Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Частное дело

Болотная площадьЧаще всего со сцены митинга, проводившегося на Болотной площади 6 мая 2013 года, звучали два слова: «узники» и «реакция».

С узниками всё  понятно. Их имена известны. Судя по всему, аресты продолжатся. После чего портреты новых узников напечатают независимые сайты и газеты, им посветят песни, в их защиту выступят известные люди.

И ничего не изменится.

Это связано с тем, что критическая масса на московских площадях не собирается. А всякая другая масса в центре столицы – это всего лишь отличный повод соврать на федеральном канале, в несколько раз безнаказанно приуменьшив число вышедших протестовать.

Власти к митингам привыкли. Это одна из особенностей путинского режима в версии-2013. Страх властей притупился. Однако притупился не настолько, чтобы в ожидании многотысячного митинга не выводить на улицы Москвы тысячи хорошо экипированных омоновцев и просто солдат внутренних войск.

Об этом не так часто говорят, но московские митинги приезжают люди со всей России: из Волгограда, Калмыкии, Вологды…Болотная площадь

На этот раз вокруг меня было несколько петербуржцев. Но решающую силу все равно будут представлять москвичи. Это то, о чем говорил Борис Акунин:

«Обращаюсь, прежде всего, к москвичам. Мы – столичные жители и потому пользуемся множеством незаслуженных привилегий. Но за это с нас и спрос. Иногда столице приходится брать на себя ответственность за всю страну.

Кто останется дома, просто запомните этот день: 6 мая 2013 года. Еще можно было всё изменить, а вы остались дома».

 
Акунин пришел и выступил. А многие сочувствующие не пришли. И это тоже было своего рода выступление.

Они проявляли солидарность на расстоянии. Ссылались на более важные дела. Высказывали претензии к организаторам.

К организаторам протеста из Координационного совета оппозиции, действительно, претензий можно предъявить сколько угодно. Совет - Болотная площадьесть, оппозиция – есть, а координации – нет.

Со стороны кажется, что многие вещи делаются руководителями оппозиции кое-как.

Тем не менее, отсутствие координации – еще не повод сидеть и ждать, пока режим сгниёт сам. Тем более что когда он сгниёт окончательно, к власти все равно кто-нибудь придет. И важно вовремя понять – кто способен управлять страной, а кто только умеет горланить на митингах протеста.

Акунин незадолго до митинга написал:

«Так получилось, что 6 мая – последний шанс поговорить с режимом на языке больших чисел.
 От того, сколько людей придет на митинг, будет напрямую зависеть:
- Посадят в тюрьму подследственных и обвиняемых или нет;
- Наступит у нас в стране «арЕстократия» или нет;
- И, самое главное: что нас всех ждет впереди - постепенный переход к демократии или революция».

На самом митинге Борис Акунин, он же - Григорий Чхартишвили, сказал, что если аресты продолжатся, то это будет означать, что в России установлено полицейское государство, точнее - "Россия окончательно превратится в полицейское государство".

Писатель оказался большим оптимистом. Ему всё еще кажется, что полицейское государство в России пока не создано окончательно (впрочем, ничего окончательного быть в принципе не может).

На мой взгляд, к власти давно пришли те самые «арЕстократы». Не все они – чекисты, но большинство из них убеждены, что страх – это хорошее топливо, не хуже нефти и газа. За счет страха будто бы можно бесконечно долго строить фальшивую империю и чувствовать себя превосходно. Всё это как раз и называется реакцией.

После реакции, как правило, происходит нечто противоположное. То есть революция.

Именно это слово: «революция», произносилось на митинге 6 мая 2013 года очень часто. Почти так же часто, как «узники» и «реакция». Кое-какие черты этой революции были даже обрисованы – прямо со сцены.

Расчет делается на выборы 2014 года в Московскую городскую думу.

"Единая Россия" и Общероссийский народный фронт не имеет шансов победить честно в Москве. Но шансы Болотная площадьминимальны и в других местах. Тем не менее, официально победы достигаются в большинстве регионов. Победила же «Единая Россия» в подмосковном Жуковском – городе вполне оппозиционном, повторяющем расстановку сил в Москве.

Часть оппозиционеров считает, что отвоевав столицу, они постепенно перекинут свою власть на регионы.

По-моему, это слишком книжная история. Она хороша для учебников. Всё логично, всё имеет свои объяснения.

И это значит, что вряд ли так произойдет. Значительное число оппозиционеров подстраивается под партию власти и невольно играет по ее правилам. Эти люди – совсем не провокаторы, однако государственные институты, пускай и путинско-чуровско-бастрыкинские, они если не уважают, то хотя бы признают. И этого вполне достаточно, чтобы являться частью системы.

Этим, в частности, отличаются «яблочники» во главе с Сергеем Митрохиным (теория «малых дел», «мирная революция снизу» и т.п.). Звучит не только наивно, но и, временами, абсолютно совпадает с тем, что говорит Путин и его советники.

«Партия власти» всё чаще говорит: мы не идеальны, однако вы еще хуже.

Пока что спор идет за то, чтобы доказать друг другу – кто хуже. Сделать гримасу пострашней. Или посмешней.

Сила российской власти в том, что они корчат рожи, сидя на пороховой бочке, а под руками - несколько кнопок и рычагов.

Вариантов смены власти по-прежнему остается несколько. Может отсыреть порох. Может запасть кнопка,..

Но пока российское общество будет молчаливо соглашаться с нынешним положением дел, страной можно будет управлять даже сидя на отсыревшей бочке с порохом с помощью неработающих кнопок и рычагов, занимаясь тотальной имитацией.

Алексей СЕМЁНОВ 


Болотная площадьПОДВЕШЕННОЕ СОСТОЯНИЕ («Псковская губерния»)

Для того чтобы удивить и тем более испугать власть, оппозиционерам необходимо делать нечто большее, чем они делают сейчас

Незадолго до московского митинга на Болотной площади писатель Борис Акунин у себя в блоге написал: «Если 6 мая на Болотную придет мало людей, режим воспримет это как карт-бланш от общества: «Сажайте кого хотите, мы не против». Если придет столько, сколько обычно – подвешенное состояние продлится. Если придет очень много – никого не посадят. Более того, снова появится шанс, что в конечном итоге разум возобладает».

Допустим, Борис Акунин всё рассчитал правильно. В таком случае, в ближайшее время разум не возобладает.

«Совести у вас нет!»

 Однако карт-бланш на бесконтрольные аресты российские власти тоже не получили.Болотная площадь

Людей 6 мая 2013 года на Болотную площадь пришло много, но не очень много.

То есть протестующих собралось действительно привычно много. Москва к такой численности протестующих против Путина, «Единой России» и коррупции уже привыкла.

Подвешенное состояние продлилось.

Для того, чтобы удивить и тем более испугать власть, оппозиционерам необходимо нечто большее.

Но это не значит, что протестующие собрались зря.

Число протестующих на улицах в последние годы в Москве колеблется от 50 до 100 тысяч (власти это число неизменно сильно занижают), но настроение у рядовых участников акций протеста всё время меняется.

Болотная площадьВ мае 2013 года решительных голосов среди протестующих стало больше, а крайне левых и крайне правых радикалов, наоборот, меньше.

И в этом нет никаких противоречий. Радикальнее стали либералы и сочувствующие им. Среди участников протеста они всегда составляли большинство. Но очень часто создавалась иллюзия, что националистов и крайне левых довольно много – слишком уж шумно они себя вели.

На этот раз всё было непривычно, почти без флагов и партийных речёвок. И этому есть объяснение.

Несмотря на то, что столкновений с полицией на этот раз не произошло, без трагедии не обошлось. Во время монтажа сцены за несколько часов до начала митинга погиб человек, Максим Мелков. Упавшая колонка сломала ему позвоночник.

Эта трагедия едва не сорвала митинг.

Однако в последний момент организаторы все-таки решили его не отменять, предложив в память о погибшем убрать партийные флаги.

Все партии призыв услышали – кроме держателей имперских триколоров. Националисты свои четыре флага опускать отказались и неоднократно могли услышать в свой адрес выкрики других митингующих: «Совести у вас нет!».

«Пока кто-то в оковах – никто не свободен»Болотная

 А теперь о первых впечатлениях от митинга, прошедшего в Москве 6 мая 2013 года.

Прихожу к Болотной площади задолго до назначенного часа, и вижу, что тысячи две человек уже ждут своего часа неподалеку от кинотеатра «Ударник». Это люди разных возрастов. Пожалуй, немолодых людей интеллигентного вида больше.

За рамки металлоискателей полиция еще никого не пускает. Поэтому люди выстраиваются до рамок и ждут шести часов вечера, когда начнут пускать на площадь. Кое-кто разворачивает плакаты.

Среди них попадаются нестандартные.

Например, женщина в белом держит самодельный плакат: «Опасна власть, когда с ней совесть в ссоре» И подпись: «У. Шекспир».

Болотная площадьЖил в своё время такой «иностранный агент».

Есть и более привычные надписи, вроде: «Рязань за честную власть».

Если послушать всех участников российского политического процесса, то за честную власть все до единого – Рязань, Псков, Москва, Махачкала, Грозный…

На деле же оказывается, что у всех разные представления о честности.

Самодельных плакатов по-прежнему множество. Часто упоминается Алексей Навальный: «Навального судят за украденный покой партии жуликов и воров», «Отвалите от Навального» и т.д.

Наконец, начинают пускать за рамки металлоискателей. Сразу после них из картонной коробки раздают круглые значки «Дело против Навального – это дело против меня» и наклейки «Навальный невиновен. Думаешь, что не можешь ничего изменить?».

Алексей Навальный упоминается на плакатах чаще других. Даже чаще Путина.

ПоБолотная площадьток уголовных дел только добавил Алексею Навальному популярности.

Чуть позднее Навальный со сцены скажет, что сам запутался – сколько уголовных дел на него завели. Четыре? Шесть?

По пути к сцене вижу знакомые лица – Николай Ляскин, Владислав Наганов. В марте они приезжали в Псков создавать региональное отделение партии «Народный альянс», которой Алексей Навальный симпатизирует.

Спрашиваю у Владислава Наганова: «Кажется, сегодня приостановлена регистрация вашей партии?» «Да, – отвечает он. – Буду завтра выяснять – на каком основании». – «То есть основания не указаны?» – «Пока нет». – «Очень подходящий день они подобрали для приостановления регистрации».

Подхожу ближе к сцене. Точнее, к тому месту, которое должно было сценой стать.

Болотная площадьВместо сцены стоит небольшой грузовой автомобиль и несколько колонок рядом.

Недостроенная сцена находится чуть сзади и выглядит зловеще.

Тем временем, народу вокруг становится всё больше. Люди разворачивают большой плакат: «Кооператив – в озеро».

Он ненадолго заслоняет другой плакат: «Пока кто-то в оковах – никто не свободен».

По площади расхаживает человек в черном халате с капюшоном. В руках у него коса, а на халате надпись: «Коррупция».

Так вот она какая – коррупция, царица полей, жена всех мужей…Болотная площадь

Мимо пролетает «стерх», точнее, мужчина с вырезанным из фанеры карикатурным профилем головы Путина. За затылком у фанерного Путина –пропеллер, под носом – колокольчик, над головой надпись: «Иноагент Моль».

«Цель сложна, но достижима – низвержение режима»

Болотная площадь Организаторы митинга спешно устанавливают большие портреты политзаключенных, арестованных по «Болотному делу». Портретов – двадцать семь штук. Многие ещё лежат на асфальте. Так что лозунг «Не дайте растоптать героев Болотной» приобретает дополнительный смысл.

К сцене решительно подбирается мужчина с двухсторонним плакатом, на одной стороне которого нарисован Навальный, рукой указывающий на Кремль. Рядом надпись: «Каждый, кто не фарисей, тот с тобою, Алексей».

На другой стороне написано: «Цель сложна, но достижима – низвержение режима».

Рифмованных строк на этом митинге вообще звучит множество. Актер Александр Филиппенко читает Владимира Высоцкого, журналист Олег Кашин скверно, но с душой поет в микрофон от начала до конца «Будет всё по плаБолотная площадьну» Егора Летова, поэт Кирилл Медведев тоже поёт…

Один из ведущих митинга – Дмитрий Гудков, выслушав Кашина, озадаченно произносит: «Так вот, оказывается, что Кашин так хотел сказать».

К микрофону один за другим выходят Борис Немцов, Илья Яшин, Геннадий Гудков, Михаил Касьянов, Виктор Шендерович

Когда Борис Немцов с букетом цветов в самом начале просит почтить память погибшего в установке сцены, в первых рядах начинается легкая потасовка. Из толпы раздаются возгласы: «Преступники, убийцы!»

Похоже, постаралось молодежное прокремлевское движение.

На полторы минуты провокаторам удается отвлечь внимание многочисленных телеоператоров от Бориса Немцова.

Других провокаций, кажется, не происходит. Если не считать истерических выкриков из толпы: «Нам нужен Зюганов!», «Нам нужен Сталин!».

Это выкрикивает парень лет двадцати, стоящий неподалеку от металлического барьера справа.

«Ты пришел не на тот митинг», – настойчиво говорят ему окружающие. Раз говорят, два…

Парень примолкает, а потом вдруг невпопад снова кричит: «Зюганов!».

И так продолжается целый час.

Болотная площадь. Зюгановец-сталинист ЯрославСвое лицо парень скрывает – подбородок прячет в воротник куртки. На глазах, несмотря на пасмурный вечер, у него солнцезащитные очки (он ссылается на больные глаза).

Когда в очередной раз над площадью раздается истошный крик «Нам нужен Зюганов!», «Нам нужен Сталин!», я подхожу к парню в очках вплотную и демонстративно фотографирую его в упор со вспышкой, после чего задаю вопрос: «Может, представитесь?»

После заминки он отвечает: «Меня зовут Ярослав. Я член КПРФ с 2010 года, и я не провокатор».

Мимо пробирается к сцене женщина в белой футболке с надписью: «Долой чекистский беспредел!». В руках у нее вилы (пока бутафорские).

Примерно о том же – о «чекистском беспределе» и узниках, арестованных по Болотному делу, – почти все речи, произнесенные на митинге. О речах надо говорить отдельно. Это особый жанр.

На этот раз пустых речей произносится меньше обычного. Выступают родственники политзаключенных. Выступают представители «узников Болотной». Выступают люди, которым есть что сказать. Хотя о чём говорить, когда и так всё ясно.Болотная площадь

К микрофону выходят Лия Ахеджакова, Дмитрий Быков, Сергей Митрохин…

«Леша, держись!»

 Во время выступления Бориса Акунина как раз привозят и подключают дополнительную звукоусиливающую аппаратуру. Но на середине его речи раздается гудение – фонит микрофон.

Акунин вынужден на минуту замолчать. Площадь напряженно ждет, а потом начинает выкрикивает лозунги, в основном – антипутинские.

Передо мной в первом ряду стоит мужчина в повязанной на голову бандане с надписями «Пикник» и «ДДТ». Он выкрикивает лозунги особенно активно.

К нему пробирается человек с пачкой брошюр. «Вот вам в качестве Болотная площадьприза», – говорит он и протягивает брошюру «Осторожно, основы культуры. Партия 5 декабря за светскую школу».

Я никаких лозунгов не выкрикиваю, но он мне тоже вручает брошюру, объясняя: «Это не совсем по теме, здесь скорее философское…».

На этом митинге, как и на всех предыдущих, раздаточного материала – очень много.

Пожалуй, активнее всех ведет себя «Народный альянс» с листовками про Владимира Путина, Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко, в которых говорится о том, как и друзья Путина становятся миллиардерами.

Последним слово предоставляют Алексею Навальному. На сцену он поднимается вместе с женой.

Неподалеку от меня стоит пожилая женщина, чья фотография в сентябре 2012 года попала на первую полосу «Псковской губернии». Статья была посвящена митингу на проспекте Сахарова.

В тот раз я не успел спросить – как её зовут, поэтому спрашиваю сейчас.Фаина Михайловна Якушева

Женщину зовут Фаина Михайловна Якушева, ей 80 лет. На всех антипутинских митингах она всегда в первых рядах. Все плакаты сочиняет и пишет сама. Она оставляет мне свой адрес, индекс и телефон, и показывает целую коллекцию самодельных плакатов – про Путина, Депардьё, Навального…

В это время над головой ее соседки – тоже пожилой женщины - поднимается еще один плакатик, написанный фломастером. Он состоит из двух частей.

Вверху написано: «Путин: Не дождетесь!», а внизу: «Дождемся! Мне только 77».

Алексей НавальныйПоследним со сцены уходит Алексей Навальный. Народ скандирует вслед: «Леша, держись!» и «Навального в президенты!».

Около девяти вечера митинг завершается. Все выступающие уходят спокойно, без ажиотажа. Только Алексей Навальный двигается в окружении десятков корреспондентов. Его отпускают только после того, как он упирается в цепь ОМОНа. ОМОН его пропускает на проезжую часть, где он садится в машину и уезжает.

Полицейских на этот раз было больше, чем когда-либо. Хотя их и раньше было немало.

Когда митинг заканчивается, иду в сторону Красной площади. 4 февраля 2012 года колонны в шлемах и касках тоже прикрывали подступы к Кремлю, но тогда полицейских не было так много.Болотная площадь

Цепь полицейских растянулась как минимум до самой Варварки (это на другом берегу Москва-реки). Любые попытки свернуть в сторону Кремля полиция пресекает.

Участники митинга, расходясь домой, двигаются вдоль открытых автозаков. В некоторых автозаках стоят упаковки с питьевой водой.

Наконец, один из полицейских офицеров получает приказ по рации и немедленно командует: «Съём, Абдуллаев».

БолотнаяНекто Абдуллаев передаёт радостную весть по цепочке: «Съём!» (в смысле, их миссия на сегодня окончена).

Цепи омоновцев и солдат внутренних войск, улыбаясь, по команде поворачивают направо и двигаются навстречу нам противоположным курсом.

«Мы с вами», – бодро говорит мужчина, возвращающийся с Болотной площади.Болотная

«А мы – с вами», – вполголоса, но отчетливо отвечает солдат внутренних войск.

 

 

 

Фото автора

Алексей СЕМЁНОВ, Москва – Псков

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий