Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Пытливые люди

ПыткиЛюди всерьез обсуждают тему: пытать или не пытать? Обсуждают давно, но новый всплеск интереса произошел после того, как полицейские казанского отделения «Дальний» отправили послание потомкам. Запечатали в бутылку из-под «Шампанского» и отправили. Подозреваемый пыток не вынес и умер.

После чего первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин сказал, что произошедшее «делает честь главе МВД Татарстана, поскольку он не стал скрывать случившееся, поскольку речь идет о человеке не ангельского нрава и не элиты общества».

Почти тут же стало известно, что министр МВД Татарстана Асгат Сафаров месяц назад издал мемуары, в которых доказывал, что без применения жестоких мер успешно бороться с оргпреступностью невозможно. В книге под названием «Закат казанского феномена» Асгат Сафаров написал:

«Забрав чужую жизнь, преступник должен расплачиваться своей. И это еще очень даже гуманно. Средневековая жестокость имела логичное объяснение - если нельзя казнить душегуба несколько раз, это слишком легкое наказание, то можно отнять жизнь максимально мучительным способом - в назидание всем остальным».

Тем самым, татарский министр спровоцировал дискуссию о пользе и вреде пыток.

Погибший в ОВД «Дальний», впрочем, к оргпреступности отношения не имел, и его смерть не стала ни назиданием, ни наказанием.

Вообще-то, пытают в России не только в полиции. В армии, к примеру, пытают еще более изощренно. Помню, когда я служил, использовали нечто вроде электрического стула. И это была наиболее гуманная пытка. Как правило, военнослужащие предпочитали что-нибудь вроде лома или табуретки. Практиковалась и пытка холодом (на Таймыре это было существенно).

Позднее, уже на гражданке, один бывший офицер (ставший педагогом) доказывал мне, что без пыток российская армия существовать не может. Пытка, дескать, это элемент самоорганизации. Она необходима в целях профилактики.

Правда, сам он, почему-то, не захотел подвергаться профилактическому воздействию, справедливо рассудив, что это было бы не гуманно. Однако по отношению к солдатам он пытку допускал. Видимо потому, что солдаты, как и замученный в Казани, не принадлежат к элите общества. А он, офицер, принадлежит.

Если провести опрос, то, скорее всего, люди в большинстве своем не одобрят применения пыток. Но это не значит, что большинство граждан России – гуманисты. В России достаточно людей, которые убеждены в необходимости применения насилия. Насилие для этих людей – основа цивилизации. Без насилия – и физического, и психического – они не видят будущего. И это – следствие бессилия. Вспомните, например, какие способы предлагают в качестве наказания участницам панк-молебна. Такое ощущение, что люди по воскресеньям не в храм ходят, а в музей пыток. Бессильны не только полицейские-садисты, но бессильна власть – и светская, и духовная. И если она бессильна, то она уже не власть, а одна видимость.

К пытке и муж-деспот, и полицейский-палач, старослужащий-садист прибегают исключительно от бессилия. У них нет других аргументов. Ни интеллекта, ни чувств они применить не могут. Им не хватает ни того, ни другого. Поэтому они сводят счеты и одновременно пытаются достичь какого-то положительного результата.

Ни высокие зарплаты полицейских, ни угрозы увольнения не помогут остановить поток насилия. Тем, кто пытает, нечем заполнить душевную и интеллектуальную пустоту. Иначе они просто не могут существовать. Этим людям нужны не столько деньги, сколько ощущение власти. Они обожают доминировать.

Когда человек издевается над другим человеком, он испытывает удовольствие. Я не уверен, что можно добровольно отказаться от такого удовольствия. Особенно в стране, в которой садизм давно стал частью государственной политики.

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий