Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Белое море

Бастрыкин, Собчак, Удальцов и НавальныйПришедших на «Марш миллионов» в Москве было не 14 тысяч, как рассказывают многие СМИ со ссылкой на полицию. И не 24 тысячи, и не 34 тысячи… Но сколько именно пришло протестующих – сказать сложно. Когда стоишь возле сцены и смотришь на огромную толпу людей – конца и края не видишь.

Поэтому рассуждения о том, что протестная волна сходит – бессмысленны. Одна волна сходит – приходит другая.

Рассуждать, пожалуй, надо о том, во что это в скором будущем выльется.

Силы с той и другой стороны собраны немалые. В случае неосторожных движений может ударить. Не током, так чем-нибудь еще. Полицейской дубинкой, например. Или народной дубиной.

«Марш миллионов» на этот раз начинался постепенно и вдалеке – в Красноярске, с автопробега «Белый поток». Он отправился в путь недели три назад именно в этом сибирском городе. Псков был 45-м городом, который посетили оппозиционеры, проехав около 12,5 тысяч километров.

Автопробег, впрочем, масштабным назвать трудно. В Пскове 12 сентября 2012 года появилось только несколько человек – два экипажа. В их числе депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарёв и исполнительный директор партии «Республиканская партия России — Партия народной свободы», один из создателей проекта «Гражданин наблюдатель» Михаил Шнейдер.

По случаю двухчасового пребывания оппозиционеров в Пскове в гостинице «Старые кварталы» было собрано что-то вроде «круглого стола» с участием псковских оппозиционеров, после которого Илье Пономарёву вручили цветную картину-карикатуру, на которой угадывались лица Александра Бастрыкина, Ксении Собчак, Алексея Навального и Сергея Удальцова. Автор идеи карикатуры и автор четверостишья, прилагаемого к ней («Есть на площади борцов // Закуточек спальный. // Слева дремлет Удальцов, // Справа – сам Навальный»)Владимир Толкачёв, художник – Владимир Кузнецов.

«Главным получателем иностранных грантов являются структуры партии «Единая Россия»

Уже в Москве, спустя три дня, я спросил видеооператора «Белого потока»: как оппозиционеры добрались от Пскова до Петербурга и Москвы? «Успешно, – ответил оператор. – Но примерно в половине городов устраивались провокации, – добавил он. – В Великом Новгороде, например, нас обкидали яйцами».Проспект Сахарова

В Пскове съедобные продукты для борьбы несогласными никто не портил, зато была предпринята попытка развернуть баннер «Здесь грантов нет! Лондон в другой стороне!».

Попытку пресекли псковские полицейские.

Пресечение произошло так быстро, что участники «Белого потока» провокации не заметили и узнали о вылазке своих противников с большим запозданием. А когда все же узнали, то выразили сожаление, что не видели убегающих прокремлевских молодежных активистов.

На самой встрече в конференц-зале псковской гостиницы тоже была предпринята попытка поставить Илью Понамарёва в неловкое положение – вопросами об иностранных грантах.

Выглядело это очень наивно. Если бы Илью Пономарёва не спросили о зарубежных грантах, он бы, в целях экономии времени, наверняка не стал бы упоминать о том, что главным получателем зарубежных грантов в России являются единороссы. А так пришлось напомнить, что единороссы активно используют деньги американцев, немцев и многих других.

Дословно Пономарёв сказал так: «Мы знаем много людей из партии «Единая Россия», которые имеют бизнес заграницей, недвижимость заграницей, прямые связи заграницей. Главным получателем иностранных грантов среди политических организаций являются структуры партии «Единая Россия». Они получают одновременно гранты от NDI, IRI, от всех без исключения германских фондов – Фонд Эберта, Фонд Науманна, Фонд Адэнаура, и еще Бог знает от кого. И они это прекрасно знают.

В «Единую Россию», как известно, входит большое количество экспертных институтов, которые возглавляют те или иные депутаты или близкие им люди. Они участвуют в программах обмена. Я регулярно отсматриваю – кто едет по программам обмена за рубеж. Так вот, 50% тех, кто туда едет – члены партии «Единая Россия». Поэтому чья бы корова мычала…»

Михаил СморчевскийИлья Пономарёв как раз и открыл московский митинг 15 сентября, начавшийся после того, как участники «Марша миллионов» по уже привычному Бульварному кольцу добрались до проспекта Сахарова.

Как и в прошлый раз, 12 июня,  сбор был назначен у памятника Пушкину на Тверской. Первоначально возникло ощущение, что людей там собирается меньше обычного.

«Пилишь по живым. Кошмары не снятся?»

Возле памятника Пушкину на Тверской встречаю старого знакомого – художника Михаила Сморчевского. 

«Зимой на Болотную площадь вы пришли с картиной, на которой был изображен Иисус Христос. А где та картина сейчас?» – спрашиваю я Бориса Сморчевского. «В музее современного искусства. И эта картина оттуда же», – кивает художник на картину, которую он принес в этот раз. На ней изображен грозный бородатый опричник.

«Место картин Глазунова, Церетели и Шилова – на кладбище, а моих – вместе с народом», – широко улыбается Михаил Сморчевский.

В ожидании «Марша миллионов» народ активно фотографируется на фоне Пушкина и опричника, а Михаил Сморчевский беспрестанно всё и всех комментирует и не перестает улыбаться.

«Я очень старый, но очень веселый», – говорит он и вспоминает наставления своей бабушки, которая говорила ему о том, что «враги – нужны».

У протестующих проблем с врагами определенно нет. Владимир Путин по-прежнему вне конкуренции. О Чурове с Медведевым, вроде бы, уже забыли, а вот имя и особенно фамилия патриарха по-прежнему среди протестующих популярна. Не думаю, что патриарх Кирилл этому рад.

Не все пришедшие на «Марш миллионов» берут пример с Михаила Сморчевского. Им не до веселья.

Похоже, ожесточение постоянно нарастает. Понемногу, от митинга к митингу, от марша к маршу меняется и состав участников. Много военных, пенсионеров, рабочих. Впервые в марше официально принимает участие КПРФ.Пушкинская площадь

Угрюмых и воинственных лиц всё больше и больше. Слово «революция» произносится всё чаще. Правда, как правило, с некоторыми добавками вроде «революция с помощью референдума» (об этом со сцены позднее скажет член Координационного совета Форума левых сил Александр Абрамович, которого Сергей Удальцов представит как «народного Абрамовича»).

Тем временем, рядом с памятником Пушкину разворачивается транспарант: «Урюпинск против добычи никеля в Прихопёрье». С каждым новым митингом или маршем всё чаще и чаще в Москве среди протестующих можно встретить людей из провинции.

Стою возле памятника и жду своих коллег-журналистов, которые когда-то уехали работать из Пскова в Петербург и Москву.

Рядом со мной два пожилых человека обсуждают Владимира Путина. «Это не президент, – говорит один. – Это стерховодитель». «Он когда-то за Ксюшей горшки выносил», – говорит другой.

Как только звучит имя Ксении Собчак, так сразу же появляется она – собственной персоной. Быстрым, размашистым, почти армейским шагом она дважды марширует мимо нас. Сзади бегут человек пять фотографов и телеопператоров. Приходится сделать шаг назад, чтобы не попасть под ксюшин каблук.

Неподалеку от транспаранта об урюпинском никеле разворачивается транспарант «Любые реформы, кроме моральной, не эффективны».

Пушкинская площадьВсе скамейки вокруг памятника Пушкину заняты – если не людьми, так плакатами и транспарантами. Над урной развернут плакат: «Шариков – жив, и Путиным работает».

Рядом сидит старик и бережно, как журавленка, держит на коленях плакат «Путин – источник опасности».

В разных частях площади произносят свои речи народные ораторы. Один из них, яростный старик-сталинист, особенно громогласен. К нему тихо пристраивается добродушный бородач с плакатом «Люби врага своего – Гундяя».

Почти на каждом шагу встречаются какие-нибудь известные люди – журналисты Николай Сванидзе, Олег Кашин, фотографы и блоггеры Илья Варламов и Рустем Адагамов (drugoi), писатель Сергей Шаргунов, публицист и философ Гейдар Джемаль … Писатель Аркадий Бабченко держит в руках мегафон.

Неподалеку кругами ходит полицейский. Он тоже с мегафоном – уговаривает людей не толпиться и направляться по Сретенскому бульвару в сторону рамок металлоискателей.

Наконец, мы тоже минуем рамки и находим стратегическую высоту – для фотографирования.

Рядом с нами пристраивается человек лет шестидесяти. Он представляется нам местным жителем и насмешливо спрашивает: «Неужели вы думаете, что несогласные пройдут этой дорогой?» «Конечно, – отвечаю. – В прошлый раз они шли здесь». «Нет, не шли, – уверенно отвечает местный житель. – Я здесь живу и всё видел». «Я сам здесь 12 июня шел и сделал как раз в этом месте много фотографий», – отвечаю я. «Этого не может быть», – продолжает настаивать несогласный с несогласными.

Через десять минут все окружающее пространство заполняется протестующими. Но к этому времени местный житель куда-то исчезает. Возможно, он до сих пор пребывает в убеждении, что мимо его дома никто с транспарантами «против Путина не ходит».Дельтаплан

Колонна правых немного вырывается вперед и опережает левых. Среди правых особое внимание привлекает немолодая энергичная женщина в очках и маской на затылке. Она, на минуту остановившись у металлической ограды, деловито поправляет на голове велосипедный шлем, а заодно и модель дельтаплана, которую держит в руках. Женщина изображает «стерховодителя» Путина в полете.

На спине у нее прилажен плакат: «Оставь надежду, всяк сюда летящий».
Повсюду разворачиваются транспаранты. Особенно активен левый фланг, требующий: «Власть миллионам, а не миллионерам» и «Мир хижинам – война дворцам». Здесь же идут десантники и моряки. Впереди их колонны транспарант «Армия и флот с народом».

Повсюду раздают стикеры с надписями «Это стыдно, служить мафиозному клану», «Долой президентское самодержавие», «Полиция с народом?», «Пока вы отдыхали – вас обворовали».

Участники марша скандируют: «Россия без Путина!», «Свободу политзаключенным!», «Путин – вор!», «За честную власть», «Не забудем, не простим!», «Свободу Pussy Riot!».

Над колоннами парят три огромных шара – синий, красный и желтый, изображающие балаклавы Pussy Riot. Каждая – размером с луковицу православной церкви, которых кругом несколько.

На проспекте Сахарова участников марша ожидают большие баннеры «Россия – светское государство. Нет религиозному мракобесию» и «Права не дают – права берут».

Левый маршПо-прежнему раздаются билеты в автозак – «за 146 рублей, но бесплатно». Очень много газет, в основном – коммунистических. Но кому не по душе «Правда» или «Мысль», тот может взять «Атлант» (информационный вестник либертарианской партии).

Внушительна учительская колонна. Учительский гнев, в основном, направлен против мэра Москвы. Рядом с портретом Сергея Собянина надпись: «Пилишь по живым. Кошмары не снятся?»

Метров триста рядом со мной идет шеф-редактор объединенной компании «Рамблер-Афиша» Юрий Сапрыкин. Идет и разговаривает по телефону. Свое местоположение он невидимому собеседнику определяет так: «Иду под какими-то красными знаменами. Сзади идут геи, а за ними – десантники».

В общем, так оно и есть. Столь разных людей, скованных одной целью, можно одновременно встретить только здесь, в Москве на «Марше миллионов».

И все же не покидает ощущение, что протестующих 15 сентября собралось меньше, чем в июне.

Позднее, стоя за сценой, спрашиваю бывшего политзаключенного Сергея Мохнаткина: «Вы же выступали 12 июня и видели все со сцены. Как вы думаете, на этот раз больше или меньше пришло народу?» – «Мне кажется, в этот раз немного меньше», – отвечает Сергей Мохнаткин.Левый марш

…Обгоняю депутата Госдумы Дмитрия Гудкова. Его обогнать не трудно. Несколько месяцев назад он сломал ногу, но уже отбросил костыли, хотя по-прежнему заметно хромает.

Как раз в тот момент, когда я обгоняю Гудкова-младшего, его кто-то спрашивает о количестве пришедших на «Марш миллионов». «Не знаю, сколько участников, но полицейских намного больше, чем в прошлый раз», – отвечает Дмитрий Гудков.

Действительно, полицейских множество. Многие во всеоружии и с собаками. Полицейских я не встречал только в книжных магазинах (а одну собаку там встретил).

В метро в сторону Тверской мы тоже направлялись вместе с полицейским и его собакой. Перед сходом с эскалатора полицейский аккуратно взял огромного пса на руки. Боюсь, с людьми этот полицейский может быть не столь аккуратен.

«Быть человеком не трудно. Быть ничтожеством гораздо хуже»

По ходу следования марша наиболее громко проявляет себя Сергей Удальцов. Он не выпускает из рук мегафон. А вот громче всего окружающие приветствуют Гудкова-старшего.  Поздравляют, жмут руку, подбадривают.

Лишенный депутатского мандата Геннадий Гудков смущенно улыбается и благодарит незнакомых людей за поддержку.

Геннадий ГудковОбгоняю колонну метров на двести и иду по открытому пространству проспекта Сахарова. По обе стороны выстроились шеренги с полицейскими. Мимо них проходит одинокий демонстрант. Он держит на поднятой руке картонку с рукописным призывом: «Свободу невинным заключенным. Верни законность и правосудие. Верни народу свободу».

Лидеры оппозиции один за другим подбираются к сцене. Но им постоянно препятствуют. Но не полицейские, а журналисты. После каждого третьего шага им приходится давать интервью. Особенно активно журналисты обступают Алексея Навального.

Почти столь же заметен интерес к Евгении Чириковой, Илье Яшину, Илье Пономарёву, Борису Немцову, Гарри Каспарову и всем трем адвокатам Pussy RiotМарку Фейгину, Виолетте Волковой и Николаю Полозову. Много внимания уделяется и Петру Верзилову – мужу Надежды Толоконниковой из Pussy Riot.

Нет, пожалуй, Алексей Навальный даже в таком окружении вне конкуренции. В том смысле, что проходу ему не дают никакого. Люди с телевизионными камерами, фотоаппаратами и диктофонами за ним следуют постоянно. Каждое его слово, каждое его движение – не только на сцене – фиксируется.

Выступающих много, но ярких ораторов почти нет. Ведущими первой части митинга становятся Илья Яшин и представительница Российской социалистической партии Изабель Магкоева (позднее их сменят Алиса Образцова и Дмитрий Гудков, а потом Наталья Пелевина и Сергей Давидис). Ведущих митинга так много, потому что это самый продолжительный оппозиционный митинг в Москве за много лет.

Наверное, наиболее убедительно звучат со сцены слова Дмитрия Быкова и Алексея Навального. Здесь важны не только слова, но и интонация, с какой они произносятся.Яшин и Навальный

 «В России есть три силы, – говорит Дмитрий Быков. – Первая – власть. Обращаться к ней бессмысленно. Но, пожалуй, ее стоит поблагодарить. Без этой власти никогда не объединились бы столь разные политические силы. Все они разные, но никто из них не согласен считать себя ничтожеством и равнять свой рост по тем, кто сегодня владеет страной. Спасибо за то, что у страны появилось гражданское общество.

Есть вторая сила – те, кто собрался сегодня на этой площади или хотел, но не успел сюда сегодня прийти. Они и так все понимают.

А обратиться я хочу к третьей – к тому пока еще молчаливому, пока еще трусливому большинству, которое запаслось попкорном и наблюдает за происходящим. Я хочу им сказать: ребята, не бойтесь, когда Россия будет свободной, вам стыдно будет, что лучшие события в истории прошли мимо вас! Не бойтесь! Выходите! Здесь не страшно. Быть человеком не трудно. Быть ничтожеством гораздо хуже. Мы никогда не дадим превратить нашу страну в средневекового мракобесного монстра, на которого остальной мир смотрит со страхом и презрением. Мы были и будем той Россией, на которую мир смотрит с любовью, восхищением и надеждой».

НемцовСлово предоставляют Борису Немцову. Он держит в руках брошюру «Жизнь раба на галерах»  (авторы – Борис Немцов и Леонид Мартынюк). В брошюре приведены фотографии и описания всех дворцов, вилл, резиденций, самолетов, вертолетов, яхт и часов, которыми пользуется Путин. Пачку этих брошюр участники «Белого потока» привезли в Псков 12 сентября. Эти же брошюры раздавались на улицах Москвы 15 сентября на проспекте Сахарова.

Так вот, Немцов со сцены говорит, что Путин своеобразно отреагировал на публикацию – заказал покупку еще трех самолетов на сумму в 16 миллиардов рублей. «Было 43 самолета, а станет 46».

«Если мы не потребуем отставки Путина, мы ничего в стране не изменим, – продолжает Борис Немцов. – Никто не верил, что левые, либералы и националисты смогут договориться по политическим, а тем более – по социально-экономическим требованиям. Но мы договорились!

...Вы ахнете, но мы с Удальцовым внесли эту резолюцию вместе... Отныне мы будем требовать заморозить тарифы на жилищно-коммунальные услуги, потому, что это воровство обнаглевших монополий. Второе требование – право на забастовку и свободную профсоюзную деятельность... Мы требуем резко увеличить расходы на образование и здравоохранение... Иначе у России нет будущего.

Наша цель предельно ясна – мирно, ненасильственно и спокойно отправить их к чертовой матери. Для этого нужно не 10, не 20, а миллион человек. Я думаю, что социально-экономические требования добавят нам сторонников».

К микрофону подходит Виктор Савёлов – отец Артёма Савёлова, одного из «узников 6 мая».

«Следственный комитет из пальца высасывает факты, – говорит Виктор Савелов. – Один из таких фактов – кто-то кинул асфальтом, и омоновцу попали по пальцу. Другой товарищ – это мой сын – нечаянно взял омоновца за бронированный рукав, чем причинил боль, соизмеримую со смертью... Мне стыдно за то, что наше поколение прозевало, что у нас 25 лет творится такое. Призываю вас: боритесь за свои права! Не думайте, что кто-то из ловкачей создаст для вас какие-то условия. И сегодня в толпе среди нас находятся переодетые сотрудники силовых структур, которые могут любого забрать – и потом разбирайся».

О политзаключенных первым делом вспоминает и Алексей Навальный.Чирикова

«Я хочу начать выступление с аплодисментов солидарности и поддержки всем тем людям, которые арестованы по делу 6 мая, – говорит неформальный лидер антипутинской оппозиции. – Эти люди сидят за наше право собраться здесь. Это заложники, схваченные, чтобы мы больше не собирались. Пусть они знают, что пока они сидят в тюрьме, и мы не свободны. Пока они в клетке, и мы в клетке.

...Каждый наш митинг похож на военную операцию. Мы видим, что власть, вся эта гадкая огромная жаба, боится и трясется. Мы видим, что главному жулику уже нужно переодеваться журавлем, чтобы отвлечь внимание от того, сколько он и его гоп-компания украли на проведении саммита во Владивостоке. Но партии жуликов и воров по-прежнему хватает сил вышвырнуть из Думы депутата, которого мы выбирали».

Вторая половина речи Навального посвящена ярости, а точнее – ее отсутствию.

«Нам не хватает личной ярости в этой борьбе, - продолжает Алексей КаспаровНавальный. – Каждый человек с той стороны знает, что если он проиграет, он потеряет миллион долларов... Они понимают, что наша победа запретит им устраивать своих детишек в госкорпорации и госбанки. А мы вроде бьемся за какие-то абстрактные вещи – просто какая-то свобода, какое-то равноправие, человеческое достоинство. Но мы не можем жить без свободы, без человеческого достоинства. Это наша личная борьба… Мы будем ходить на митинги как на работу. Это должно быть частью нашей жизни... Есть люди, которые свергнут Путина, пока мы дома будем есть варенье? Никто не даст нам избавленья, кроме нас самих... Победа будет за нами! Мы моральнее, мы лучше этих жуликов и воров! Мы вместе!»

Во время выступления Навального над сценой в очередной раз пролетал вертолет. «Нам много еще предстоит сделать, — произнес Алексей Навальный, взглянул наверх и добавил: — Например, сбить этот вертолет (шутка)».

Наконец, у Алексея Навального находится свободная от выступлений и интервью минута. Он спускается со сцены и ищет место, куда бы присесть. Свободное место поблизости одно – бетонный прямоугольный блок. Навальный садится на него, устало сутулится и пьет воду из бутылки. В кедах, джинсах, красной футболке и синей куртке он сейчас похож на уставшего прораба из студенческого стройотряда. Но один телеоператор все равно рядом. Объектив его камеры от лица Навального – на расстоянии ладони.

«Серая тля, вон из Кремля!»

А вот Сергею Удальцову ярости хватает. Во время выступления со сцены он заявляет, что ходиГейдар Джемальт в черной куртке и в черных очках потому, потому что он уже не белый и добрый, а злой и в ярости.

«У меня спрашивают: почему ты в черном, в черных очках? Белая лента – это добро, а меня переполняет ярость к этим жуликам, убийцам, бандитам. Я уже не могу быть добрым. Эти черные очки – моя черная метка жуликам и ворам! И я предлагаю всем вам выходить в черных очках. Все вздрогнут от ужаса, когда увидят здесь море ярости, море силы... Люстрация всех жуликов, мерзавцев, негодяев и воров! А посмотрите на президента – по-моему, он просто уже сошел с ума. У нас в стране подавляющее большинство людей еле сводят концы с концами... А господин Путин, вместо того чтоб быть с народом – летает с журавлями. По-моему, это уже диагноз. Тут нужны санитары. Придется нам эту функцию выполнить».

«Эта власть способна только на месть, – заявляет писатель Сергей Шаргунов. – Это и история с Геннадием Гудковым, и аресты наших братьев по 6 мая, когда людей мстительно выцепляли – по одному от каждого движения – и держат в застенках. Свободу нашим братьям!

...Уже произошел психологический перелом. А остальное – любая бронетехника, дивизии ОМОНа – дело десятое. Психологически мы уже победили». Свое выступление Сергей Шаргунов заканчивает, выкрикнув несколько раз подряд: «Серая тля, вон из Кремля!»

Через некоторое время на сцене у микрофона появляется националист Александр Белов – в длинном черном плаще. К микрофону он выходит вместе с ребенком на руках. У матери этого ребенка, по словам Белова, отобрали квартиру, после чего мать заставили платить проспект Сахароваалименты за содержание ребенка в детском доме. «Мы заставим его (Путина – Авт.) расчехлиться! – выкрикивает Белов. – Будущее принадлежит нам!»

Спустившись со сцены, Белов жмет руку Навальному и подсаживается к нему на бетонный блок – справа.

Тем временем тринадцатый чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров напоминает собравшимся на проспекте Сахарова, что крупномасштабные митинги протеста в Росси начались зимой, продолжились весной и летом, а теперь наступила осень.

«Наш протест – это не сезонное явление, – констатирует Каспаров. – Мы хотим изменения политического климата. Власть полностью разрушила систему государственных институтов… По всему миру государства увеличивают расходы на образование. И только в России все наоборот. Стране нужны образованные люди – власти нужно невежество, нужно мракобесие. Грабеж природных богатств и вывоз капитала сопровождаются утечкой мозгов».

Складывается впечатление, что утекают не только мозги. В этот раз, на мой взгляд, на митинге были серьезные проблемы с качеством музыки. Слов хороших за несколько часов было сказано достаточно, а вот правильных нот не хватило. Саундтрек сентябрьского «Марша миллионов» был на редкость примитивен. Более-менее нормально смотрелся только Алексей Паперный, хотя и он – исполнитель на любителя.

Не знаю, есть ли любители у группы «Аркадий Коц». Наверное, есть. Ведь кто-то им разрешил выйти на сцену. Петь они еще не научились, играть – тоже. И уже никогда не научатся. Но, прикрываясь русскоязычной версией песни протеста авторства Вуди Гатри, они мучили десятки тысяч человек своим «пением».

«Десант свободы» – ансамбль десантников – был встречен более благосклонно. Их даже на бис приглашали.

Десантники пели:

«На казнокрадов найдем мы управу,
Марш левой, марш правой…
Скоро закончится ваша халява...»

Таких куплетов за день можно написать тысячу. И забыть столько же.

Митинг продолжался на несколько часов дольше обычного. Начался он с получасовым опозданием – в 15.30 (из-за того, что колонны растянулись на несколько километров). Официальная часть завершилась в 18.40. Тысяч двадцать-тридцать еще долго не расходились – слушали ораторов и песни.

Не всем участникам «Марша миллионов» хватило терпения дождаться принятия резолюции. Так что даже не все участники шествия знают, к чему они пришли. Не лишним будет сообщить, что требования митинга таковы:

«- Немедленное освобождение политзаключенных, в том числе узников 6 мая;
- политическая реформа, ограничивающая всевластие президента;
- досрочные парламентские и президентские выборы для формирования легитимных органов власти.
Правительство переходного периода должно будет:
- заморозить тарифы ЖКХ до проведения независимой проверки обоснованности тарифов по всем регионам;
- прекратить развал образования, здравоохранения и пенсионной системы, резко увеличить расходы на эти цели, сократив траты на чиновничий аппарат, утехи кремлевских олигархов и репрессивные органы;
- гарантировать свободу профсоюзной деятельности и право на забастовку».

Несмотря на телевизионные сообщения о том, что на «Марше миллионов» было мало народу, сказать о том, что протестное движением выдыхается – невозможно. Илья Пономарев, правда, заявил со сцены, что людей пришло много, как никогда. Он любит преувеличить. Бывало и больше, но ненамного.

Протестное движение не выдыхается, а меняется. Политические требования чередуются с экономическими, смех чередуется со слезами, ярость с добродушием, ум с наивностью.

Очень трудно оставаться той Россией, на которую мир смотрит с любовью, восхищением и надеждой.

 

Фото автора

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

МИША СМОРЧЕВСКИЙ-ПОТОЦКИЙ | smorchevsky.art@gmail.com | 19:22 - 29.01.2013
АВТОР СТАТЬИ МИЛЕЙШИЙ АЛЕКСЕЙ СЕМЕНОВ ВСЕ ВРЕМЯ НЕЧАЙНО ОШИБАЕТСЯ И НАЗЫВАЕТ МЕНЯ ХУДОЖНИКА МИШУ СМОРЧЕВСКОГО-ПОТОЦКОГО именем БОРИС. Картина "Кремлевский палачь",холст,масло,120х70 см.,2011
МИША СМОРЧЕВСКИЙ-ПОТОЦКИЙ | smorchevsky.art@gmail.com | 19:20 - 29.01.2013
АВТОР СТАТЬИ МИЛЕЙШИЙ АЛЕКСЕЙ СЕМЕНОВ ВСЕ ВРЕМЯ НЕЧАЙНО ОШИБАЕТСЯ И НАЗЫВАЕТ МЕНЯ ХУДОЖНИКА МИШУ СМОРЧЕВСКОГО-ПОТОЦКОГО именем БОРИС. Картина "Кремлевский палачь",холст,масло,120х70 см.,2011