«Вроде бы доминировали...»

Греки«Греки оказались недостаточно сильной командой, чтобы россияне могли показать свое мастерство», - так оценил выступление сборной России по футболу на Евро-2012 президент РФС Сергей Фурсенко.

К сказанному можно добавить, что еще не создана такая команда, с которой сборная России в полной мере могла бы показать свое истинное мастерство (также как после смерти Махатмы Ганди больше не с кем поговорить).

Итог выступления сборной России не так уж и плох. Три матча, четыре набранных очка минус шесть, условно снятых из-за хулиганства болельщиков. Условное наказание станет безусловным, если российские болельщики в ближайшие несколько лет снова позволят себе слишком большие вольности. Бывали чемпионаты и более провальные.

Но многие болельщики все равно разочарованы больше обычного. Причина в том, что ожидания у многих были как никогда высоки.

В послематчевой перепалке с болельщиками в отеле «Бристоль» капитан сборной России Андрей Аршавин сказал: «То, что мы не оправдали ваши ожидания – это не наши проблемы. Это ваши проблемы».

Это очень точные слова. У игроков сборной России больше проблем нет. За любой выход на поле в основном составе сборной  они получают больше, чем среднестатистический житель России за полжизни. Тем более больше нет проблем у тренера Дика Адвоката, получившего в общей сложности около полумиллиарда рублей. В значительной степени именно здесь и кроется корень многих разочарований. Думали, что купить можно всё, а оказывается – нет.

Руководители российского футбола идут тем же путем, что и руководители всей России: заимствуют у Запада форму, игнорируя содержание. К примеру, поднимают зарплату до среднеевропейской футбольной. Вроде бы, все как в Англии или Испании. За существенным исключением. На Западе стараются жить по средствам. Высокая зарплата, как правило, - следствие высоких доходов за проданные билеты, футболки и прочие сувениры.

В России с продажи билетов клубы не живут, предпочитая шальные деньги, которые приводят к шальному футболу. Еще одна особенность – футбольное хулиганство, которое часто преподносится как клубный или государственный патриотизм. В подобных обстоятельствах даже договорные матчи во внутреннем чемпионате можно расценивать как патриотический поступок (руководители спасают свою команду от вылета или вытягивают ее за уши на европейскую арену).

Чтобы произошли положительные изменения, недостаточно высшую лигу назвать премьер-лигой. Недостаточно поставить все вверх ногами, перейдя в режим проведения чемпионата по системе «осень-весна».

Покупка Самуэля Это'О и прочих звезд все равно не делает российский чемпионат самым-самым. Чемпионат остается средним, так же как и сборная. А высокими остаются зарплаты и амбиции.

В общем, вместо высокого класса – высокие зарплаты и завышенные ожидания. Это похоже на болезнь роста, но я не уверен, что за последние четыре года уровень российского футбола вырос. Судя по результатам в европейских кубках и по играм за сборную – наоборот, упал. На чемпионат мира не попали. На чемпионат Европы пробились, но сразу вылетели из самой слабой группы. 

После проигрыша грекам министр спорта Виталий Мутко с легким пренебрежением бросил:

«Желания победить у греков было не намного больше, чем у нас».

В этих словах слишком много неуважения не только к грекам, но и к своим. Это негосударственный подход. Это кухонные рассуждения болельщика-первогодка, с горя хлебнушего пива больше нормы. Язык развязался, и полилось…

«Вроде бы доминировали, - разговорился Мутко. - 70 процентов времени с мячом. А у них одна контратака с нашей ошибкой - и мяч в воротах…»

В большой политике у России тоже получается именно так. Вроде бы доминируем (сидим на газовой и нефтяной трубе, играем мускулами), но одна контратака с нашей ошибкой, и мяч бьется в нашей сетке.

Есть во всей этой околофутбольной истории еще один смысл. Учитывая, что российский футбол стал государственным видом спорта, которым рулит ближний круг Путина, многие болельщики, которые не любят нынешнюю власть, начинают болеть против своей сборной (на эту тему я писал года два назад).* Это гадкое чувство, когда ловишь себя на мысли, что «уж лучше бы проиграли». Это рабская психология – болеть «от противного». «Если Путина за, значит я – против».

Человек, рассуждающий таким образом, признается в своей полной зависимости от Путина. Это все равно, что привязать футбольной мяч к ноге. Ты бьешь по нему, он отлетает, но потом возвращается. Никакой импровизации, никакой свободы…

Правильнее всего о политике в спорте вообще забыть. Наслаждаться хорошей игрой, болеть за своих, но отдавать должное соперникам. Сочувствовать проигрышам, радоваться победам. Приветствовать честную игру и высмеивать глупость тех, кто пытается нажить на футболе политический капитал. На нынешнем российском футболе политический капитал уж точно не наживешь.

Алексей Семёнов

 

* ЗАВИСИМОСТЬ И ЗАВИСТЬ. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФУТБОЛ (ПЛН, 2010 г.)

Этот текст не о футболе. Хотя без футбола здесь не обошлось. Как не обошлось и без Александра Донецкого, с которым я сотрудничаю с 2006 года. То есть мы примерно знаем, что друг от друга ожидать.

По горячим следам, оставленным бутсами наших футболистов, Александр Донецкий пришел к мысли:

«Самоуверенный, хваленый, гламурно-патриотический медведь сел на свой тяжелый зад». И смело признался: «Я болел за Словению». Похоже, удовлетворение Александра Донецкого было таким же глубоким, каким глубоким было падение сборной России по футболу.

Медведь объелся меда и впал в спячку в самый неподходящий момент. Эти воспользовались темпераментные словенцы. И, слава Богу!
Да, это первая мысль, которая приходит в голову, когда видишь больших и маленьких «патриотов», научившихся присасываться ко всему, что может принести им пользу. Они качают не только нефть и газ. Они качают все что можно и нельзя, включая бюллетени, в нужном количестве поступающие в избирательные урны. Только этим и живут.

Многие из них не могут быть успешными сами по себе, поэтому им всегда нужен донор-победитель. Успешный спортсмен, артист, бизнесмен… Кто угодно. Таким образом, в 2007 году футболиста Андрея Аршавина даже избрали от «Единой России»  депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Потом из тени выскользнул и занял депутатское кресло другой единоросс. Это и есть EmpirV Пелевина, она же Пятая империя Проханова, по которой бродят несытные «вампиры» (я бы назвал их вампириалистами) с неистребимым желанием найти что-нибудь, к чему можно было бы приобщиться, в смысле - присосаться. А временно насытившись и почувствовав силу, унизить еще кого-нибудь.

Однако первая мысль – не всегда верная, как первый гол – не всегда победный. Проще успокоить себя тем, что мяч круглый, а ворота – прямоугольные. И именно по этой причине мяч в чужие ворота в самую нужную минуту и не попал. Но зато в следующий раз мы им покажем… Так рассуждают «патриоты».

А у «пораженцев» (так именовались сторонники Ленина, желавшие победы немцев в годы Первой мировой войны) другой мотив. Если коротко этот мотив насвистеть, то он будет звучать так: «Чем хуже, тем лучше» (не знаю, как это будет по-словенски). И это указывает на сильную зависимость от власти, на несвободный выбор.

Многие сторонники ходят за властью следом на коротком поводке и в неизменном наморднике. А нынешние «пораженцы» – ходят без намордника и на длинном поводке. И те, и другие зависят от мнения власти. Они от него отталкиваются, хотя и в разные стороны.
Но в любом случае, собственное мнение – вторично. Все зависит от того, как скажут и что сделают Там, наверху.

Это очень предсказуемая игра, в том числе и в политику. И в таких обстоятельствах симпатии так называемого народа неизбежно будут на стороне тех, кто на коротком поводке.

В конце концов, короткий поводок – дешевле, а намордник, из-за экономии, с успехом можно заменить кляпом.

В России то и дело приходится выбирать между теми, кто болеет за наших, и теми, кто болеет против. «Непросвещенное» большинство всегда болеет за своих. Так проще и понятнее. А «просвещенное» меньшинство – против (потому что «за» болеть, будто бы, отвратительно).

Но очень часто это чужой выбор, навязанный либо официальной пропагандой, либо вызванный примитивным чувством противоречия. Слишком мало вокруг тех, кто живет без оглядки на Главного Тренера (он же - Верховный Болельщик, он же - Главный Судья). И это почти идеальный расклад для людей, забронировавших властные кабинеты на много лет вперед.

Это как у Довлатова, когда он написал свое знаменитое «После коммунистов я больше всего ненавижу антикоммунистов». Но почему он так написал? Потому что и те, и другие – несвободны, запрограммированы, предсказуемы, а потому – банальны.

В конце концов, в футболе любой выбор болельщиков, чаще всего, вполне безобиден. Но то же самое черно-белое мышление распространяется и на другие сферы жизни. Например, на политику.

Свободный человек все-таки не будет смешивать в одну кучу полет Гагарина в космос и ГУЛАГ. Свободный думающий человек разберется.

А то ведь бывает так, что некоторые любят Достоевского не за то, что он хороший писатель, а за то, что он был антисемит (или не любят его только за то, что он был антисемит).

Важно не столько право выбора, сколько то, по какой причине человек свой выбор делает.

Если он выбирает из чувства противоречия, по контрасту, то это похоже на инстинкт (но не на инстинкт самосохранения).  Так в свое время выбирали Ельцина, потом Путина

Если неукоснительно следовать такому принципу, то из-за протеста против Газпрома, надо срочно вызвать на дом газовщика и потребовать отключить у себя на кухне газ. Так будет честнее.

«Пораженцы» редко приходят к власти. Но если уж приходят, то без гражданской войны не обходится. Мотив «чем хуже, тем лучше» слишком навязчив, он звенит в ушах, от него долго не избавиться… Во всяком случае, большевики от него не отказались и после того, как прочно уселись в Кремле (достаточно вспомнить сталинский тезис о нарастании классовой борьбы по мере развития социализма). Под этим предлогом карательную машину можно изобразить вечным двигателем.

Не стоит радоваться нашим поражениям. Нынешние власти всегда найдут - на чем паразитировать. Не на футболе, так на хоккее. Не на хоккее, так на городках. А если мы проиграем все на свете, то и тогда принципиально ничего не изменится. Если мяч не катится, а кокос не растет, всегда имеется заначка на черный день, то есть – прошлое. Иногда кажется, что прошлое только для того и существует, чтобы из него выкачивали смыслы, на подобии нефти. Вампириалисты не дадут соврать.

На 65-летии Победы в Великой Отечественной войне единороссы и им подобные будут пиариться намного чаще, чем на футбольной сборной. Великая Победа им нужна в чистом виде. Чтобы не запачкаться о неудобные факты, они никаких денег не пожалеют и покроют  Победу глянцем. Они разукрасят ее таким образом, что раскрашенный Штирлиц позавидует. Это, конечно, будет выглядеть скверно, но из чувства противоречия я не готов сочувствовать немецко-фашистским захватчикам.

Алексей Семёнов


ВЗЛЕТНАЯ ПОЛОСА, 2010 год

Полвторого ночи псковичи вывалили на центральные улицы города. По Октябрьскому проспекту проносились автомобили. Они громко сигналили. Под моими окнами минут пятнадцать шумела пьяная компания, в приступе испанского патриотизма выкрикивающая: «Испания – чемпион!» Финал чемпионата – отличный повод для псковских любителей спорта, чтобы выпить и пошуметь за чужой счет. За счет испанцев.

Два года назад сборная России по футболу победила голландцев на чемпионате Европы. Потом наши пути разошлись. Голландцы сыграли в финальном матче Чемпионата мира в ЮАР, а сборная России вообще в Африку не попала.

В жизни часто так бывает. Думаешь, что взлетаешь, а на самом деле – катишься вниз. А ощущение полета появляется потому, что подбрасывает на ухабах.

Большой футбол в ЮАР еще раз доказал, что он не вполне вписывается в бизнес-планы.

Бразильцы решили сыграть на победу и, казалось бы, все учли. Непредсказуемых виртуозов вроде Рональдиньо вообще не взяли в команду. В общем, изменили себе. В игре с голландцами чаще грубили, чем комбинировали. И бездарно проиграли. Они до сих пор считают, что их обидели. Поэтому и во время матча без конца огрызались. В бразильском бизнес-плане было четко написано, что они сильнее всех. Но бумажные результаты почему-то не сходились с реальными. Произошел разрыв. Оказалось, что очень легко перепутать взлет с вылетом. Спросили бы российских футболистов, они бы подсказали – в чем разница.

А аргентинцы наоборот – заигрались. С ними это часто бывает. Если бразильский тренер-прагматик Дунга сделал ставку на надежных и исполнительных атлетов, то эмоциональный Марадона убрал из команды опытных и надежных защитников вроде Дзанетти. Понадеялся на вдохновение. Но вдохновение иногда подводит. В итоге в решающей игре с немцами аргентинская защита разошлась по швам.

Главные победы одержали те, кто играл, но не заигрывался. Ошибки на поле болельщики прощают легче, чем ошибки за пределами поля. И все же в Аргентине Марадону простили, а Дунгу в Бразилии – нет. Лучше уж играть недолго, но красиво. А вот на мучения бразильцев с Северной Кореей (счет «2:1») было смотреть тяжело. Бразильцы думали, что берегут силы для главных игр. Не уверен, что эти силы им пригодились во время просмотра финала по телевизору.

В результате впервые за долгие годы в первой четверке оказались лучшие на данный момент команды. Лучшие, потому что предпочитали играть, а не добиваться победы любой ценой.

Самый яркий пример – сборная Испания. У нее всегда была репутация грубой команды. Они чаще играли «в кость», чем в мяч. И никогда дальше четвертьфинала не проходили. Даже у себя дома в 1982 году. У них могли быть великие игроки, но хорошая команда появилась только три-четыре года назад, когда «звезды» сошлись играть, а не побеждать любым способом. И испанцы преобразились. Грубость и расчетливость тянули их вниз, а теперь они взлетели.

Хорошо все-таки, что голландцы в финале остались без забитых мячей. Они пытались играть точно так же, как и бразильцы с ними самими. Грубили, удалялись… И тоже проиграли. И также как бразильцы свое поражение не признали. По мнение некоторых голландских игроков, английский судья был подкуплен.  И самое интересное – якобы подкуплен Россией, которая осуществила сделку с Испанией. Испанцы становятся чемпионами мира и уступают право проведения Чемпионата мира-2018 России. Доказательств, конечно же, ровно столько, сколько голов, которые забили голландцы в ворота испанцев. То есть – ни одного.

… Два года назад сборная России дважды проиграла испанцам со счетом «1:4». За прошедшее время наши пути разошлись настолько, что мы не можем им даже проиграть, пускай и с разгромным счетом.

Алексей Семёнов


ИГРА НА ВЫЛЕТ, 2010 г.

В футболе как в аэропорту: всегда кто-нибудь вылетает. Иногда, правда, опускается туман, и тогда вылет откладывается.

Случаются и катастрофы. В этом году это произошло с финалистами прошлого чемпионата мира – французами и итальянцами.

Первый чемпионат мира я видел школьником – в 1982 году. Росси, Альтобелли, Тарделли, Антоньони, Фалькао, Сократес… Подбор фамилий игроков, как будто это архитекторы, построившие Санкт-Петербург.

Марадона, Платини, Зико, Румменигге, Тигана, Трезор, Пассарелла, Линеккер, Сержиньо, Жуниор… Было на кого посмотреть.

Сейчас есть игроки не хуже. Более того, футболисты стали быстрее, выносливее… Но новейшее время подкидывает такие вещи, которые на пользу футболу не идут.

В СССР телетрансляциями народ не баловали. Еврокубки показывали только тогда, когда выступала советская команда. Большинство великих иностранных игроков находились от нас на почтенном расстоянии. Многих из них даже по телевизору мы видели только раз в четыре года. Несколько раз в год «Советский спорт» печатал таблицы ведущих национальных чемпионатов. И все.

Поэтому тогда мировые футбольные звезды были для многих советских граждан не совсем люди. Они спускались с небес реже, чем космонавты, приносили праздник, а потом надолго или навсегда исчезали.

Нынешние лидеры мирового футбола – у нас на виду. Мы точно знаем, что живут они на земле. И можем смотреть на них по телевизору каждую неделю в прямом эфире из Италии, Англии… Они ошибаются и бывают не в форме.

Их земное происхождение подтверждается их неземными заработками. Некоторые игроки зарабатывают за неделю столько, сколько все жители российского или африканского городка за год.

За тридцать лет футбольные гонорары неимоверно выросли. А игр стало так много, что ценность отдельно взятой игры уменьшилась. Силы приходится распределять более-менее равномерно. Красивых игр больше не стало.

Наши зрители, кстати, тоже свои силы распределяют более равномерно. Теперь у них есть выбор: болеть в прямом эфире за сборную Испании или предпочесть ей «Барселону» или «Реал». Это совсем не одно и то же.

За прошедшие годы на трибунах западных стадионов стало удобнее и безопаснее, а на российских - опаснее и удобнее. Раньше, например, по голове никогда не били пластиковыми креслами. Не было кресел. Но с их появлением – начали бить. Прогресс не то что не стоит на месте – он летает и разбивается о голову. Выросли и возмужали фанатские группировки. Семейные походы на футбол в больших российских городах стали признаком бессердечия к детям и женам.

Клубный патриотизм ушел в деньги. Своих воспитанников, из-за того, что они не имеют игровой практики, приходится  продавать или сдавать в аренду, как недвижимость. Из-за рубежа выписывают иностранцев, призванных решить задачу в короткий срок. В России еще есть лимит на легионеров – не более шести игроков на поле. В других странах лимита нет, и в Италии или Англии на поле могут оказаться одни иностранцы. Впрочем, и в России законы легко обходятся – иностранцам за деньги делают гражданство.

Таким образом, постепенно национальные футбольные школы размываются. Команды теряют свое лицо. А чужое лицо не всегда приживается. Пластическая операция – дело опасное.

Легионеры – это признак времени. Руководящие мозги настроены так, что  все должно выглядеть максимально просто: в России из государственного или окологосударственного бюджета выделяются несколько сотен миллионов рублей, и проблема, вроде бы, решена.

На Западе государство, как правило, в финансовые дела не вмешивается. Там все-таки частные клубы. Но диктат гигантских денег (в том числе российских, как в «Челси» или «Шальке-04») все равно определяющий. Некоторые владельцы скупают всех подряд, рассчитывая, в случае чего, перепродать игрока еще куда-нибудь. Поэтому-то постепенно опускается  уровень собственно итальянского или английского футбола. Французы тоже выглядят сегодня анекдотично. По тому же пути отправилась и Россия. Она даже переименовала высшую лигу на манер английской – в премьер лигу. И вот уже в большинстве российских клубов нет своей российской защитной линии. У нынешних защитников нашей сборной внутри страны почти не имеется конкурентов. Зарубежные защитники стоят стеной. Тем, кто выражает недовольство, говорят: конкуренция.

В действительности, конкуренции нет. Есть денежный диктат. И есть сиюминутный эффект. Купил-победил-отвалил.

Подобный подход – не только в футболе. Похожие правила существуют и в шоу-бизнесе, с которым спорт пересекается.

Если взять такое сомнительное предприятие как «Евровидение», то там теперь совершенно не важно – кто представляет страну. По правилам можно нанять легионера. Россию может представлять кто угодно. Хоть Пол Маккартни. Если ему заплатят, а он согласится. В итоге, правда, Пол Маккартни на «Евровидении» не выступает, зато все тянут словно бы одну песню.

Президент ФИФА Йозеф Блаттер формально считается консерватором. Отчасти, это верно. И в определенном смысле, это его большая заслуга. Правила проведения чемпионатов меняются не радикально. Революции в футболе опасны точно так же, как и обычной жизни. Форма чемпионатов мира сохраняется прекрасно.

Однако товарно-денежные отношения, минуя форму, затрагивают содержание. При таких изменениях все нелепее становится старорежимные представления о футбольном судействе. После очередных судейских ошибок Йозеф Блаттер снова заявил, что «не будет использовать мониторы, чтобы остановить игру» и что «неверные судебные решения следует принимать как должное, поскольку в жизни всегда случаются ошибки». Немного погодя, правда, он все же согласился эту тему обсудить.

В общем, г-н Блаттер не хочет отделять футбол от жизни и, вроде бы,  тем самым выглядит романтиком. Нелепость в том, что это подход, который хорош для любительского футбола. Там все должны играть и ошибаться бесплатно.

Но большой футбол при Блаттере стал индустрией. Это не просто профессиональная игра – это огромное предприятие мирового значения. В некоторых странах такой бизнес приносит солидный доход (но только не в России, где рыночные отношения имитируются не только в футболе). И при таком подходе ввести элементарный просмотр спорных моментов – это нормальная страховка во избежание финансовых рисков.

Но чиновники из ФИФА уперлись и ничего не хотят менять.

И вот уже представитель ФИФА Николя Мэйнго заявляет, что повторы спорных моментов «не должны транслироваться» на экранах стадионов. Это заявление прозвучало после судейских ошибок в матчах «Германия - Англия» и «Мексика - Аргентина».

То есть во всем оказался виноват не судья, а монитор, из-за которого судейская ошибка стала всем очевидна. В таком случае, надо идти дальше и запретить все телетрансляции. И тогда большинство зрителей никогда не увидит судейских ошибок.

Возможно, так бы ФИФА и поступила, но телетрансляции приносят доходы, а мониторы-табло на стадионах - нет. Поэтому трансляции не отменяют и не превращают всемирный праздник в корпоративную вечеринку.

С чемпионата мира в ЮАР по специальному каналу ведутся трансляции с изображением особой четкости. Организаторы с гордостью обращают внимание: «Видна каждая травинка на поле, видна каждая морщинка на лице у футболиста…» Да, морщинка видна. А положение вне игры? А забитые по правилам, но не засчитанные голы?

Такие несуразности – следствие того, что выстроив футбольный механизм как бизнес-систему, пожилые чиновники еще не готовы окончательно оторваться от корней. Они еще верят в то, что жесткие законы бизнеса и красивая игра в удовольствие - могут сочетаться.

Добившись того, что игроки из ведущих чемпионатов играют на износ почти круглый год (в отличие от российских футболистов), чиновники не позволили многим игрокам подойти к чемпионату в хорошей форме (здесь чиновники УЕФА переходят дорогу чиновникам ФИФА).

Но хороший футбол живуч, потому что живучи люди. Праздник не отменить даже тогда, когда отменяется честно забитый гол. Красивые мячи все равно забиваются. К тому же, не засчитанные голы запоминаются даже лучше, чем засчитанные. Хотя бы потому, что их меньше и обсуждаются они громче и эмоциональней. А справедливости нет не только на футбольном поле, но и вне его. В жизни сильнейший побеждает не так часто, как некоторые думают. И это еще не повод, чтобы впадать в отчаяние.

 http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=602

ФУТБОЛЬНАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ, ИЛИ ЕСЛИ СОГНУТЬ ВУВУЗЕЛУ - ПОЛУЧИТСЯ БУМЕРАНГ
(24.06.2010 17:48 ПЛН, Псков)

В футбол можно играть везде и в любых условиях. Не только под дикий вой вувузел в Южной Африке. Помню, на Южном Таймыре мы играли на горе Обрыв под вой огромных непримиримых комаров.

Под ногами вместо травы – голые камни, на ногах вместо бутс – кирзовые сапоги… Трехнедельное северное лето, лохматый мяч… Справа - казарма, слева – тот самый обрыв, с которого однажды мяч все-таки слетел и укатился метров на триста в тундру… Тогда тоже проходил чемпионат мира по футболу. Финал я нелегально слушал на боевом дежурстве по самодельному приемнику. Батареек не было, и приемник  я подсоединил к командирскому телефону, связанному с командным пунктом. За время финала ни один вражеский самолет воздушную границу не пересек. Впрочем, ни до, ни после он ее тоже не пересекал.

Тогда победили аргентинцы. Надеюсь, сейчас тоже победят. 

Но если не победят - ничего страшного. Несколько красивых матчей они уже сыграли. Подобная красота спасет не мир, но хотя бы мировое первенство по футболу. Однако жаль, что Большой Футбол за эти годы слегка изменился. Лучшие игроки за сезон играют такое количество матчей, что многим сил и здоровья на игры чемпионата мира уже не хватает. И желания не хватает. Зато гонорары футболистов растут раз в десять быстрее, чем результативность.


Редкая возможность

И все же чемпионат мира – редкая возможность увидеть национальный футбол. Разные школы, разные стили…  Но на клубном уровне все окончательно смешалось и сдулось. Победитель Лиги чемпионов 2010 итальянский «Интер» никакой не итальянский. В стартовом составе победного матча с «Баварией» португальский тренер не выпустил на поле ни одного итальянца. Французский тренер лондонского «Арсенала» тоже очень часто обходится без англичан.

Поэтому действующим чемпионам мира итальянцам из клуба-чемпиона некого было везти в ЮАР. Англичанам не найти ни одного приличного вратаря из своей премьер-лиги. Почти все вратари там – иностранцы.

Несколько дней назад бразильский защитник московского «Локомотива» бразилец Родольфо (Родольфо Дантас Биспо) изъявил желание принять российское гражданство и выступать за сборную России. Вроде бы, не против стать игроком сборной и бразилец Веллитон (Веллитон Соарес де Мораис) из «Спартака». За определенную сумму они готовы принять российское гражданство. То есть все снова утыкается в деньги. Кто нашел много денег, тот, вроде бы, и чемпион. Два года назад петербургский «Зенит» купил за 1 миллиард (!) рублей португальца Данни. Хорошо, что он «заигран» за сборную Португалии.

Денежные вливания за короткое время способны принести эффект. Можно что-то завоевать, кого-то удивить… Но перспективы – нулевые. Завтра найдется кто-то богаче и наглее.

Натурализация

Южноамериканцам, которые на первом этапе нынешнего чемпионата мира выступают успешно, немного проще. Это многие из них вытеснили из европейских клубов европейцев. А в их собственных (более бедных) чемпионатах, в  основном, играют свои воспитанники. Поэтому там футбол развивается и не теряет свои местные особенности. Сборные Бразилии или Аргентины, конечно, не всегда становятся чемпионами мира. Но талантливые футболисты там не переводятся никогда. Молодым есть где играть и где повышать свой класс. У африканских игроков талантов тоже хватает, но устойчивой футбольной культуры у них пока нет. Зато огромные деньги у них уже появились. В итоге в самых богатых европейских чемпионатах  воспитанникам из своих стран пробиться в основной состав все труднее.

Пока это больше касается клубов, а не сборных. Хотя «натурализованных» игроков становится все больше. Когда-нибудь в сборной Германии не останется ни одного немца, а в сборной Франции – ни одного француза. Глобализация. И не только в футбольном, но и в политическом, и в этническом смысле.

Россия тоже пытается идти этим путем. И вполне естественно, что до ЮАР она не дошла. У англичан или итальянцев резервов, все-таки, больше, чем у нас.

Замедленный повтор

Большой футбол сегодня – это, прежде всего, скорость. Причем не только скорость передвижения по футбольному полю. Вчера Ибрагимович играл за «Интер», а Самуэль Это'О – за «Барселону». Сегодня Это'О  играет за «Интер», а Ибрагимович – за «Барселону». Вот это и есть настоящая скорость настоящего мастера. Не успеваешь оглянуться, а он уже на том берегу – защищает честь новой любимой команды, без которой ему не жить. До тех пор, пока его не перекупят.

На человека, отыгравшего за один клуб несколько лет, от удивления показывают пальцем. А если он вдруг отказывается от повышенного гонорара в клубе-сопернике, то это уже повод провести углубленный медосмотр и выяснить - не сошел ли он с ума?

Сборная Франция в нынешнем составе была похожа на какую-то африканскую сборную двадцатипятилетней давности – неорганизованную и капризную. Опять-таки – глобализация.

На объединенную африканскую сборную похожи и болельщики, добравшиеся до ЮАР из тех стран, чьи сборные пробились на чемпионат мира. Все дуют в вувузелы, выдувая тупой однообразный си-бимоль. С коровами и бензопилами болельщиков на стадионы пока не пускают, поэтому они вынуждены приносить туда дудки-вувузелы и дудеть, подражая коровам и бензопилам. А когда постоянно дудишь – следить за футболом уже невозможно. Надо делать что-то одно.

И все-таки хорошо, что ФИФА – это не ФИДЕ, а футбол – не шахматы. При всех минусах ФИФА, консерватизм футбольных чиновников удерживает мировой футбол от падения с обрыва в тундру.

 Пытаясь сделать шахматы прибыльнее и привлекательнее, спортивные чиновники лет пятнадцать назад превратили чемпионаты мира по шахматам в заштатные соревнования, за которыми мало кто следит. А чемпионаты мира по футболу по-прежнему в центре внимания.  Они по-прежнему хороши хотя бы тем,  что дают понять – куда ветер дует (и во что дует). Куда катится мир, куда летит мяч и кто сегодня король футбола? Там, естественно, тоже иногда засуживают или играют против правил. Но это все-таки не политические выборы, как в России, где все решается «в подтрибунных помещениях».

В футболе демократия еще жива и самые богатые, влиятельные и бесцеремонные не всегда побеждают. В крайнем случае, весь мир может убедиться в бесконечных замедленных повторах – кто кого ударил исподтишка локтем, кто подыграл рукой и кто повел себя благородно.

Чемпионат выявляет слабые места, болевые точки, заставляет какого-нибудь угрюмого русского мужика болеть за Гондурас и переживать за Кот-д’Ивуар. Этот мужик никогда не узнает, что столица Кот-д’Ивуара – город Ямусукро и живет в том городе примерно 120 тысяч человек. Но переживать за сборную Кот-д’Ивуара он все равно не перестанет. Пока та не вылетит, и тогда он переключится на Уругвай. Это и есть Большой Футбол.

P.S. Если вам вдруг случайно попадет в руки хотя бы одна вувузела – согните ее о колено и отшвырните подальше.

http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=617

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий