Стакан - отдельно, вода – отдельно

День СкобаряПредложение поучаствовать в прямом эфире на городском телевидении «Телеком» было неожиданным. Проще всего было отказаться, но я согласился. Тема, обозначенная как «Событийный туризм» мне не безразлична.

Как раз за час до приглашения мы обсуждали с одним из участников прошлогоднего «Дня Скобаря» - что будет в этом году. По всей видимости, кое-что интересное все же произойдет, однако организационная неразбериха, волюнтаризм и попытка сэкономить на потенциальных иногородних участниках вряд ли сделает предстоящий праздник лучше.

За неделю до так называемого «Дня Скобаря» в студии псковского городского телевидения «Телеком» в программе «Стакан воды» обсуждали будущее и настоящее событийного туризма в Псковской области.

Первоначально предполагалось, что дискуссия будет идти между двумя гостями студии - председателем Государственного комитета Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию Натальей Труновой и мной.

В последний момент в состав участников были внесены некоторые изменения. Так что в 18.20 21 сентября 2012 в прямой эфир в программе «Стакан воды» вышли Наталья Трунова, Гелена Самохвалова (президент ассоциации туроператоров и туриндустрии Северо-Запада «АСТУР») и Николай Соколов (организатор праздника «Яблочный спас» и автомобильных гонок в Новоржевском районе).

Меня оставили на скамейке запасных, чтобы выпустить в самом конце программы вместо Николая Соколова.

Альтернативная история

Было бы неправильно предъявлять претензии организатором. Странно, что они вообще решились на то, что пригласили меня в прямой эфир. Как правило, это происходит раз в пять лет. А с предыдущего прямого эфира прошло всего три с половиной года.

В любом случае, разговор о событийном туризме состоялся.

В частности, Наталья Трунова ответила на вопрос: чья это была идея – устроить в прошлом году «День Скобаря»? По версии председателя Государственного комитета Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию эта идея родилась в недрах ее комитета, в «котором работает много талантливых людей».

Люди, причастные к прошлогоднему празднику, были удивлены. Считалось, что идея праздника, который устроили 1 октября 2011 года в Музейном квартале,  принадлежала псковским кузнецам, ни один из которых не работает в комитете у Натальи Труновой.

Кроме того, Наталья Трунова рассказала о том, с каким вниманием организаторы относятся к истории. Разумеется, прозвучал рассказ о Петре I, который безуспешно гнул скобы и т.п.

Конечно же, не обошли вниманием светлый образ Деда Скобаря. В последнее время его раскручивают так, как будто хотят канонизировать или сделать губернатором Псковской области.

«День Скобаря» - хороший праздник с сомнительным названием. В прошлом году, благодаря энтузиазму псковских кузнецов, примкнувших к ним байкеров из «Позитивной механики», митьков и других творческих людей, праздник произвел приятное впечатление. Может быть, так получилось потому, что у организаторов не было желания удивить весь мир. Они не лопались от пафоса и не утопали в деньгах. Но название праздника, на мой взгляд, все-таки неуместно. Это все равно, как если бы в Петербурге устроили «День Гопника».

Никакой многовековой истории, насколько мне известно, за словом «скобарь» нет.

На эту тему в свое время подробно высказался первый генеральный директор Псковского объединенного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Евгений Матвеев. Он был автором идеи и сценаристом 40-минутного документального фильма «Скобари».

Что мы точно знаем о слове «скобарь»? В первую очередь то, что его не знали ни Александр Пушкин, ни Владимир Даль. Не говоря уж о Петре I. До ХХ века такого слова в русском языке не существовало. И это не версия, а факт. По крайней мере, до тех пор, пока не будут обнаружены источники, доказывающие обратное.

Судя по всему, первые упоминания слова «скобарь» относятся к 30-40-м годам ХХ века. В примечаниях к «Поэме без героя» Анна Ахматова написала: «Скобарь – обидное прозвище псковичей». Поэма закончена в 1962 году. К этому времени действительно это уже стало обидным прозвищем.

Попытка ребрендинга слова «скобарь» относится к концу 70-х - началу 80-х годов ХХ века. Тогда были предприняты меры, чтобы «отмыть черта до бела» и сочинить для «скобаря» альтернативную историю.

Чуть позднее стали появляться литературные сборники местных авторов «Скобари» (сейчас их уже выпущено семь). Стали сочиняться соответствующие песни, делаться сувениры… В прошлом году возле Псковского музея-заповедника даже памятник Скобарю установили. Правда, только на несколько часов и из фанеры.

Мелочность

Ребрендинг (стремление наполнить слово новым смыслом), в основном, происходит на отдельно взятой территории – в Псковской  области.

За пределами региона под «скобарем» по-прежнему понимают хитроватого провинциала с грубыми манерами. Причем, чаще всего, имеются в виду не псковичи, а просто люди невоспитанные, мелочные. Скобарем может оказаться любой, кто ведет себя не слишком достойно.

В Большом толковом под редакцией С.А. Кузнецова, изданном в 2000 году, среди 130 тысяч слов, в отличие от словаря Даля, можно обнаружить и слово «скобарь» («скобарь – грубый, невоспитанный человек»). На сайте Грамота. ру под скобарем подразумевается «жадный человек, выгадывающий в мелочах».

И никаких ссылок на летописи и другие исторические документы ни в каких серьезных источниках вы не обнаружите. Их просто нет. Поэтому очень нелепо выглядят рассказы о том, как в Куликовской битве «участвовал скобарский полк».

Скорее всего, истоки слова «скобарь» надо искать в Ленинграде (именно так 70 с лишним лет назад назывался Петербург). В то время Псков входил в Ленинградскую область. Многие псковичи (пскопские-скопские) в поисках лучшей жизни уезжали на заработки в Ленинград. Два мира – провинциальный и столичный – сталкивались. Иногда между ними проскакивали искры. Скобарями в Ленинграде тогда именовали далеко не всех псковичей, а только тех, кто обращал на себя внимание своей мелочностью и провинциальной агрессивностью.

Впрочем, никто не предлагает похоронить слово «скобарь» как унижающее достоинство.

В конце концов, есть псковичи, а есть – скобари. И у каждого имеется выбор – как себя вести и кем себя считать.

Тяжелый предмет

Разговор в программе «Стакан воды» касался не только «Дня скобаря». Все-таки, было бы странно, говоря о событийном туризме, не упомянуть о традиционных праздниках, которые насчитывают уже много лет, а то и десятилетий.

Пскову в этом смысле повезло. Уже много лет существуют Всероссийский пушкинский праздник поэзии, Всероссийский пушкинский театральный фестиваль, Всероссийский фестиваль русской музыки имени Мусоргского и Римского-Корсакова… Одним из самых ярких культурных событий последних лет стал фестиваль «Crescendo» … А одна из самых главных потерь последних лет - исчезновение фестиваля музыки и спорта «Псковский циклон».

Так что телезритель, позвонивший в студию и сказавший, что все праздники у нас однообразны – едва ли прав.

Но что-то общее у этих праздников действительно есть.

Наталья Трунова любит упоминать слово… нет, не «скобарь», а слово «кластер».

Пора бы уже выпустить на сцену какого-нибудь Деда Кластера. А что? Дед Кластер – звучит громко.

В переводе на русский «кластер» означает «скопление». На мой взгляд, в туристической сфере мы пока что наблюдаем скопление нереализованных возможностей. Конечно, это звучит лучше, чем, допустим, скопление жуликов и воров. Но утешение это – слабое.

Возьмем, например, недавний юбилей Изборска, на который выделили около 5 миллиардов рублей и к которому готовились года два. В областной администрации была специально создана дирекция по подготовке и проведению празднования Изборска.

Теперь, после изборского провала, представители туриндустрии вполголоса говорят: нас не допустили к празднику. Отсюда и очереди в пустоту (туристы в Изборске стояли  за сбитнем, который быстро закончился), отсюда бестолковое шатание по недоделанным дорогам.

Кто-то из организаторов праздника потянул одеяло на себя до такой степени, что содрал кожу.

Как правило, в последние годы в Псковской области отлично получается только то, что готовится где-нибудь за пределами Псковской области, а еще лучше – за пределами России. Пригласить какую-нибудь знаменитость (Владимира Спивакова, Дениса Мацуева, Олесю Головнёву, Большой театр…) и показать высокий класс. Класс потому и высокий, что местные учреждения культуры выступают только принимающей стороной.

Почему-то в соседней Эстонии на «Озерном фестивале Лейго», без всякого комитета по пространственному развитию, окружающее пространство используется в полной мере. А в Изборске это сделать не смогли. Может быть, потому не смогли, что в Эстонии за дело взялся скромный частный энтузиаст-фермер. Он вырыл пруды, заполнил их водой, пригласил музыкантов со всего мира. В буквальном смысле на пустом месте придумал событие.

А под древним Изборском сцену для Большого театра установили так, что люди, сидевшие на открытой площадке перед сценой, на полном серьезе интересовались: а где здесь крепость? а где здесь озеро? Приходилось отвечать: крепость за деревьями, а озеро слева, внизу…

У нас в областной администрации существует целый комитет, отвечающий за пространственное развитие.  Но на изборском юбилее пространство потерялось. Его не использовали. Да и многие люди тоже потерялись.

Я бы на месте тех туристов-новгородцев, которые с недоумением смотрели на организационную неразбериху, в Изборск больше не приехал. Зачем? Общее впечатление они уже получили.

Действительно, препятствия в виде грязи, проливного сентябрьского дождя, брошенных под ноги досок и рулонных газонов явно недостаточно, чтобы назвать этот туризм экстремальным. Но и неэкстремальным его назвать нельзя.

Это какое-то промежуточное состояние, ни то, ни сё.День Скобаря

Символом прошедшего изборского юбилея я бы выбрал пирожок с брусникой, который купил неподалеку от Словенских ключей.

Пирожок с брусникой у продавщицы был один единственный, зато черствый и стоил двадцать пять рублей.
* * *
Раз уж речь зашла о программе «Стакан воды», то в заключении, чтобы запить черствый пирожок, имеет смысл вспомнить о стакане.

У Ульянова-Ленина в 42-м томе есть совершенно постмодернистский текст под названием «Еще раз о профсоюзах…». Ульянов-Ленин в нем написал: «Стакан есть тяжелый предмет, который может быть инструментом для бросания, может служить пресс-папье, как помещение для поимки бабочки, стакан может быть ценностью, как предмет с художественной резьбой или рисунком…»

Почти то же самое можно сказать и о событийном туризме. Он может быть тяжелым орудием, которое стреляет по своим. Но и бабочек им тоже успешно можно ловить.

Есть от чего оттолкнуться и к чему стремиться.

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий