Прорва и провал

Рассвет над ПсковойЭто бесконечная история. За неполный год глупостей, связанных с «реконструкцией» двух псковских набережных, сделано так много, что понятно – остановиться, двигаясь этой дорогой, трудно. Невозможно остановиться. Одна глупость наслаивается на другую. Сам проект эти глупости плодит. Так что появляется всё это безобразие не на пустом месте.

Не на пустом месте, а на историческом.

…Зимой «реконструкция» продолжилась. Видимо, появились деньги. Когда их не было, вокруг Псковского Кремля было затишье. Теперь всё иначе. Привычная картина меняется на глазах. Нововведения в духе чёрного анекдота не заметить невозможно.

Особенно примечателен утонувший экскаватор. Но его-то как раз, в конце концов, вытащат и увезут. Зато многое другое – останется.

Жители Пскова в очередной раз оказались беспомощны. Здесь не нашлось силы, которая бы смогла остановить разрушение. Более того, даже многие противники варварской «реконструкции», на мой взгляд, в своей критике оказались непоследовательны. На определенном этапе они уклонились от продолжения борьбы. У них появился свой финансовый интерес.

Таким образом, очевидно, что мультимиллионная «реконструкция» будет продолжаться, что даст повод в очередной раз вернуться к этой теме в «Городской среде».

Алексей СемёновЭкскаватор

ПРОВАЛЫ ПАМЯТИ («Псковская губерния»)

 «- Провалитесь, проклятые сорванцы! - кричал голова, отбиваясь и притопывая на них ногами».

Николай Гоголь. Майская ночь, или Утопленница.

Провалиться мне на этом месте, если провалившийся возле устья реки Псковы экскаватор «Hitachi» не может стать брэндом обновленного Пскова.

Смотрится он одновременно вызывающе и живописно.

Не случайно слово «hitachi» в переводе с японского означает «восходящее солнце», «рассвет».

Это место срочно должны посетить местные художники – в поисках вдохновения.

Одну из картин можно прямо так и назвать: «Рассвет над Псковой».

Псковские поэты тоже могли бы сочинить что-нибудь подходящее – например, поэму про «Псковский Кремль при свете восходящего солнца».

А псковские композиторы - написать кантату и сделать из «Hitachi» хит.

Когда я в воскресенье 10 февраля фотографировал экскаватор, проходящие мимо туристы, прежде всего, обращали внимание именно на провалившуюся землеройную технику, а потом уж - на крепостные стены и башни.

Интерес к экскаватору был неподдельный.

Рабочее место экскаватора обычно называют забоем. Место это действительно сейчас забойное. И не только устье реки Псковы, а обе набережные вокруг Кремля – левый берег Псковы и правый берег Великой. Экскаваторов здесь работает несколько.

Не все они провалились.

Экскаваторы (от лат. excavo - «долблю») знай долбят своё и останавливаться не собираются.Набережная Псковы

Но общественность, похоже, с этим смирилась. Впала в зимнюю спячку? Впрочем, зимняя спячка у некоторых распространяется и на лето.

Сейчас, к примеру, металлические сетки-клетки, так называемые габионы, растянутые под кремлевскими стенами, активно набиваются камнями. «Облагораживается» берег. Стирается историческая память.

Такие поделки уместны у кого-нибудь на даче возле пруда, вдали от многих глаз. А на фоне крепостных стен и Троицкого собора всё это выглядит чужеродно.

Но остановить ход такой реконструкции уже никто не в силах.

Единственное серьезное препятствие – собственные просчеты «реконструкторов», стремящихся во что бы то ни стало надеть «намордник» на псковские берега. Превратить естественный берег реки Псковы в искусственный. Изменить ландшафт, вгрызаясь в землю ковшом прямо под стенами Троицкого собора. Сделать «как у людей». Принести «цивилизацию» недалеким и неблагодарным туземцам.

Псковичи с происходящим смирились, а псковская земля - всё еще нет. Почва уходит из-под ног.

Хитачи-ПсковЗеваки, оказавшиеся неподалеку от Плоской башни, глядя на торчащую верхушку экскаватора, вспоминали немецких псов-рыцарей, провалившихся во время Ледового побоища. Но не менее уместно вспомнить Корнея Чуковского:

- Наш бегемот провалился в болото...
- Провалился в болото?
- Да!
И ни туда, ни сюда!
О, если вы не придете -
Он утонет, утонет в болоте,
Умрет, пропадет
Бегемот!!!
- Ладно! Бегу! Бегу!
Если могу, помогу!

Нелегкая эта работа – изображать из себя патриота. Наверное, по этой причине «реконструкторы» с задачей не справляются. Всё у них валится из рук и уходит из-под ног. Не помогают даже бешеные деньги.

Псковское болото – понятие метафизическое, то есть отвлечённо-беспочвенное. Оно затягивает. Здесь на глазах способен исчезнуть не то что экскаватор, а всё что угодно, включая миллионы и миллиарды рублей.

***

Любители псковской старины до сих пор обсуждают: что должно быть между Плоской и Высокой башней? В смысле, надо ли восстанавливать исторические решётки? Эти решётки в средневековье опускались при приближении врага.

Думаю, что решетки восстанавливать поздно. Кому надо, тот в город уже пробрался. Или въехал на белом коне (оранжевом экскаваторе).

Нельзя войти в одну и ту же реку на экскаваторе «Hitachi» дважды. Но один раз это можно сделать запросто.

 * Габион (фр. gabion от итал. gabbione - «большая клетка»). Габионы применялись в качестве фортификационных сооружений для защиты орудийных батарей (Наполеоновские войны, Крымская война). Плетёные корзины плотно набивались землёй, чтобы задерживать пули, картечь противника и устанавливались как стены вокруг пушек. Сегодня габионы (объемные изделия из кручёной проволоки) применяются, как и раньше, для защиты русел рек и побережий, а также для защиты от осколков и пуль на военных базах и объектах (к примеру, на базах сил НАТО в Афганистане и Ираке).

 

 Фото автора

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий