Центр тяжести

Алексей НавальныйБорис Акунин написал текст под названием «Если Навального посадят в тюрьму». Ему ответили. Но все по порядку.

 Если Навального посадят в тюрьму
 
Россия попадет в колею, выбраться из которой уже не сможет вплоть до конечного пункта. Называться эта станция будет «Площадь Революции».

Мы один раз уже встали было на эти тупиковые рельсы - 24 сентября 2011 года. Я тогда цитировал здесь, в блоге, статью из «Нью-Йорк таймс»: «В этом месяце стартовала следующая русская революция. Пройдет еще двадцать, тридцать или даже сорок лет, прежде чем российский народ выйдет на улицы, чтобы сбросить своего диктатора – срок будет зависеть прежде всего от цен на нефть, - но начиная с 24 сентября наиболее вероятной дорогой России в среднесрочном будущем становится не эволюция, а революция».
 
Потом в декабре каким-то чудом мы с этой фатальной трассы соскочили, а теперь вернемся снова, при еще более мрачных обстоятельствах, на фоне репрессий и посадок, а значит, революция произойдет не через двадцать лет – много раньше.

Это не художественное преувеличение и не крики «Волк! Волк!». Это логическая цепь.

Если Навального посадят, со стопроцентной вероятностью посадят и арестантов по «делу 6 мая». И на этом, можете быть уверены, не остановятся. Потому что, сказав «а» и «б», будут вынуждены пройти весь этот алфавит до конца.

Если Навального посадят, рухнет идея центризма, которую все эти полтора года отстаивали люди вроде меня. Нам останется только заткнуться. Окажется, что правы были те, кто с пеной у рта убеждал нас: с путинским режимом в легальную политику играть нельзя, белыми ленточками и светлыми улыбками эту тучу не прогонишь.

«Центризм» - понятие очень широкое. Оно объединяет всех, кто хочет постепенного, нешокового перехода к демократии: от припутинских Кудрина-Прохорова на одном фланге до радикального Навального на другом, а «люди вроде меня» где-то посередине.

Да, Алексей Навальный тоже из «центристов». Несмотря на всю свою митинговую риторику, он хотел не сломать государственный строй, а очистить его от коррупции; собирался не штурмовать Кремль, а участвовать в выборах. Это позиция реформатора, не революционера. Тюремный срок Навального будет равнозначен поражению самой идеи ненасильственного обновления.

Путинский режим все равно долго не простоит, потому что в современном мире автократическая модель управления архаична и катастрофически неэффективна. Только не будет мирной отставки после проигранных выборов. Будет свержение правительства. С треском, грохотом и, очень возможно, с брызгами крови. В результате к власти придет кто-то, способный через эту кровь переступить. Возможно, тот же Навальный, только не нынешний, а ожесточенный тюрьмой.

Если Навального посадят, мейнстримом оппозиции неминуемо станут революционеры. И это будет не безобидный фигляр Лимонов и не сердитые интеллигенты Каспаров с Пионтковским. Появятся новые лидеры, новые методы борьбы. Главным лозунгом станет непримиримость: «Или мы их – или они нас».
    
Что касается «центристов», то они разделятся на две группы.  Одна присоединится к «революционерам», другая пополнит ряды путинистов (до первого грома, разумеется).
   
 «Люди вроде меня» не примкнут ни к тем, ни к этим. К путинистам – понятно почему. От них смердит. Но и к революции никого призывать мы тоже не станем. Потому что ясно понимаем: призывать будем мы, а под дубинки и, может быть, пули пойдут молодые.
    
Ладно, не в «людях вроде меня» дело. Как мы помелькали полтора года в политических, «не своих» новостях, так и перестанем. С облегчением вернемся к привычной и любимой работе.
  
Хотя нет, не будет никакого облегчения. Будет горечь и чувство вины, что мы попытались остановить беду - и не сумели. Только об этом в последнее время и думаю.

Если всё произойдет так (а посадят Навального – обязательно произойдет), то впереди нас с вами – всех – ожидает именно это: Беда.
 
А на Рублевке маленький человек плавает в большом бассейне и играет с большими собаками, упивается своим величием, думает, что будет жить вечно. И ни черта не видит, не слышит, не понимает.

Borisakunin, 17 апреля 2013 г.

Борис АКУНИН

***

Беда в том, что если Навального, вдруг, не посадят в тюрьму, идея центризма прочнее не станет.

Чтобы революция свершилась – не обязательно сажать Навального в тюрьму.

Россия развивается так, как должна развиваться. И деградирует так, как должна деградировать. На двух братьев Навальных найдется десятки братьев асадчих. Коррупция – понятие не экономическое и не уголовное. Ее феномен должны изучать психиатры.

Центризм, о котором говорит Акунин, понятие слишком широкое, почти безразмерное. Под ним можно понимать все что угодно. Берия по отношению к Ежову тоже был своего рода центрист. Так сказать, умеренный.

Если было бы всё так просто: Навального не сажать, и жизнь наладится.

Редакция

Вот что в ответ на высказывание Бориса Акунина написал Александр Скобов:

Ценность центра

Уважаемый Григорий Шалвович!

Я из тех самых непримиримых радикалов, торжества которых в оппозиции Вы опасаетесь. Я убежден, что созданная Путиным и его приспешниками система исключает смену власти в результате организованных самой этой властью выборов. А значит, смена власти (которая все равно рано или поздно произойдет) совершится вне рамок установленных этой властью процедур. Решающую роль в этой смене сыграют массовые протестные выступления, в том числе и кампании гражданского неповиновения. Вероятно, режим будет пытаться подавить протесты силой, но в какой-то момент силовики (или какая-то их часть) откажутся это делать. В любом случае смена власти в той или иной степени будет сопровождаться параличом и развалом властных структур. Все это, собственно, и называется революцией.

Я не раз публично утверждал, что "умеренным" или "центристам", мечтающим об эволюционной трансформации существующего режима, рано или поздно придется делать жесткий выбор. Выбор между прямой поддержкой все более фашизирующегося режима (и, соответственно, его действий по подавлению революции) и прямой поддержкой этой самой революции. И, казалось бы, меня должно радовать Ваше предсказание скорого разделения умеренных на привластных "правоцентристов" и революционных "левоцентристов". Меня должно радовать, что подобные Вам "самые центристские центристы", не пожелавшие встать ни на ту, ни на другую сторону, по Вашим словам, просто "заткнутся", то есть не будут мешать естественной поляризации.

Возможно, Вы будете удивлены, но меня это не радует.

Против ставки на революционный путь смены власти чаще всего приводится тот аргумент, что революция в современной России не может быть мирной и ненасильственной. Нынешняя правящая клика при возникновении реальной угрозы ее власти непременно начнет стрелять. Со всеми, как говорится, вытекающими. Но и Вы, и я знаем, что дело не в этом. Обвал власти сам по себе может произойти сравнительно мирно и бескровно (и так в российской истории бывало). Какое-то количество синяков и ссадин, полученных в ходе этого обвала, еще можно было бы пережить. Главный вопрос в том, что дальше. Какие процессы будут запущены? Сможет ли новая власть стабилизировать ситуацию? Или революционная столица начнет ломать через колено отстающую провинцию и месяцев эдак через девять страна окажется на грани масштабной гражданской войны? Вот здесь главные риски революционного пути.

Если бы взрыв возмущения после думских выборов оказался достаточно силен, чтобы заставить власть признать факт фальсификации и хотя бы пересчитать голоса, это сделало бы возможной постепенную эволюцию режима. И только взрыв мог пробить в стене реакционной власти ту брешь, которая открыла бы этот путь. Но что будет, если взрыв окажется сильнее, чем необходимо для образования пролома в стене? Взрыв может пробить брешь, а может и смести вообще все. Беда в том, что революционеры никак не могут дозировать силу революционного взрыва. Это от них не зависит. Люди пока не научились управлять социальными взрывами и вряд ли в ближайшей перспективе научатся. Всякие теории управляемых социальных взрывов из той же области, что и теории мировых заговоров.

Однако наши действия могут влиять на вероятность того или иного развития событий. Очевидно, что самый безопасный вариант – вынудить власть к уступкам до того, как назреет взрыв. Если же власть на уступки упорно не идет и, напротив, усиливает реакцию, то чем позже произойдет взрыв, тем больше опасность, что он примет катастрофический характер. Чем больше мерзостей, подлостей, насилий, несправедливостей успеет совершить власть, тем больший разрушительный заряд ненависти и агрессии накопится в обществе. Да Вы и сами именно об этом пишете. О том, что намеченные посадки (Навального, "болотников" и т.д.) окончательно хоронят надежды на мирную эволюцию. Может быть, это и не самая последняя "точка невозврата", но это, очевидно, важный рубеж.

А теперь я хочу спросить: кто из видных "умеренных" с именем и статусом не понимал, что процесс Pussy Riot носит точно такой же рубежный характер - и что надо отложить все свои важные дела и прийти к суду? Я спрашиваю об этом Вас, потому что Вы-то у суда были. Но других "центристов" (особенно "правоцентристов") там было недопустимо мало. И не потому, что они боялись получить дубинкой. А потому, что посчитали не приличествующим статусу. Кто-то из них все же высказался в том смысле, что девки, конечно, дуры, но так тоже нехорошо. А вот прийти к суду побрезговал. Девки-то дуры... Свяжешься с ними – возможность тихо влиять на власть по всяким негласным каналам потеряешь.

Социальная функция "правоцентристов" сегодня в том и состоит, чтобы, демонстрируя власти готовность вести с ней диалог на любых ее условиях, укреплять уверенность власти в себе и ее решимость ничего не уступать. Фактически "правоцентристы" прикрывают власть от ярости народной, сея в определенной части общества иллюзорные надежды, что они чего-нибудь у власти отхлопочут.

Если что-то и может склонить власть к уступкам, то не демонстрация готовности вести с ней диалог на ее условиях, а, наоборот, демонстрация готовности отказаться иметь с ней дело. Оставить ее в одиночестве. Перестать ее прикрывать. "Открыть фронт" для ее радикальных противников. Для этого, кстати, совсем не обязательно самим становиться революционерами. Чем больше "правоцентристов" удастся побудить порвать связи с режимом, тем выше шансы избежать катастрофы.

Понятно, что радикалов статусные правоцентристы слушать не будут, потому как те социально чуждые. А вот "центристские центристы" повлиять на них могут. Одно дело, когда системных либералов обвиняет в пособничестве бандитам отмороженный радикал, почти что большевик в душе, другое – когда это делает "самый центристский центрист" и вообще человек интеллигентный. Именно потому, что интеллигентным людям вообще не свойственно по-большевистски осуждать других за конформизм и приспособленчество. А значит, и слово их будет значить больше.

Да, возможно, и это не поможет склонить правящую клику к уступкам. Тогда радикализация умеренных будет объективно работать на приближение взрыва. Но опять-таки, чем раньше он произойдет, тем меньше будет опасность катастрофы. И миссия "центристских центристов" в этом случае – оказывать сдерживающее влияние на радикалов. Их главное преимущество перед "правоцентристами" - безупречность в отношениях со "смердящей властью", дающая им право голоса в революционном лагере. Если же их голос не будет слышен, если они самоустранятся, посчитав, что им нет места в этом жестоком мире, освободившееся место займут другие люди. Менее разумные, менее сдержанные, менее щепетильные, менее интеллигентные. Опасность катастрофического развития событий увеличится. Поэтому - не оставляйте Ваших попыток остановить Большую Беду, не уходите из "чужих" для Вас политических новостей, не бросайте Ваш "центризм", Григорий Шалвович!

Александр СКОБОВ, 18 апреля.2013 г.

http://grani.ru/opinion/skobov/m.213851.html

***Алексей Навальный

В общем, Александр Скобов надеется, что если навалиться на «правящую клику» всем миром, то катастрофу предотвратить все же удастся. Иначе говоря, он хочет продолжать то, что началось в декабре 2011 года, когда в одном потоке по Москве шествовали коммунисты, либералы, фашисты… Примерно то же самое произошло в Пскове 10 декабря 2011 года возле памятника Ленину.

Ничего хорошего, на мой взгляд, в этом единении не было. Стремление скинуть режим, а потом уж разобраться с тем, что будет дальше – самое недальновидное занятие. К тому же, зачислять себя в соратники нацистам, троцкистам и сталинистам просто нерационально.

Бороться в Пскове с Турчаком, чтобы к власти пришел какой-нибудь Гоша-ариец? Или хотя бы «коммунист» Рогов. Этот путь – тупиковый. Всеядность дезориентирует людей. Цели – размыты, методы – сомнительны… Разномастная оппозиция, к которой прибились одиозные личности, выгодна власти. Гремучая смесь отпугивает нормальных людей. Они вообще предпочитают оставаться в стороне. В том числе и в стороне от центристов, а не только в стороне от крайне правых и левых. Ведь под центристами у нас часто понимают таких людей как Кудрин, Чубайс, Медведев

Вообще-то, единственный настоящий центрист в России один – Путин. Он старается лавировать между сталинистами и капиталистами. Он чтит Столыпина, он восстанавливает сталинский гимн.  Он западник в Азии и азиат в Европе. Монархо-чекист, сидящий на всех стульях сразу. Православный немецкоговорящий большевик, живущий сразу во всех 26 дворцах. Летающий, водоплавающий. Центрист в смысле пуп Земли.

 

 

Алексей СЕМЁНОВ