Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Три письма

Дом ГейченкоВ прошлом номере «Псковской губернии» были опубликованы два письма Татьяны Семёновны Гейченко. Одно письмо адресовалось Льву Шлосбергу, другое – Владимиру Путину. За прошедшую неделю появился первый отклик на письма. И этот отклик не Льва Шлосберга и не Владимира Путина, а Георгия Василевича.

Для сохранения объективности здесь приводятся все недавно опубликованные тексты, касающиеся ситуации, сложившейся в музее-заповеднике «Михайловское».

Редакция

Отчий дом («Псковская губерния»)

Татьяна Семёновна Гейченко: «Поступок подлый, всё делалось за моей спиной»

О том, что дочь Семена Степановича Гейченко Татьяну Семёновну вместе с вещами ее отца выселяют из дома в Михайловском, нам стало известно несколько дней назад. Об этом сообщили сразу несколько ее знакомых. А в день подписания этого номера в печать мы получили от Татьяны Семёновны письмо с приложенными к нему документами и обращениями. Из них следует, что скоро о происходящем в Михайловском узнают не только в Пскове. Отдельное письмо дочь хранителя музея-заповедника написала Владимиру Путину.

В письме, присланном в редакцию «Псковской губернии», Татьяна Семеновна пишет: «Та ситуация, в которую я попала сейчас, поистине драматична. Она связана с домом моего отца в с. Михайловском и пребыванием в этом доме его обширного наследия (документы, книги, картины, предметы прикладного искусства, в том числе коллекция самоваров), которое со временем должно было бы перейти Государственному музею-заповеднику.

Сам же дом возможно было бы музеефицировать как дом С. С. Гейченко. К сожалению, обстоятельства складываются отнюдь не в пользу такого решения.

Я написала письмо Путину, где подробно изложила все обстоятельства. Посылаю копию Вам. Еще прикладываю копию договора со мной на аренду дома, письмо Василевича о расторжении этого договора и письмо замминистра культуры, где сказано, что я не имею права занимать дом.

Понимаете, я не вселялась в дом, мы с родителями жили в нем с послевоенных лет. Родители умерли в нем, я в нем родилась.

Право жить и быть в доме и право на наследство моего отца я потеряла, когда по воле Василевича дом был переведен из жилого в памятник федерального значения. Думаю, это стоило немало трудов тем, кто это делал. Поступок подлый, все делалось за моей спиной.

Теперь жду юриста с предписанием и вывоза вещей. Поверьте, это очень обидно, а с точки зрения будущего – глупо. Мог бы быть чудесный мемориальный дом, полезный и радостный людям.

Не очень надеюсь на помощь аппарата первого лица. Прошу Вашей помощи, если это возможно.

С уважением, Татьяна Семёновна Гейченко.8.09.2012 г.».

Это письмо Татьяна Гейченко написала после того, как получила письмо от директора музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» Георгия Василевича, в котором он сообщил, что Территориальное управление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Псковской области признало недействительным договор безвозмездного пользования «Домом управляющего Г. Ф. Богданова» (именно так именуется в соответствии с документами дом С. С. Гейченко в Михайловском).

Договор был подписан 8 октября 2010 г. директором музея-заповедника «Михайловское» Г. Н. Василевичем и Т. С. Гейченко.

Основанием для расторжения договора назван пункт 1 статьи 56 Федерального закона № 73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». В этой статье законе говорится, что физическим лицам нельзя предоставлять подобное имущество в безвозмездное пользование.

О том же самом написал директору музея-заповедника «Михайловское» замминистра культуры РФ Константин Черепенников – в ответ на обращение Г. Н. Василевича с просьбой о согласовании передачи дома в безвозмездное пользование Т. С. Гейченко.

Письмо заместителя министра, датированное 6 августа 2012 года, заканчивается словами: «Гражданке Гейченко Т. С. предоставление Объекта по договору безвозмездного пользования невозможно в силу закона».

31 августа Г. Н. Василевич направил письмо Т. С. Гейченко, к которому приложил копию письма заместителя министра, и сообщил о позиции территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Псковской области, отметив, что этой службой «договор… признан недействительным».

Но признать договор недействительным может только суд, в котором каждая из сторон может изложить свою позицию и предъявить документы.

Власти (министерство культуры и дирекция музея-заповедника) ссылаются на Закон, создавая своим действиям впечатление законности. Но следует обратить внимание на то, каким образом дом Гейченко вдруг превратился в памятник федерального значения. Произошло это совсем недавно, в феврале 2009 года. Причем Татьяне Гейченко об этом даже не сообщили.

Таким образом, двухходовая операция была начата еще три года назад. Сначала дом без ведома дочери С. С. Гейченко сделали памятником федерального значения, а потом появилось указание расторгнуть договор безвозмездного пользования с Т. С. Гейченко как незаконный.

Разумеется, в этой истории еще надо подробно разбираться. Однако уже сейчас очевидно, что очередной конфликт в Пушкинских Горах не идет на пользу культуре, бьет по репутации музея-заповедника «Михайловское».

Именно об этом пишет Татьяна Семёновна Гейченко в своем письме Владимиру Путину, которое мы тоже сегодня публикуем. Таким образом, оно становится открытым.

Редакция "Псковской губернии".

Президенту Российской Федерации
Владимиру Владимировичу Путину

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

К Вам обращается дочь Семена Степановича Гейченко.

Мой отец возглавлял Пушкинский Заповедник «Михайловское» около полувека, с 1945 по 1989 гг., а до 1991 года был его Главным Хранителем.

Как известно, с именем С. С. Гейченко связано послевоенное возрождение крупнейшего памятника русской культуры. Он – создатель (совместно с соратниками) музеев заповедника, в результате работы музейного коллектива под его началом комплексу «Пушкинский заповедник» присвоен статус особо ценного памятника.

Отец – автор нескольких книг, первый среди музейных работников отмечен званием Героя Социалистического Труда; дважды Лауреат Государственных премий (вторая посмертно).

Кроме того, С. С. Гейченко был ветераном Великой Отечественной войны (потерял на фронте руку). О деятельности его сняты кинофильмы, написаны книги. Образ его вошел в художественную литературу. 14 февраля 2013 г. исполнится 110 лет со дня рождения Семена Степановича. Похоронен он на городище Воронич, недалеко от с. Михайловского.

С 1991 по 2005 г., до ухода на пенсию, я была научным сотрудником отдела фондов музея-заповедника «Михайловское» (ранее работала около 20 лет редактором в издательстве «Аврора» в Ленинграде). Сейчас храню обширное творческое наследие отца: архив с письмами, документами и материалами, связанными с историей музея-заповедника, со значительными явлениями истории и культуры, с представителями культуры; многообразный изобразительный материал (картины, графика), книги, ряд из которых с автографами, ценные предметы, в том числе коллекцию самоваров, расположенную на веранде дома отца в Михайловском, той известной веранде, на которой отец встречался со многими людьми нашей страны и зарубежья, простыми и знаменитыми, среди них: И. Л. Андроников, М. А. Дудин, Б. А. Ахмадулина, Б. Ш. Окуджава, А. А. Миронов, М. Л. Ростропович, Д. С. Лихачев, Б. Б. Пиотровский, Ю. П. Любимов, Ж-П. Сартр и многие другие.
 
Все раритеты находятся в доме моего отца в с. Михайловское, где он прожил отрезок жизни, начиная с 1945 г. до своего смертного часа в 1993 г.

Сам дом в 1945-1948 гг. отстроен на месте, где находился дом управляющего усадьбой Г. Ф. Богданова в конце 19 – начале 20 вв.   Еще надо сказать, что в 1994 г. дом был отмечен мемориальной доской в память жизни здесь С. С. Гейченко (хотя это не официальная была акция, а произошла по желанию общественности).

Я являюсь единственной наследницей движимого имущества, принадлежащего С. С. Гейченко и хранящегося в его доме в с.Михайловском. К 100-летию со дня рождения отца (2003 г.) в доме был произведен обстоятельный ремонт. Я провожу часть времени в с. Михайловском в доме моего отца, занимаясь изучением его бумаг, часть времени в С-Петербурге, где имею квартиру.

Многие посетители музея-заповедника знают о «доме Гейченко», хотят осмотреть коллекцию самоваров и колокольчиков, украшающую веранду дома, взглянуть на кабинет Хранителя. Думалось, что со временем в доме будет мемориальный кабинет Семена Степановича, что, на мой взгляд, не внесет дисгармонию в пушкинскую усадьбу, ибо дом уже существует, известен многим людям, приезжающим в Михайловское, находится в должном отдалении от Господского дома.

Полагаю, что решение о мемориализации дома было бы встречено в обществе с удовлетворением. Относительно вещей, принадлежавших С. С. Гейченко: я считала и считаю, что они со временем, а именно после моей смерти, должны перейти музею «Михайловское». Я сохраняю их, не позволяя себе разрознивать. Кроме того я должна сказать, что всегда со вниманием отношусь к просьбам сотрудников музея предоставить те или иные вещи или бумаги из дома Семена Степановича.

Должна сказать, что в настоящий момент возникла большая сложность с домом моего отца в с. Михайловское. А именно: дом, со времени его послевоенной отстройки считался и был служебным жилым.  Это подтверждается ордером, находящимся в канцелярии музея, подтверждается архивными документами послевоенного строительства в Пушкинском Заповеднике, подтверждается, наконец, очевидцами. В нем проживал мой отец с семьей и в разное время его заместители.

В 1980-х годах поселковым советом было разрешено отцу занять весь дом, в связи с тем, что разрослись его библиотека и архив. Но 2.2.2009 г. (sic!) дирекция музея-заповедника «Михайловское» зарегистрировала дом как служебную постройку в свое оперативное управление, назвав его «Памятник федерального значения «Дом управляющего Г. Ф. Богданова» (хотя дом не отстраивался как исторический памятник и, повторю, со времени отстройки его в 1945-48 гг. числился жилым).

Меня об этом в известность не поставили. Зачем нужно было проделывать такую манипуляцию – не вполне понятно. Сделано это либо по недоразумению, либо чтобы вынудить наследие отца покинуть дом (иного резона здесь не просматривается).

Изменение титульного названия и статуса дома привело к тому, что Счетная палата, работавшая в музее с 30 июня по 23 июля 2010 года, включила в свой Акт отметку о том, что С. С. Гейченко «Дом управляющего Богданова» использовался как жилой, (что не соответствует фактическому положению дел, ибо Гейченко не использовал музейный дом как жилой, а дом был отстроен как жилой).

Затем в Акте сказано: «В настоящее время [дом] находится в пользовании Т. С. Гейченко – дочери бывшего директора, правоустанавливающие документы на пользование ей домом отсутствуют».

Далее, 6.10.2010 г. мне был прислан в с. Михайловское проект договора на пользование домом, который называют домом моего отца, за подписью директора Г. Н. Василевича, где в п. 2.2.8) было написано, что по прошествии 3-х лет я должна «освободить помещение».

По моей письменной просьбе в окончательном варианте договора (№ 89 от 8.10.2010; копию прилагаю)  этот пункт был изменен так: «по окончании срока действия договора [т. е. в октябре 2013 г.] рассмотреть вопрос о его продлении».

Наконец, 6 сентября 2012 г. мною было получено от директора музея Василевича Г. Н. письмо (№ 757 от 31.08. 2012; копию прилагаю), в котором я уведомлялась о том, что договор № 89 от 8.10.2010 признан недействительным Территориальным управлением Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Псковской области, согласно статье 168 Гражданского кодекса РФ. К письму прилагалось письмо Министерства культуры Российской Федерации № 5031-01-63/04-КЧ от 6 августа 2012 г. за подписью зам. министра культуры Российской Федерации К. Г. Черепенникова (копию прилагаю), на которое ссылается Г. Н. Василевич.

Таким образом, наследие отца может быть в любой момент выселено из дома.

Прошу Вас, уважаемый Владимир Владимирович, поспособствовать принятию решения о сохранении наследия С. С. Гейченко в доме, где он жил много лет и умер, мемориализации дома как дома С. С. Гейченко. А для себя я осмеливаюсь просить разрешения о возможности пожизненного пребывания время от времени в доме отца в с. Михайловском, где я, к слову сказать, родилась.

С уважением, Гейченко Татьяна Семеновна.
8 Сентябрь 2012 г.
№  802
от 15.09.2012
                                               

         Директору, главному редактору
                                                                                             газеты «Псковская губерния»
                                                                        Л.М. Шлосбергу

Уважаемый   Лев  Маркович!

Публикация в газете «Псковская губерния» в №35(605) 12-18 сентября 2012 года материалов под заголовком «Отчий дом. Татьяна Семёновна Гейченко: «Поступок подлый, всё делалось за моей спиной»» требует комментариев. Оставим на совести авторов письма и статьи эмоциональные оценки, данные действию администрации музея-заповедника, остановимся на фактах.

Постановлением Совета Министров РСФСР  № 1327 от 30.08.1960 года музей-усадьба «Михайловское» признана памятником истории федерального значения, в который вошли все объекты недвижимого имущества, находящиеся на его территории.

 Указом Президента Российской Федерации № 176 от 20.02.1995 года в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения включен Государственный музей-заповедник А.С. Пушкина  в с. Михайловское со всеми объектами недвижимости.

        «Дом управляющего Г.Ф. Богданова (дом С.С. Гейченко)», по документам, никогда не имел статуса   жилого помещения, хотя в нём в разное время и проживали работники Пушкинского Заповедника.

           Договор  безвозмездного пользования  имуществом  №89 от 8 октября 2010г. между Пушкинским Заповедником  и Т.С. Гейченко не предполагал и не мог передать имущественных прав на дом. Сам договор не имел государственной регистрации (т.е не повлёк никаких юридических последствий по отчуждению имущества). Договор имел своей целью создать необходимые условия для работы с наследием С.С.Гейченко, находящимся в  личной собственности Т.С.Гейченко.

         Исходя из статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка  не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов является ничтожной. В соответствии с ч.1  статьи 166 Гражданского кодекса РФ ничтожная сделка является недействительной независимо от признания её таковой судом. Подтверждается указанная позиция и судебной практикой Российской Федерацией. (п.32  Постановления Пленума Верховного Суда  №6, Постановление Пленума ВАС №8 от 01.07.1996 года и д.р.).   
       
         Пушкинский Заповедник никогда не требовал, не требует и не собирается требовать удаления вещей и документов С.С. Гейченко из дома. Более того, музей хотел бы сохранить совокупность личных вещей и документов, собранных при жизни С.С.Гейченко, как часть фондовой коллекции музея непосредственно в доме, в случае, когда по завершении обработки коллекции, вещи и документы будут переданы музею наследницей.

         Пушкинский Заповедник, совместно с  Государственным комитетом по культуре Псковской области постоянно на деле  утверждал  и  доказывал вышеуказанную позицию:

1. В 1994 году было инициировано решение Юбилейной комиссии по подготовке и проведению 200-летнего юбилея А.С. Пушкина от 6 декабря 1994 года. (копия прилагается. Приложение №1).

2. История дома началась в конце 19 века. В нем жили разные люди, начиная с управляющего имением Г.Ф.Богданова, сыновей А.С.Пушкина Александра Александровича и Григория Александровича, а в XX веке сотрудники музея.. При оформление паспорта на памятник  музей постарался не только дать историческое название постройки, но и закрепить за домом имя Семена Степановича Гейченко. С 26 декабря 2006 года, рассматриваемое недвижимое имущество значится, как «Дом  управляющего Г.Ф. Богданова  (С.С. Гейченко)».

3. Такое же название включено в охранное обязательство пользователя объекта культурного наследия  № 1985, которое согласовано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультуре) по Северо-Западному  федеральному округу (СПб) 29.09.2010 года.

4. 8 октября 2010 года с Т.С. Гейченко музеем был заключён договор №89 безвозмездного пользования рассматриваемым имуществом, дающий право находиться в доме и вести необходимую работу с архивом и коллекцией.

5.  После проверки Счетной палаты Российской Федерации и специалистов Росфиннадзора Псковской области, запретивших использовать дом в качестве жилья, музей-заповедник 23.06.2012 года исходящим №512 обратился в Министерство культуры Российской Федерации с просьбой подтвердить решение  Юбилейной комиссии по подготовке и проведению 200-летнего юбилея А.С. Пушкина от 6 декабря 1994 года. (копия прилагается. Приложение №2). Однако, согласия от Минкультуры России на предоставление дома в безвозмездное пользование Т.С.Гейченко для хранения имущества и проживания в доме получено не было.

6.  На протяжении последних 18 лет музеем было сделано всё возможное, чтобы Татьяна Семёновна Гейченко могла свободно работать в доме, со всем собранием вещей и документов отца. Она проживала в доме до выхода на пенсию, а после этого находилась в нём  по мере необходимости, определяемой логикой работы с коллекцией С.С.Гейченко.

Между музеем и Т.С.Гейченко всегда осуществлялось сотрудничество. Так, например, изучались и публиковались в  музейных, а также других периодических изданиях, материалы архива С.С. Гейченко, организовывались выставки предметов его личной коллекции, проводились конференции и другие мероприятия, велась совместная работа, направленная на пополнение музейного фонда Пушкинского Заповедника.   
 
           «Дом управляющего Г.Ф. Богданова (дом С.С. Гейченко)» является частью федерального имущества и принадлежит Российской Федерации. В соответствии с действующим законодательством, в том числе, части 3 статьи 298 Гражданского кодекса РФ, статьи 1  Постановления Правительства РФ от 20.07.2011 № 590, пункта 5.4.1 Положения о Министерстве культуры Российской Федерации, утвержденным этим же  постановлением, подпункта «м» пункта 3, подпункта 4 Положения об осуществлении федеральными органами исполнительной власти функций и полномочий учредителя федерального бюджетного учреждения, утверждённым Постановлением Правительства РФ от 26.07.2010 № 537, Письма  Министерства культуры Российской Федерации от 25.10.2011 года №81-01-39/04-КЧ, других ведомственных указаний, пункта 28 подпункт «м», пункта 44  Устава Пушкинского Заповедника, утверждённого приказом  Министерства культуры Российской Федерации от 1.06.2011 года №616 - Министерство культуры Российской Федерации осуществляет полномочия собственника  и  функции по управлению государственным имуществом, преданным подведомственным федеральным государственным учреждениям и согласовывает распоряжение недвижимым имуществом федерального бюджетного учреждения, в том числе передачу его  по договорам. На этом основании Пушкинский Заповедник не имеет права без согласия Министерства самостоятельно распоряжаться недвижимым имуществом.

                 Существующая проблема, связанная с  «Домом  управляющего Г.Ф. Богданова  (С.С. Гейченко)», не простая и требует непростого решения. Надеемся, что оно будет принято совместными усилиями на основе взаимного уважения.  
         

.

Директор: Г.Н. ВАСИЛЕВИЧ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

wo4tE04LEO1b | f7fx4b47i4@gmail.com | 20:41 - 13.08.2016
You mean I don't have to pay for expert advice like this anmeyro?!
HKTlRdyc3 | 286tssy8cr@yahoo.com | 14:34 - 13.08.2016
Fiindng this post. It's just a big piece of luck for me. http://xhocrn.com [url=http://bgkvvjizm.com]bgkvvjizm[/url] [link=http://lpykralt.com]lpykralt[/link]
P6cOKV7Oa | q42hpaof8m@outlook.com | 11:10 - 11.08.2016
That's not just logic. That's really seiebnls.
9jQROsvoYBZ7 | rmbza138l@mail.com | 06:30 - 11.08.2016
This is both street smart and intteligenl.