Органическое расстройство

ЯковлевВ Псковском районном суде 10 июня 2009 года закончились слушания дела о покушении на убийство. Было доказано, что житель деревни Большое Захново Псковского района Михаил Яковлев действительно несколько раз умышленно стрелял в псковича Петра Воробьёва. Одна пуля попала в голову, вторая – в руку… Однако добить раненого Михаилу Яковлеву не удалось, хотя он очень старался.

Он еще дважды перезаряжал ружье и трижды стрелял вслед раненому. Но тому удалось спрятаться в лесу, в окопе. Немного позднее Пётр Воробьёв, истекая кровью, перейдет реку Кебь и постарается в обход вернуться в деревню. Его найдут на дороге и отвезут в больницу… Там будет проведена сложная операция «в лобно-височно-теменной области».

В суде было объявлено, что «Михаил Яковлев страдает хроническим психическим расстройством в форме органического расстройства личности». По этой причине он «в настоящее время и в период инкриминируемого деяния не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими». Таким образом, г-н Яковлев был освобожден от уголовной ответственности.

После того, как судья Захарова зачитала постановление суда, Михаил Яковлев, довольный собой, вышел из здания суда и вздохнул Яковлевсвободно. На улице его ждала темно-вишневая иномарка. Он сел в машину и уехал домой.

Преступление было совершено год назад - 9 июня 2008 года. Пётр Воробьёв, выступавший против незаконной, на его взгляд, пилорамы, попал в засаду в лесу. Этому предшествовали угрозы, неоднократно раздававшиеся в его адрес («тебе не долго осталось жить»). Угрозы от имени хозяина пилорамы передавал Михаил Яковлев.

Ситуация еще больше обострилась после того, как в мае 2008 года в «Городской газете для жителей Пскова» было опубликовано открытое письмо, в котором говорилось о незаконных вырубках деревьев в Псковском районе. Инициатором написания письма, подписанного одиннадцатью жителями деревни, стал Пётр Воробьев. В ответ его деятельностью заинтересовалась милиция…

Потом прогремели пять выстрелов в лесу.

Впрочем, у Михаила Яковлева была своя версия событий. Он утверждал, что встретил Петра Воробьёва в лесу случайно. Тот, якобы, замахнулся на него топором. В ответ Яковлев выстрелил из охотничьего ружья 16-го калибра. Одна пуля попала в топор, вторая вообще улетела куда-то вверх. Яковлев настаивал на том, что «никаких ранений потерпевшему не причинил».

Как выяснилось во время следствия, топора на месте преступления не было, и никто ни на кого не замахивался. Была засада, Михаил Яковлев окрикнул Петра Воробьёва: «Мы тебя достали!..», раздались выстрелы, раненый узнал того, кто в него стрелял…

Спрятанное охотничье ружье милиция нашла быстро. Почти так же быстро стрелявшего освободили. Но не потому, что «психически болен». Яковлев никогда не давал повода заподозрить себя в том, что у него «органическое расстройство личности». Он и после покушения вел себя вполне адекватно.

Яковлева освободили потому, что он пенсионер. Возможно, целый год он прожил на свободе еще и потому, что его поддерживали влиятельные люди.

Когда стало понятно, что предстать жертвой у него не получится, Яковлев сменил тактику.

Осенью 2008 года была совершена попытка давления на жену потерпевшего. Следствию стало известно, что, будто бы, от ее имени поступали телефонные угрозы… Но номер телефона оказался не ее. Провокация не удалась.

ЯковлевПостепенно стала вырисовываться картина происходящего. Она несколько отличается от того, что фигурирует судебном постановлении. Не случайно, что этим делом первоначально заинтересовалась антикоррупционная комиссия, созданная в Псковском областном собрании. В частных беседах можно было услышать, кто именно был заинтересован в устранении Петра Воробьёва, кто был заказчик и кто организатор покушения. Но люди эти состоят на государственной службе. Их фамилии в суде не фигурировали.

Ход судебных заседаний еще раз доказывает, что многое было предрешено заранее. На последнее заседание, когда выносилось постановление, не явились ни прокурор, ни адвокат.

В самом постановлении, подписанном судьей, имеются очень странные места. Например, там сказано, что «в ноябре 2008 года» Яковлев и Воробьёв поссорились. Судя по всему, имеется в виду 2007 год, потому что ноябрь 2008 года – это спустя пять месяцев после покушения.

Правда, и в 2007 году никакой ссоры не было. Незадолго до покушения Яковлев на выборах старосты деревни проголосовал за Пётра Воробьёва. Противостояние было между Воробьёвым и хозяином  пилорамы. Это и позволяет Петру Воробьёву считать, что главные виновные суда избежали.  По этой причине он готовит апелляцию. Кроме того, в ходе судебных слушаний он настаивал на том, чтобы в отношении Яковлева была проведена повторная психолого-психиатрическая экспертиза. Но и прокурор, и адвокат против такой проверки возражали.

Если еще раз внимательно ознакомиться с итогами судебных заседаний, то можно сделать вывод: потерпевший Воробьёв за год лечения и следствия добился только одного: ему вернут топорище (его изъяли следователи, когда проверяли версию Яковлева). В постановлении так и сказано: «…топорище – вернуть потерпевшему Воробьёву П.В.» После этого идет такой текст: «В удовлетворении иска Воробьёва Петра Васильевича о взыскании с Яковлева Михаила Максимовича материального ущерба в сумме 4622 руб. и компенсации морального вреда в размере 495 378 руб. отказать».

Суд поручил «обеспечить  помещение Яковлева М.М. в психиатрический стационар общего типа». Наверное, так оно, в конце концов, и будет.

Все сказанное означает, что отныне, по утверждению Петра Воробьёва, к этому делу с его стороны подключатся юристы, живущие за пределами Псковской области.

Фото: Алексей ВЛАДИМИРОВ

 

Алексей ВЛАДИМИРОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий