Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Суррогатная родина-мать

Фальшивая жизньПервая полоса с драконом на фоне карты Псковской области отсылает в 2006 год, когда осенью, в разгар суррогатного кризиса, в «Городской газете» появилась статья «Фальшивая жизнь». С той поры я о разного рода фальшивках писал много. Большинство текстов сейчас в интернете прочесть нельзя. Так что один из них – «Копии с ненаписанных картин», написанный и опубликованный несколько лет назад – здесь приводится в качестве дополнения.

Когда очередь в «Политическом словаре» «Псковской губернии» дошла до «Ф», сразу стало понятно, что выбирать не из чего. Конечно же, надо говорить о фальсификациях в широком смысле. Более того, буква «Ф» - главная буква в моем алфавите.

Фальшь в современной жизни не менее важна, чем нефть и газ. Это основа основ. Это связующее звено. Оно совершенно необходимо. Без фальши жизнь совершенно изменится. Очень многое встанет с головы на ноги.

Наивно думать, что станок с политическими и культурными фальшивками запустили Путин и его окружение. Станок работал и до него. Но он им воспользовался. Смазал. Сменил некоторые детали. Поменял обслугу.

Многие люди, как это не дико звучит, не видели ничего настоящего. Они все время сталкиваются с фальшивками. Не все фальшивки изготовляет власть. Обман растет, как сорная трава. Он пробивается всюду. Он лезет из всех щелей, он пробивает асфальт. Иногда какой-нибудь чиновник и рад бы не соврать, но не может. За язык его тянет не вышестоящий начальник, а извращенная логика.  

Если не пускать пыль в глаза, наступит прояснение. Правдивое телевидение развратит зрителей. В том смысле, что они привыкнут не только слушать правду, но и безболезненно ее произносить. Поэтому людей запугивают и оболванивают. Иногда это происходит бездарно, а иногда – лихо, не без изящества.

Чем больше проходит времени, тем изящества становится меньше. Фальшивки распознаются еще издали. Причина в том, что для фальшивки необходим оригинал. Иначе получатся те самые «копии с ненаписанных картин».

Сегодня кремлевские пропагандисты пытаются подражать оппозиционным деятелям. На каждый автопробег они отвечают своим. На каждый проготысячный митинг отвечают чем-то похожим по масштабам. Форма похожая, а содержание – полностью противоположно. В Кремле специализируются по упаковкам. В лучшем случае, внутри пустота, в худшем гниль.

С каждым днем запах гнили усиливается.


Политический словарь («Псковская губерния»)

Фальсификация, или Искажение действительности

Фальсификация -  (от лат. falsus - ложный и facio - делаю) - преднамеренное искажение чего-либо, подмена подлинного ложным.

Этот текст не о фальсификациях на выборах. Подлоги на выборах – лишь частный случай того, что происходит в России. Более того, на фоне прочих фальсификаций выборы многим кажутся сравнительно честным предприятием. Ведь фальшивых лекарств в стране значительно больше, чем фальшивых бюллетеней.

И просроченных продуктов, продаваемых под видом свежих, гораздо больше, чем вбросов в избирательные урны.

Каждый день, без выходных и праздников, СМИ вбрасывают в головы потребителей информации искаженные факты и ложные идеи. И в итоге у миллионов людей создается искаженное представление о действительности.

Невыносима эта фальшь
Во всем - в мелодии и в речи.
Дохлятины духовной фарш
Нам выворачивает плечи…


Так написал Фазиль Искандер. В этот раз я цитирую только Фазиля Искандера, который в поэзии и в прозе о фальши пишет много. Это его тема.

И это, к сожалению, это наша страна, в которой усиленно изображают независимый суд, неподкупную полицию, демократический парламент, военную реформу…

Один старается представить себя строгим начальником, борющимся с коррупцией, а другой делает вид, что принадлежит к непримиримой оппозиции.

Третий изображает христианское милосердие, четвертый – праведный гнев. Пятый силится показать, что написал диссертацию самостоятельно. Шестой, не умея связать и трех слов, становится известным писателем. Безголосого мы знаем как «певца с уникальным голосом», а платного агента, выполняющего нехитрые задания спецслужб, нам преподносят как большого специалиста по журналистским расследованиям.

По нашим улицам ходят миллионы людей, которые смотрят контрафактные фильмы, лечатся поддельными лекарствами, голосуют за поддельные партии на фальшивых выборах… Это мы и есть. Но самое удивительное, что те же самые люди потом хотят, чтобы после всего этого произошли настоящие перемены к лучшему. Откуда здесь взяться настоящему?

 Но чем фальшивей, тем звончей,
 Монета входит в обращенье,
На лицах тысячи вещей
Лежит гримаса отвращенья…

Гримасы отвращенья прорываются ни с того ни сего, помимо воли, внезапно. И так же быстро исчезают. Вместо них появляется фальшивая вежливая улыбка. Гримасы отвращенья – это и есть настоящее проявление чувств. Такие гримасы подделать трудно.

     Здесь нет стыда. Услуги за услуги.
     Здесь лишь ораторы краснеют от натуги.
     Здесь голосуют громко, чтоб отныне
     Не слышать вопиющего в пустыне.
     (К законам физики еще один причисли:
     Чем больше голосов, тем меньше мысли.)


Здесь фальсификаторы начинают усердно бороться с «фальсификаторами истории». Здесь мнимые патриоты распродают богатства за границу. Здесь морализаторством занимается педофил, а вор громогласно заявляет о том, что «вор должен сидеть в тюрьме».

Однако и митинги в поддержку власти они тоже способны созвать только фальшивые. Это власть фальшистов.

 Если вам режет слух слово «фальшист», назовите их очковтирателями. Звучит не так зловеще, но передает истинный масштаб «героев».
Мало того, что многое, что нас окружает – подделка. Так это еще и плохая подделка. Это все равно, что печатать фальшивые доллары без водяных знаков на туалетной бумаге. Более того, на уже использованной туалетной бумаге.

В «Энциклопедии судебных экспертиз» фальсификацией называют «изготовление поддельных объектов, имитирующих подлинные». В России уже больше двадцати лет сооружается поддельный объект с фальшивой демократией и не менее фальшивым капитализмом. Эту власть давно пора занести в «Энциклопедию судебных экспертиз».

Невыносима эта фальшь.
Не правда ли, очковтиратель?!


Или все-таки выносима? Раз это существует уже много лет, то, наверное, все-таки, выносима. Люди приспосабливаются. Подстраиваются. Но не все.

В этих условиях на первый план то и дело выходят странные люди, вроде панк-группы Pussy Riot.

После панк-молебна в храме Христа Спасителя телевидение посвящает обсуждению их выступления лучшее время.

Мелкое хулиганство одним представляется как «борьба с режимом», а другим как кощунство. Опять подмена понятий. Мелкое хулиганство, раздутое гонителями и сторонниками Pussy Riot до грандиозных масштабов, не перестает быть мелким хулиганством. Только и всего.

А разоблачать панк-феминисток берется человек, который при первой же возможности воспевает Сталина. Того самого Сталина, который настоящий храм Христа Спасителя взорвал и погубил тысячи священников. По его извращенной логике взрывать храмы допустимо, а совершать в храмах панк-молебны – нет. Это повод заподозрить его в неискренности и в том, что он снова подбрасывает нам «дохлятины духовной фарш».

Куда ни глянь, всюду торчат уши ряженые казачков, народных «целителей», народных «избранников», липовых дел мастеров, героев России типа Рамзана Кадырова и заслуженных артистов России типа Бориса Моисеева. Как будто у них  одна суррогатная родина-мать.

Здесь можно все. Но невозможна личность.
Здесь личность - это, вроде, неприличность.


В условиях тотальной фальши приличное ловко подменяется неприличным. Однако происходящее вовсе не означает, что  личность в принципе невозможна. На самом деле, несмотря на все сказанное, здесь все еще не всё потеряно.

В этой тьме есть еще просветы. И чем больше здесь будет личностей, тем меньше фальши.

 Алексей СЕМЁНОВ, составитель словаря.

 

 Копии с ненаписанных картин ("Городская газета")

Наверное, раз двадцать за последние года три в разных опубликованных и неопубликованных материалах я употреблял одно и то же понятие – «фальшь» и производное от него – «фальшивая жизнь» и тому подобное. Мне действительно кажется, что мы живем в то время, когда настоящее ушло куда-то в тень. Ушло, но не исчезло. Все-таки фальшивые газеты, суррогатная водка, пиратские диски, не слишком похожие на себя мужчины и масса не нуждающихся в настоящих мужчинах женщин – это не все, что нас окружает.

Без фанатизма

Фонограммные концерты и поющие с чужого голоса политики. Имитация выборов. Навязанные, а не выстраданные ценности. Подмена понятий… Этого всюду сколько угодно. Однако говорить о полном и окончательном их торжестве еще рано.

Насыпаются холмы и разрушаются памятники. Заговариваются зубы. Люди с необыкновенной легкостью переходят из партии в партию, без конца берут свои слова обратно и не думают комплексовать по поводу того, что их кто-нибудь за это осудит.

Говорят, будто «все так делают»… Сейчас не протолкнуться среди «великих певцов», «крепких хозяйственников», «властителей умов»…

Количество академиков и академий растет с катастрофической быстротой. Примерно с той же скоростью увеличивается число докторов наук и кандидатов…

В частных беседах вам могут рассказать - кто и за кого диссертации пишет. Но и без этого понятно, кто их точно не пишет. Неуважение к науке приводит к тому, что на передний план выходят ясновидящие и колдуны. То и дело встречаются люди, именующие себя поэтами. Ведут себя они очень громко, и восхвалять себя не стесняются. Лучшими писателями становятся персоны, которые за свою жизнь и десяти слов без посторонней помощи в письменном виде связать не могут. И при этом, по мнению некоторых посвященных, с которыми я согласен: в России сейчас настоящий расцвет поэзии. Такого не было еще никогда. Даже когда во время Серебряного и Золотого века. Большинство людей об этом, правда, не догадывается. Откуда им знать? Им каждый день подсовывают словозаменители. Но это не отменяет поэзию. Это не отменяет настоящее слово. Это всего лишь значит, что информационный массив сосредоточен в руках ограниченного круга лиц. Они выстраивают искаженную картину мира. И одновременно, не без успеха, пытаются этот мир изменить. Подминают его под себя. Формируют сознание или, во всяком случае, общественное мнение, основанное на поэтических и политических стереотипах.

Властные кабинеты забиты теми, кто хорошо научился лишь пыль в глаза пускать. Это время пародистов и самопародистов.

«Мельчает народ», - сказал бы какой-нибудь ворчливый старик. Ненастоящие коммунисты и такие же ненастоящие демократы. Даже убежденного чекиста вы с трудом отыщите (вместо горячего сердца к холодной  голове могут, например, согласно новой инструкции, прилагаться липкие руки).

Но именно потому, что у всех этих людей нет настоящих убеждений – не все еще потеряно. Фанатики, к счастью, попадаются слишком редко. Фальшь слишком уязвима. Ее легко определить. Ее легко опередить. Нужно лишь время. И осознание того, что почти ничего не потеряно, а многое – подлежит восстановлению.

Копировальный аппарат

Таким образом, не удивительно, что я не смог пройти мимо публицистической книги Александра Архангельского «Базовые ценности. Инструкции по применению», где на первой странице прямо так и написано: «На дворе – эпоха муляжей, подменивших собою базовые ценности единой нации». Поэтому, когда в конце прошлого года в Москве мы случайно с Александром Архангельским встретились, а точнее – пересеклись, то разговор (очень короткий и, в сущности, малозначительный) зашел опять-таки все о том же – о подлинном и поддельном.

«Почем сегодня базовые ценности? - спросил я ведущего программы «Тем временем» на телеканале «Культура». – Сто двадцать рублей? Звучит вызывающе…» Естественно, имелась в виду книга.

Ложные ценности стоят несколько дороже. Они, между прочим, могут стоить дороже, чем настоящие. Но все равно останутся пиратскими копиями. И что самое парадоксальное – копиями с еще не написанных картин.

Смысловая нагрузка

В своей книге Александр Архангельский пишет  о «вымывании смыслов» и называет убедительные причины распада СССР. Базовыми ценностями в СССР, по мнению автора, были 1) социальная справедливость 2) государственный патернализм 3) интернационализм 4) атеизм.

Социальная справедливость в СССР исчезла раньше, чем исчезла страна. Спецпайки, теневая экономика, коррупция… Вновь возродились национальные и  националистические движения. Научный атеизм уже не казался убедительным… По мнению Александра Архангельского, после 1991 года вместо ценностей появились цели. А это – не одно и то же. К тому же, цели менялись.

Подвешенное состояние

В «Базовых ценностях» Александр Архангельский говорит о парадоксах политического постмодернизма. Мы обменялись короткими репликами по поводу двух политпостмодернистов, будоражащих скучающую общественность. Речь, конечно же, о Лимонове и Проханове.

«У дьявола две руки…» - сказал г-н Архангельский.

Оба политизированных писателя (и Лимонов, и Проханов) – ловкие манипуляторы, жонглирующие базовыми понятиями различных эпох и почти не отделяющие жизнь от литературы. Размывая границы между реальностью и вымыслом, можно слишком далеко зайти. Размываются и границы между безобразным и прекрасным, между добром и злом.  

Ситуация в России сейчас такова, что страной склонны управлять люди с поэтическим складом ума. Путин (в отличие от Сталина) наверное, стихов все-таки не пишет. А вот Владислав Сурков, один из самых главных кремлевских идеологов, – пишет (на эту тему надо говорить отдельно). Иногда добирается и до музыки. Не случайно, что сотрудничал он при этом с самой главной российской постмодернистской рок-группой – Агатой Кристи. Коллаж, монтаж, поверхностное копирование в искусстве вещи не самые страшные, а иногда – очень уместные. Но это - в искусстве. В политике же это не столь безобидно. Там, в конце концов, должен функционировать не копировальный аппарат, а государственный. И находиться он должен на твердом фундаменте, на базовых ценностях, а не быть в подвешенном состоянии.


Временные обязательства

Вспоминая книгу Александра Архангельского, можно сказать, что вместо базовых ценностей в современной России – политические технологии. Архангельский вспоминает редкое телевизионное (!) интервью Владислава Суркова, посвященное книге Чадаева «Путин: его идеология».

Сурков тогда, в 2006 году, сказал:

«Чадаеву удалось сформулировать три базовых принципа путинской политики. Демократия как способ реализации человеческой свободы. Государственный суверенитет как способ обеспечить свободу нации. И качество жизни как житейское измерение все той же свободы».

Заметьте, это никакие не ценности. И даже не цели. Это всего лишь способы (а точнее – декларирование способов) этих целей достичь. Тем более что вряд ли нынешние кремлевские политтехнологи без посторонней подсказки задумываются о той же демократии. Это всего лишь вывеска на фасаде. Ее даже красивой сейчас назвать нельзя. И это, несмотря на фальшивые ценности, навязываемые многими СМИ, не дает угаснуть надежде. Пиратские диски раздавит каток. Фальшивую водку изымут и выльют. Фонограмма заест в самый неподходящий момент. Время рассудит.

Хотя лично я в это, честно говоря, не очень-то верю.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

Anonimous | | 09:08 - 21.03.2012
"Фальшист" - хорошее слово, созвучно с "нашист"