Москва

Красная площадьОна не всегда работала на вокзале. Долгое время вообще жила вдали от всех дорог. Возможно, именно поэтому ее так тянуло ко всему, что было связано с поездками, полетами и тому подобным. Ей всегда казалось, что сидеть на месте – это все равно что не жить. Но по семейным обстоятельствам путешествовать ей удавалось очень редко. Зато каждая такая поездка была для нее событием.

Взять, хотя бы, отпуск семьдесят второго года. Тете Мане тогда было лет двадцать, не больше. Когда она достала путевку в дом отдыха, то очень радовалась.  Никогда раньше не уезжала дальше областного центра.

В доме отдыха было очень весело. Так, по крайней мере, ей объяснили. Сама она этого не заметила. Дежурные мероприятия, курортные романы… Ничего оригинального.

Целую неделю она пребывала в довольно странном состоянии. Вроде все вокруг было хорошо.  Лес, озеро, некоторые люди.

Она отлично загорела. Пересмотрела все новые фильмы. Подружилась с соседкой по номеру. Но хотелось чего-то большего.

Соседка оказалась любопытной особой. Увлечена была историей. Рассказывала, что у них в семье даже котов прозывают точно так же, как русских князей и царей. Но без конца беседовать о русской истории было утомительно.

Через три дня после приезда к тете Мане за столик подсел один забавный тип. Представился Афанасием. Сказал буквально следующее:

- Не буду говорить, что впервые увидел вас во сне. Но постараюсь сделать все возможное, чтобы вы мне сегодня приснились.

Тон, которым все это было произнесено, не оставлял сомнений, что фраза прозвучала дежурная.

Пришлось досрочно вставать из-за стола и скрываться в номере. Тем более что тип был хотя и языкаст, но некрасив.

Однако любитель запрограммированных снов не оставил ее в покое. Через день он возник снова и сказал, что работает в Москве, чуть ли не в Кремле. И поэтому она зря ведет себя так неприступно.

Она никогда бы не поверила, что в Кремле могут работать столь некрасивые люди. Бесцеремонные – да, вполне возможно. Но некрасивые?

- И кем же вы там работаете? – все же спросила тетя Маня на всякий случай.   

- Я охраняю мавзолей.

- Вы?! Мавзолей?! Не может быть! Посмотрите на себя!

- Вы не поняли. Я не стою возле входа на посту. Я охраняю мавзолей с другой стороны.

- С черного хода?

- Вот именно.

- И все равно вы мне не нравитесь, - после некоторого размышления ответила она.

Но он не отставал.

Когда о его притязаниях узнала ее соседка, то стала громко ругаться.

- Ты обязана вцепиться в него всем, что у тебя есть! – кричала она. – Ты представляешь, какие у тебя могут  открыться перспективы?!

- Я смогу входить в мавзолей с черного хода?

- Вот дура… Нашла повод для шуток… А вдруг, он тебя любит?

- Да он же почти урод.

- Ну и что? Ленин тоже был не красавец.

Последнюю фразу соседка произнесла довольно тихо. Хоть за это спасибо.

А Афанасий по-прежнему проявлял настойчивость. Один раз сумел поцеловать тетю Маню в плечо. Дело происходило на пляже.

Тогда она сказала, что позовет милицию. Или, по крайней мере, дружинников.

- Зови, - ответил он, но, на всякий случай, отодвинулся от нее на полшага.

Тут как раз пришла соседка и произнесла очень важные слова:

- Может быть, вы и у меня что-нибудь поцелуете?

 Кажется, она теперь и сама была не прочь переехать в Москву.
     
 Через день произошло то, ради чего и затеян этот рассказ. Охранник из мавзолея пошел на похищение человека. Причем, в роли человека выступала тетя Маня.

Он подстерег ее возле беседки. Она вставала рано и любила приходить на берег озера. Утром она чувствовала себя не двадцатилетней, а пятнадцатилетней.

И тут из-за камня выскочил Афанасий и зажал рукою ее рот.

- Неподалеку я знаю одно местечко, где можно отлично провести время, - грозно произнес он.

Но она изловчилась и ударила его локтем. И промчалась по пляжу. В эту минуту ее не смог бы догнать ни один человек на земле.

После расследования выяснилось, что никакой это был не охранник мавзолея. Наоборот, он охранял заключенных под Магаданом. И это совершенно меняло дело.


- А ты не такая уж и дура, – с уважением отозвалась соседка тети Мани. – Сразу пронюхала, что он не из Москвы. Только объясни – каким образом? Мне это в жизни очень пригодится.

- Я же тебе говорила – он урод. Разве он мог приехать из Москвы?
     
Через год тетя Маня устроилась работать на железную дорогу. Поезда, которые она, по преимуществу, обслуживала - шли в московском направлении.

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий