Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Захватывающая история

Борис ГодуновПолитический словарь "Псковской губернии" естественным образом добрался до буквы "У" - "узурпация"

Узурпация, или Захватывающая история

Узурпация  – захват власти насильственным путем, либо незаконное присвоение властных полномочий с помощью интриг или выборов, проведенных с грубыми нарушениями. Слово usurpatio – «овладение» возникло от латинских слов usus – «обычай», «пользование», «употребление» и rapere – «хватать», «похищать».

Иначе говоря, узурпация – это то, что предшествует инаугурации.

Свершилось. Узурпация естественным образом затмила собой инаугурацию, которая произойдет только 7 мая 2012 года.

Об узурпации в России говорят сейчас чаще, чем когда-либо еще. Вот две противоположные точки зрения на происходящее в России.

Об узурпации на митинге 4 марта 2012 года говорил Владимир Путин, обвинив оппозицию в том, что она ставит «одну цель – развалить российскую государственность и узурпировать власть».

Лидер рок-группы «Центр» Василий Шумов в том же самом заподозрил саму власть. По его мнению, «произошел ГКЧП по типу событий 1991 года, только теперь ГКЧПисты победили, и узурпация власти объявлена на неопределенный срок».

10 марта 2012 года на митинге протеста на Новом Арбате политолог Дмитрий Орешкин, комментируя итоги президентских выборов в Москве и Петербурге, был еще более конкретен. Он сказал: «Мы не отдали двух столиц узурпатору».

Несмотря на мощную пропагандистскую машину, сторонники Путина так и не смогли убедительно доказать – каким же образом оппозиция пыталась узурпировать власть. Призывами к честным выборам, что ли?

В свою очередь, наблюдатели на выборах уже предоставили тысячи свидетельств того, что президентские выборы были поведены с грубыми нарушениями. В судах эти свидетельства, конечно, не пригодятся. Но осадок остался. От новой-старой власти исходит дурной запах, который не отбить даже сильнодействующими средствами.

В мировой литературе одним из главных авторов, уделявших узурпаторам повышенное внимание, был Шекспир. Многие его герои употребляли власть в личных интересах. И в результате достигали временных успехов. Интриги возносили их на самый верх, после чего они и сталкивались с настоящими препятствиями.

Лорд Бардольф в пьесе Шекспира «Генрих IV» произносит такие слова:

Сильны мы будем только на бумаге,
Владея именами, не людьми…


Последствия узурпации, то есть незаконного присвоения властных полномочий, как раз в этом и заключаются. «Сильны мы будем только на бумаге».

Половина страны не верит в то, что Путина избрали законно. Среди неверующих есть и те, кто за него действительно голосовал.
На «выборах» 4 марта 2012 года произошел акт саморазоблачения. Почти священный акт. То, что накануне голосования было понятно сотням тысяч людей, стало понятно миллионам.

Это знает оппозиция. Но еще лучше это знают те, кто был вовлечен в массовые фальсификации. Они о своем короле не только слышали, но видели его – голым.

Однако ситуация в России сейчас такова, что некоторое время будет сохраняться неустойчивое равновесие. Значительная часть политической и культурной элиты будет изображать преданность. Совсем как герой романа «Человек, который смеется» Виктора Гюго: «Лорд Дэвид, преуспевавший при Карле и Иакове, продолжал преуспевать и при Вильгельме Оранском. Он не заходил в своей приверженности Иакову так далеко, чтобы последовать за ним в изгнание. Не переставая любить своего законного короля, он имел благоразумие служить узурпатору».

Определенная часть так называемой элиты – и федеральной, и региональной – будет вести себя примерно так же, как шекспировский лорд Дэвид, «вполне светский человек, прикрывающий изяществом манер свои пороки, способный мгновенно надеть на себя любую личину, прекрасно учитывающий дурное и хорошее расположение духа у короля».

Однако такие люди – слишком ненадежные союзники. Они сохранят благоразумие до тех пор, пока это будет им выгодно. А потом не менее выгодно сменят личину. Придворные лучше многих знают, какой ценой далась Путину эта «победа».

«Но я достиг верховной власти… чем? Не спрашивай…», - как говорил Борис Годунов в одноименной драме.

В России есть свой Шекспир – большой специалист по узурпаторам – Александр Пушкин.

Царь Борис у Пушкина дает на смертном одре советы своему сыну, которыми Фёдор воспользоваться не успел. Но этими советами осознанно или неосознанно воспользовались другие правители России, не исключая нынешних.

С одной стороны, они уповали на так называемую стабильность. При этом они активно манипулировали общественным сознанием, демонстративно то закручивая гайки, то откручивая их, действуя по схеме: «заморозки – оттепель», что создавало иллюзию развития.
Политическое завещание узурпатора Бориса по Пушкину звучало так:

Ты с малых лет сидел со мною в Думе,
Ты знаешь ход державного правленья;
Не изменяй теченья дел. Привычка –
Душа держав…
Со временем и понемногу снова
Затягивай державные бразды.
Теперь ослабь, из рук не выпуская…
Будь милостив, доступен к иноземцам,
Доверчиво их службу принимай.
Со строгостью храни устав церковный…

Наследник Бориса Годунова, казалось бы, был милостив, доступен иноземцам, хранил церковный устав. При всех прочих условиях он был бы успешным царем, если бы не роковое клеймо: сын узурпатора и сам узурпатор.

Пока в Москве митингующие на Новом Арбате и Пушкинской площади принимали резолюции против узурпатора, государственный секретарь США Хиллари Клинтон сообщила, что США готовы работать с «очевидным победителем президентских выборов в России» – Путиным. Американский Госдеп для Кремля на время перестал быть пугалом.

Иначе и быть не могло. США признают любого, хоть Путина, хоть Сталина, потому что действует в своих интересах.

Но мы-то живем в России и поэтому должны помнить, что узурпатор не только присваивает властные полномочия, не принадлежащие ему по праву. Узурпатор быстро их теряет. Включает хватательный рефлекс и теряет чувство меры.

Так лопается огромный мыльный пузырь. И чем он больше, тем быстрее лопается.

А дальше очень важно – кто сменит узурпатора? Очередной самозванец, как во время Смуты? Или все-таки кто-нибудь другой. По закону.

Здесь решающее значение будут иметь не дутые цифры, опубликованные Центризбиркомом, а общественное мнение.
Как говорил боярин Пушкин в «Борисе Годунове»:

Но знаешь ли, чем сильны мы, Басманов?
Не войском, нет, не польскую подмогой,
А мнением; да! Мнением народным.


Мнение же миллионов людей таково: Путин слишком многое на себя взял. Значительно больше, чем может унести или хотя бы удержать.
Надорвется.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ, составитель словаря.

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий