Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

Свидетели пустоты. ХV

Пустота(Продолжение. Начало в №№ 197-210). Текст «Свидетелей пустоты» написан в 1995 году...


19. Открытие

«Теперь мне кажется,  что я никогда не узнаю - что случилось с Черемуховым,- подумал Попов на следующий день,  втискиваясь в  автобус. - Если только он сам объявится и всЁ не разъяснит».

На остановке возле театра капитан неожиданно для себя сошел. Идти в театр не было никакой необходимости. Он точно знал, что Эн  в это время, - а было часов восемь вечера,-  там быть не может. Тем более Попов вообще не знал - хочет ли он ее видеть.

И все  же он приблизился к театру и на почти пустой улице встретился глазами с хмурым человеком, чье лицо, окутанное серой бородой, было ему знакомо. Точно так же выглядел театральный сантехник.  То же самое бледное лицо, погребенное под бесформенной бородой.

- Здравия желаю,  господин капитан,-  пробурчал  человек, проходя мимо.

- Как недра всеми любимого театра?  - попытался  пошутить Попов.- Нет ли опасности погрязнуть в нечистотах?

Сантехник задержал свой ход и, обернувшись, произнес:

- Если бы я знал, что такое случится - никогда бы не связал свою жизнь с искусством. 
Сам не знаю - откуда это  берется... Откачиваем каждый день, даже в выходные вызывают, - ничего не помогает.

- Чудеса.

- Никогда бы не подумал, что так может быть.

Попов хотел идти дальше, но опять-таки для себя неожиданно спросил:

- Как там поживают наши заслуженные деятели?

- Да я никого не вижу,  все в отпуске.  Только Кареглазов заходит, у него тут мастерская поблизости.

- Мастерская?

Интересно, что имеется в виду? Мастерская...

- Целый столярный цех. Человек десять рабочих, делают мебель...

- И Кареглазов - владелец?

- Конечно.

- Вот как.

Не прощаясь, Попов пошел дальше, сам не зная, чем заинтересовала его эта новость. Разве что тем, что его представления о Кареглазове  совсем не совпадали с тем,  что он слышал. 

Он считал, что сценограф, погруженный в пучину чужих мыслей, личность, заполняющая собой театральное пространство.  Попову казалось, что Кареглазов достаточно беден, чтобы думать только о деньгах. В общем, Попов был собою разочарован. Он хотел бы считать, что умеет разбираться в людях.  «Хорошо, если это не будет непростительной ошибкой»,- надеялся капитан,  вновь распахивая папку с делом.  Это было спустя двенадцать  часов  после разговора с  сантехником.  А еще через сутки Попов узнал,  что
Кареглазов куда богаче, чем он ожидал. Ему сообщили, что кроме мебельного производства,  сценограф  владеет  сетью  магазинов «Очи черные»,  где торгуют,  в основном, ювелирными изделиями.

Что его вообще держало в театре?

Попов пожалел,  что его раньше не заинтересовала эта личность. Причем Кареглазов последние годы не скрывал,  что живет не только на зарплату.  В прошлом,  разумеется,  это ему могло стоить свободы,  но сейчас все для него изменилось.  Даже пришедший недавно в театр сантехник знал,  что сценограф  владеет мастерской. Только Попов ничего не ведал.  Про ювелирные магазины, правда, знали немногие.

Могло ли это приблизить следствие к разгадке исчезновения известного режиссера? Пока что оба факта не имели друг к другу никакого отношения.

Прошло не менее десяти дней,  и Попов,  как ему казалось, приблизился к разгадке.  Для этого пришлось изучить сотни бухгалтерских документов,  которые, к тому же, пребывали в театре в полном беспорядке. Например, отсутствие некоторых финансовых документов. Хорошо бы было все-таки увидеть документы, но и их отсутствие говорило о многом.

Пока документов не было,  Попов спокойно мог представить, что значительные суммы уходили на личные нужды Черемухова, Кареглазова, кого-то еще.  Правда, последующие проверки, сколько бы их не было,  не нашли у Черемухова сверхдоходов.  Но  Попов
был уже  воодушевлен  и  его  ничего  не могло остановить.  Он представил, что, возможно, происходило следующее: не государственные деньги похищались в театре,  а наоборот, личные деньги Кареглазова, по просьбе Черемухова,  вкладывались в спектакли.
Вполне могло случиться, что сценографу, по вине Черемухова, не удалось их вернуть.  И главный режиссер был наказан. 

Фантазия Попова работала еще лучше,  чем сам Попов. Сожалел он об одном - в его версии не было отведено никакой роли Святогору,  фигуре, как он считал, слишком крупной, чтобы остаться не у дел.

 

 

Алексей СЕМЁНОВ