Аллергия

 «— Это мучительно! — процедил сквозь зубы художник и вскочил, — Кончится тем, что я брошусь в Волгу или сойду с ума! Оставьте меня!
       — Ну, убейте, убейте меня! — крикнула Ольга Ивановна. — Убейте!»

«Попрыгунья», Антон Чехов.

Березовая роща ЛевитанАндрей Мальгин в своем блоге на «Эхе Москвы»  рассказал, как съездил маленький городок Плёс в Ивановской области. То, то там сейчас происходит, очень похоже на то, что творится в Псковской области Изборске.

В России таких «горячих точек» немало, но будет еще больше. Этот процесс так просто не остановить. Чиновники плодятся. Они так перетрудились, что постоянно нуждаются в отдыхе. Отдыхать в обычных условиях многие из них уже не в состоянии. Им хочется чего-то особенного.

Андрей Мальгин пишет, что «беда пришла, откуда не ждали», и сообщает о том, что старинном русском городе Плёс, на берегу Волги, решил построить себе «дачу» Дмитрий Медведев.

Когда-то неподалеку располагались дачи Ильи Репина, Алексея Саврасова, Фёдора Шаляпина, и проблем с местными жителями у них не возникало.

И вот старинную усадьбу Миловка и парк в 14 гектаров облюбовал человек, очень похожий на Дмитрия Медведева.

По мнению Андрея Мальгина, «на город-заповедник совершили набег варвары», а именно: «Спрямили и забетонировали речку Шохонку, превратив ее в канал, по которому плывут нечистоты. Чтобы ни один грузовик случайно не заехал в город, вокруг строят современную четырехполосную асфальтовую дорогу, напоминающую МКАД, причем круша все на своем пути. Зачем она для городка с населением 2000 человек, непонятно. И вообще все возможно в городе закатывается в асфальт. Работы кипят днем и ночью. О личной пристани я уже не говорю...»

Вообще-то, к 2012 году граждане России уже должны научиться ждать беды именно с этой стороны.

Заповедных мест в России не меньше, чем любителей «красивого» отдыха. Но с каждым годом заповедные места подвергаются «усушке и утруске», а отдыхающих все больше и больше. Причем восприятие красоты у этих людей своеобразное. Все что можно – необходимо забетонировать или позолотить. Все то, что нельзя забетонировать или позолотить – срубить. По корень.

В Плёсе, например, под предлогом того, что «у Илюши Медведева аллергия на березы», в черте города срубили березовые рощи. Теперь их можно увидеть только на полотнах Исаака Левитана.

Впрочем, губернатор Ивановской области Михаил Мень, судя по тому, что он ответил местному депутату («Левитан в Плёсе березы не рисовал»), даже на картинах Левитана их не видит.

Помнится, когда в Подмосковье дачами стали застраивать заповедную зону в Радонеже, один из местных чиновников произнес: «А какое отношение Сергий Радонежский имеет к Радонежу?» Человеческая память избирательна.

Свою знаменитую картину «Берёзовая роща» Левитан в 1890 году заканчивал как раз в Плёсе, на окраине города, недалеко от кладбищенской церкви под названием Пустынка. Но при большом желании этот факт можно и отменить.

В 1410 году великий князь московский Василий Дмитриевич «повеле рубити град Плёсо», и слово «рубити» означало строительство - строительство новой крепости.

В наше время рубить – значит рубить. С плеча.

Местные жители рассказывают, что впервые Медведев посетил Плёс еще в начале своего президентства.

4 августа 2008 стометровая президентская яхта «Россия» встала у главного плесского причала напротив ресторана «Яхт-клуб».

Стометровая громада «России», нависшая над маленьким Плёсом, – это очень символично.

Одной из первых жертв VIP-туризма стал старейший противотуберкулезный санаторий, открытый в 1927 году. Его срочно решили перепрофилировать в кардиологический центр. Несмотря на Постановление главного государственного санитарного врача РФ 58 «Об утверждении СанПиН 2.1.3.2630–10», в котором  запрещается перепрофилирование организаций, занимающихся лечением туберкулеза.

Тогда-то и появилось открытое письмо сотрудников санатория к министру здравоохранения и социального развития, в котором есть такие слова: «Зачем сейчас закрывать противотуберкулезный санаторий? Возможно, и имеется некоторое снижение смертности и заболеваемости туберкулезом за последние годы, но это абсолютно не означает, что ситуация по туберкулезу в РФ в настоящее время стала удовлетворительной. Вас устраивает заболеваемость чахоткой на уровне 82 на 100 тысяч населения? Вас удовлетворяет смертность от туберкулеза в 15 человек на 100 тысяч населения?»

Не удел оказался целый штат опытнейших врачей-фтизиаторов – высококлассных специалистов по диагностике, лечению и профилактике туберкулеза. Из двух тысяч жителей Плёса около трехсот человек работали в санатории.

Но на их беду к причалу подошла президентская яхта «Россия». И жизнь изменилась.
* * *
Действие чеховского рассказа «Попрыгунья» происходит в городке, прототипом которого стал Плёс. А прототипом художника Дымова был Исаак Левитан, который, прочитав «Попрыгунью», собирался вызвать Чехова на дуэль.

В рассказе попрыгунья Ольга Ивановна очень утомилась, «она скучала, и ей хотелось поскорее уйти от этих мужиков, от запаха речной сырости и сбросить с себя это чувство физической нечистоты, которое она испытывала все время, живя в крестьянских избах и кочуя из села в село...»

Чем-то Дмитрий Анатольевич напоминает эту попрыгунью. Он тоже утомился, заскучал, и ему захотелось поскорее уйти от грязных мужиков-простолюдинов, от запаха речной сырости, сбросить с себя чувство физической нечистоты и поскорее поместить себя в покои, похожие на царские.

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий