у Михаила Аркадьева к Алисе Фрейндлих давняя симпатия, можно сказать – любовь, и поэтому обвиняет он не ее, а тех, кто связался с Путиным, но при этом не заручился любовью дирижера Аркадьева.

«Но я не могу и не хочу чрезмерно обвинять Алису Фрейндлих, - пишет Михаил Аркадьев, -  ведь ее прямая политическая поддержка Путина вызывает скорее чувство ужаса, стыда и жалости. Но я обвиняю своих коллег – «музыкантов в законе», героев современного классического истеблишмента Валерия Гергиева и Юрия Башмета. Я обвиняю их, живущих на почти заслуженные (если бы не постоянная поддержка сначала советской, затем постсоветской государственной системы) мировые гонорары и на гораздо менее заслуженные огромные подачки власти.

Я обвиняю их в распределении этих подачек среди подчиненных им и зависящих от них денежно и карьерно молодых и не очень молодых коллег.

Я обвиняю их в том, что они способствовали или ничем не помешали воцарению власти откатных денег и лично-семейно-блатной протекции в классической музыке».

Итак, одни относятся к союзу деятелей культуры и политиков миролюбиво, другие – непримиримо.Путина вызывали?

Правда, нельзя забывать и о тех, кто любит одновременно и Табакова, и Путина. У этих людей, по всей видимости, все хорошо, и раздвоения личности им не грозит.

Тонкий нюх

Своего личного авторитета политикам, использующим известных людей, в первую очередь деятелей культуры, видимо, не хватает. Поэтому они к своей падающей популярности пытаются прибавить заслуженную десятилетиями популярность артистов, музыкантов, режиссеров. Но дело в том, что популярность этих людей совсем другого рода. Она не имеет никакого отношения к политике.

Насколько можно доверять человеку, который прекрасно играет на альте или саксофоне, когда он начинает заниматься политической агитацией? Почему артист, отлично сыгравший десятки жуликов и примерно столько же кристально честных людей должен служить моральным авторитетом? Этот человек отлично овладел искусством перевоплощения, научился ловко и убедительно менять маски. Достаточное ли это основание, чтобы следовать его предвыборным советам?

Некоторые деятели культуры успели отметиться и в пропутинском лагере, и в оппозиционном. Это доказывает, что у них тонкий нюх, и они подстраховались. Но никаких достоверных свидетельств того, что у них есть совесть, еще не поступало.

Поэтому я бы не спешил доверять каким-либо политическим агиткам (за или против – неважно). Лишь немногие из известных деятелей культуры имеют по-настоящему твердые убеждения. И они, как правило, их не демонстрируют. А когда все же высказываются, то делают это от души, а не по звонку из предвыборного штаба.

«Если бы мне предложили войти в штаб Путина – я бы тоже согласился, - сказал мне недавно человек, которого трудно было заподозрить в симпатии к этому кандидату в президенты. И далее он продолжил: - Есть предложения, от которых отказаться невозможно. А куда деться? Все мы повязаны…»

Фрейндлих и ПутинЯ не стал переспрашивать – чем это они все там повязаны. Грантами? Или гранатами? Заказами? Уголовными делами? Семейными узами? Или они просто боятся потерять работу? Уволят же за непослушание, и некому будет нести народу духовность, просвещать и окультуривать.

Невольная борьба

Деятелей культуры и прочих известных людей власти использовали всегда. Но и деятели культуры, не будь дураки, тоже использовали власти. В результате, часто заключались союзы по расчету. И общество относилось к этому союзу с отвратительным пониманием.

Надо кого-нибудь потравить? Смешать с грязью? Пожалуйста. Таких случаев в нашей недавней истории десятки. Отказывались немногие – сохраняя совесть, но теряя в зарплате.

«Мы боролись и будем бороться с такими людьми и в жизни и в искусстве», - заявил народный артист СССР Борис Чирков, когда при Брежневе началась травля Александра Солженицына.

А народный любимец актер Михаил Жаров, этот добродушный милиционер Анискин, поддал жару:

«Этому сукиному сыну нет места среди нас».

И советская власть послушалась Жарова и вышвырнула Солженицына из страны. Но прежде сам Жаров прислушался к советской власти. Он знал, что и когда ему говорить.

Сотни знаменитостей отметились в свое время в разных сомнительных кампаниях. Среди них есть уникальные люди. Они подписывали всё. Некоторые долгожители успели на своем веку вляпаться всюду. Ничего не пропустили. Они славословили в адрес Сталина при его жизни, участвовали в предвыборной кампании Ельцина и даже подписали в 2005 году коллективное письмо, осуждающее Ходорковского. Вот это настоящие таланты! Путин и Фрейндлих

Однако тот, кто считает, что чрезмерная гибкость, - свойство только деятелей культуры, может вспомнить генерала Лебедя, который на чувствительного интеллигента был мало похож, но великолепно умел подстраиваться к обстоятельствам - не хуже народных артистов.

Многие выражения Лебедя легли в основу нынешней избирательной кампании главного кандидата в президенты. Только вместо фамилии «Ельцин» подставляется другая - «Путин». «Фигура президента Ельцина - стабилизирующий фактор для современной России», - когда-то заявил Лебедь пояснив, что президент «не дает возможность массе людей, весьма борзых по характеру, рвать страну в клочья». Соответственно тех, кто требовал отставки Ельцина, Лебедь назвал людьми, которые «палят дом, в котором живут» и обвинял в том, что они утратили чувство «политического самосохранения».

Почти то же самое сейчас заявляют и сторонники Путина, которые видят в нем «стабилизирующий фактор». И среди них – целая толпа деятелей культуры, которые, в отличие от некоторых, не утратили чувства «политического самосохранения». Они заключили гласный или негласный контракт, и отрабатывают его. Им действительно есть что терять.

Триумф власти

Это было в октябре 2010 года. Мы брали интервью у саксофониста Игоря Бутмана.*

До начала концерта в БКЗ областной филармонии оставалось минут двадцать. И вдруг Игорь Бутман произнес историческую фразу. Его в очередной раз спросили: зачем ему надо так тесно сотрудничать с властью? И он возьми и ответь: «"Единая Россия" – это же не гестапо».

Если кто-то до этого еще сомневался, что Бутман – гений, то после этих слов все сомнения должны были исчезнуть. Никто в мире не докажет, что «Единая Россия» - это гестапо. «Единая Россия» ни одного дня, ни одного часа не входила в состав Министерства внутренних дел Германии и никакого отношения к Geheime Staatspolizei действительно не имеет.

В общем, Игорь Бутман, как и прочие агитаторы за Путина, принадлежит к тому типу людей искусства, которые сотрудничают не с партиями, а с властью. Они знают, что именно можно получить от любой власти и что предложить взамен.

Наш разговор перекинулся от Бориса Березовского (Бутман когда-то получил премию «Триумф», финансируемую Березовским) к Владиславу Суркову, Дмитрию Медведеву и Юрию Шевчуку. Игорь Бутман высказал убеждение, что «надо говорить, встречаться…» Он был твердо уверен, что пришел в политику не зря. Будто бы его поход в политику привел к некоторым положительным изменениям. После того, как Бутман активизировался, Путин встретился с Шевчуком, Медведев с Макаревичем, Гребенщиковым и прочими…

«Надо говорить, встречаться, - повторял Игорь Бутман. - Прав Юрий Шевчук или не прав, но начинается разговор. Нужен диалог…У нас очень много проблем. И образование музыкальное плохое… Настолько все запущено, нет методики… У нас такая талантливая страна, а люди  все меньше и меньше играют на трубах, на саксофоне, на валторне, фаготе, гобое…»

Бутман говорил много правильных и бесспорных вещей и, наконец, почти вплотную подошел к ответу на все тот же вопрос: «И все-таки, зачем нужно столь тесное сотрудничество с властью?»

Он сказал, что хотел бы построить в Москве грандиозный музыкальный центр с концертными и репетиционными залами, звукозаписывающей студией и тому подобным. Но это очень дорогое удовольствие. Нужно не меньше 100 миллионов долларов и множество согласований.

И здесь все стало на свои места. К кому Бутману идти за согласованиями? К Навальному, что ли? Поэтому, пока Путин у власти, Бутман будет агитировать за Путина.

Слезы капали

НаградаКогда дирижер Михаил Аркадьев узнал, что Алиса Фрейндлих снялась в агитационном ролике за Путина, то он «заплакал от горя, ужаса, жалости, бессилия, недоумения», потому что Фрейндлих была для него «образцом таланта, душевной чистоты и преданности ремеслу театра».

Прозвучит парадоксально, но пока таких людей как Михаил Аркадьев в России будет много, власти будут беззастенчиво использовать деятелей культуры в своих низменных целях.

К сожалению, для очень многих людей знаменитости - не просто талантливые актеры, музыканты, спортсмены, а кумиры, вобравшие в себя все самое лучшее. Ну, разве можно людьми с такой репутацией не воспользоваться?

А на самом деле это всего лишь талантливые в своем деле люди. Одни научились виртуозно водить смычком, другие умело финтят на футбольном поле, третьи – смешно шутят. Но причем здесь душевная чистота? Среди них порядочных людей ничуть не больше, чем среди бортпроводниц, сантехников или среди журналистов.

Чтобы хоть что-то понять о человеке – недостаточно быть его зрителем, болельщиком или слушателем.

Михаилу Аркадьеву надо бы быть сдержаннее, иначе слез не напасешься. Или он рыдает всякий раз, когда Фрейндлих поддерживает Путина, а Путин поддерживает Фрейндлих? Путин к Фрейндлих в свое время домой приезжал, чай пил, этот сюжет крутили по всем телеканалам... Или Михаил Аркадьев плачет только во время предвыборных роликов?

Надо научиться проводить границу между жизнью и искусством. Люди, которые этого делать не умеют или не хотят – творят кумиров из артистов, музыкантов, политиков… Путина тоже таким же образом сотворили. Показывали по телевизору чаще, чем Алису Фрейндлих и Евгения Миронова вместе взятых, и многие подумали – вот он, талант, чистый душой и преданный ремеслу.

Не стоит доверять картинке. Не только предвыборному ролику, а и фильмам, спектаклям. Там нет людей. Там только маски – талантливые и не очень.

Тот спектакль, который сегодня называют выборами, делается не очень талантливыми людьми. В таких случаях в провальный спектакль или фильм привлекают знаменитостей – чтобы собрать кассу. Публика оживляется. Но ненадолго.

* Средство от усталости,  http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=719

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий