Рабы свободы

Либералы и консерваторыЗа сто с лишним лет понятие «либерал», несмотря на многочисленные либеральные и псевдолиберальные реформы, почти ничем не обогатилось.  Не считать же утверждение «свобода лучше, чем несвобода» чем-то новым.

Общие контуры российского либерала определились ещё в конце позапрошлого века, когда Салтыков-Щедрин в сказке «Либерал» написал:

«Вот как мыслил либерал, и, надо правду сказать, мыслил правильно. Он видел, что кругом него люди, словно отравленные мухи бродят, и говорил себе: «Это оттого, что они не сознают себя строителями своих судеб. Это колодники, к которым и счастие, и злосчастие приходит без всякого с их стороны предвидения, которые не отдаются беззаветно своим ощущениям, потому что не могут определить, действительно ли это ощущения или какая-нибудь фантасмагория». Одним словом, либерал был твердо убежден, что лишь упомянутые три фактора могут дать обществу прочные устои и привести за собою все остальные блага, необходимые для развития общественности».

Правда, в последние годы на либерализм упали ещё несколько теней. Они принципиально ничего не изменили. В бочке мёда и без того хватало посторонних ингредиентов.

Либералы попали у Салтыкова-Щедрина под подозрение потому, что охотно шли на уступки:

«Что ж! в пределах, так в пределах! Сам либерал хорошо понимал, что иначе нельзя. Пусти-ка савраса без узды — он в один момент того накуролесит, что годами потом не поправишь! А с уздою — святое дело! Идет саврас и оглядывается: а ну-тко я тебя, саврас, кнутом шарахну… вот так!».

Иными словами в глазах некоторых либерал выглядит хамелеоном. Легко приспосабливается, свободу толкует широко и готов вписаться в любую систему. Идет саврас и оглядывается.

Таких в современной России «либералов» полно. Тот же Чубайс. Когда выгодно – рыночник, когда выгодно – воинственный империалист с задатками отъявленного государственника. Идет саврас и оглядывается.

Но такие «либералы» существенного вреда либерализму причинить не могут, потому что их отрицательный потенциал на исходе. Они уже во многом исчерпали себя. Они уже перестали оглядываться, а просто двигаются спиной вперёд. Пятятся.

Значительно опаснее для самих либералов те из них, кто зациклен на «мире без границ», на «свободных отношениях» и тому подобном.

Эти люди стали рабами понятия «свобода».

Попасть в рабство к «свободе» бывает выгодно. Но очень часто на эту тему рисуется пошлая однообразная картинка.

Таким вот «рабам свободы» кажется, что либеральные ценности - это разрешённые однополые браки, гей-парады, безудержный космополитизм и «актуальное искусство». Рамки культуры эти люди раздвигают до невообразимых пределов. Искусством становится всё, включая навозную кучу и членовредительство.

Такие «либералы» чрезвычайно удобны «консерваторам». «Консерваторы» тоже уверены, что либеральные ценности это однополые браки, гей-парады, педофилия и членовредительство. И те, и другие видят одно и то же, только по-разному это оценивают.

Но даже если избегать крайностей, то распространённый сейчас либерализм не выглядит убедительно.

Либерализм всем хорош, но одна вещь в нём остаётся двусмысленной. Настоящий либерал выступает против вмешательства государства в жизнь граждан и противопоставляет этому индивидуальные свободы человека. Вроде бы всё правильно. В теории.

На деле же получается, что с одной стороны – государство, с другой – человек.

Но дело в том, человек с обеих сторон. Нашим либералам (не всем) кажется, что если раздать всем для защиты индивидуальных свобод по пистолету, то наступит порядок. Раз не справляется государство, то сами справимся.

Здесь не учитывается главное – человеческая природа. Она чаще всего не учитывается и в других случаях.

Нет, всё-таки проще изменить одно государство, чем 140 миллионов граждан этого государства.

«Рабы свободы» ориентируются не на вершины, а на дно. Отсюда и всеобщее измельчание – не только в политике, но и в искусстве и культуре.

Всеобщая тяга к самовыражению граничит с самовырождением.

Выражать нечего, но хочется.

Консервативное большинство интуитивно это чувствует, но ничего толкового предложить не может. Оно подвержено тому же самовырождению. Причины его – другие, а следствие – то же самое.

Помню, на одной из книжных ярмарок в Москве писатель Юрий Поляков расхваливал писателя Захара Прилепина, сравнивая его со Львом Толстым.

Если Прилепин – Толстой, то Поляков – Достоевский.

Сравнение уместно только как иллюстрация измельчания. Сегодня и Прилепин, и Поляков выступают в печати как традиционалисты, для которых либерал – это скверный человек, тот самый «раб свободы».

Но традиционализм Полякова-Прилепина напускной. При ближайшем рассмотрении обнаруживается, что в статьях говорить они могут что угодно, однако как только доходит до собственно их литературного творчества, чуть ли не на каждой странице «торчат уши» модных литературных течений. Они варятся в том же соку.

И государственная машина сегодня тоже работает на постмодернистском топливе. Достаточно взглянуть на центральные каналы телевидения. Защиту традиционных ценностей выстраивают как «актуальный перформанс».

Рабы сражаются с рабами. Одни за то, чтобы сменить хозяина, другие за то, чтобы хозяина оставить.

Почему он не Евгений («Псковская губерния»)

«– Мы маньяки, мы докажем! – истово, ладно, хором орал строй, притоптывая и размахивая флагами».

Захар Прилепин. «Санькя».

Захар ПрилепинВ России слово «либерал» уже давно ругательное, но непечатным оно пока не стало

Не знаю, легко ли быть либералом? Сам никогда не был, но иногда наблюдал за либералами со стороны. Писатель, телеведущий и хип-хопер Захар Прилепин утверждает: «Либералом быть легко: везде свои». Его текст «Почему я не либерал»  сегодня, в том числе и в Пскове, передают из рук в руки, как передавали двадцать пять лет назад статью Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами».

«Россия со всем её барахлом — куда она годна?»

Статья «Почему я не либерал» действительно достойна прочтения, но, жаль, прервана на середине.

Ждёшь продолжения. Должен же Прилепин* ответить и на другие важные вопросы современности?

Например, на такие: почему «я не английская королева», «почему я не игрок «Манчестер Юнайтед» и, наконец, «почему я не еврей».
Но он пока не отвечает.

Между тем год назад Захар Прилепин  стал либералом. Ненадолго, но стал, опубликовав  «Письмо товарищу Сталину».

Прилепин так и подписал то письмо: «Российская либеральная общественность». То есть он тогда был не просто либералом, а собирательным либералом.

Поднапрягся, изловчился, сжался и влез в шкуру российской либеральной общественности.

Внутри было тесно и душно. Пахло чем-то гнусным, инородным и дорогим.

Правда, предварительно Прилепин предупредил: «Почтальоном поработал Захар Прилепин».

Всего лишь почтальоном.

Статья получилась занимательная.

«Ты положил в семь слоёв русских людей, чтоб спасти жизнь нашему семени, - писала распоясавшаяся российская либеральная общественность самому товарищу Сталину почерком Захара Прилепина. - Мы обрели спасение под твоим гадким крылом.

Мы не желаем быть благодарными тебе за свою жизнь и жизнь своего рода, усатая сука.

Но втайне мы знаем: если б не было тебя – не было бы нас.

Свои миллиарды мы заработали сами, своим трудом, на пустом месте! Клянёмся нашей мамой».

Прилепин как писатель и в публицистике пользуется метафорами.

Но, боюсь, что Сталин за такие литературные игры поступил бы с Прилепиным точно так же, как поступал со всеми троцкистами и лично с товарищем Троцким.

Ответ на то письмо написал самый что ни есть либеральный либерал Виктор Шендерович, отметив: «Наш тактичный дебютант-антисемит избегает слова «евреи».

Избегает даже тогда, когда пишет про «спасённое семя и газовые камеры».

Год назад г-н Шендерович бестактно попросил уточнения:

«Товарищ Прилепин! Вы всё-таки уточните, хотя бы для самого себя: вам экономист Уринсон не нравится — или чикагская экономическая школа? Вам шашечки — или ехать? Вас раздражает яхта Абрамовича — или его собственный нос? Дерипаска — еврей? Кобзон — либерал? Мой папа выводил из России капиталы? Улицкая банкротила завод «Красный богатырь»? Простите, что говорю вопросами — нация такая…».

Прошёл год, и Прилепин снова взялся за старое, а восторженные его поклонники снова взялись за Прилепина.

«Россия со всем её барахлом — куда она годна? – восклицает Прилепин, опять забравшись в тесную, насквозь пропахшую Carats LUXE Edition Perfum, шкуру «либерала». - Избы, заборы, Байконур за пограничным столбом. Привычка чесаться всеми когтями, дружить с сатрапами, тосковать по тиранам. Советская литература, попы на джипах…».

Здесь он привычно занимается сочинительством. Выдумал либерала, подрисовал ему рога и хвост, и теперь всем объясняет, почему он не хочет им быть.

Не хочет потому, что «либерал не любит мрачное, суровое, марширующее. Горн, барабан, дробь. Картечь, государеву службу, «Катюшу». Марфушу, крестьян сиволапых, берёзки. Почву, кровь».

Про кровь и почву Прилепин говорить обожает и вставляет их при первом удобном случае.

Чуть что, сразу: кровь и почва, почва и кровь. Или, называя вещи своими именами: «Blut-und-Boden», как в национал-социалистской доктрине «Новая аристократия из крови и почвы» Рихарда Дарре.

Это припев в бесконечной песне Захара Прилепина.

Кровь и почва.

«За либеральные ценности сегодня в России не платят никому и ничего, а за антилиберальные набросы — сколько попросишь»

Либерал в переложении Прилепина действительно существо отвратительное. Марфушу не любит, и вообще, страшно сказать, «у него честные глаза, неплохой английский. И даже русский лучше вашего».

Я бы с ним в разведку в Hesburger или McDonald’s не пошёл.

Правда, и без него бы тоже не пошёл.

«Честные глаза, неплохой английский». За это в своё время одни душили в газовых печах, а другие ссылали в ГУЛАГ (где ты, «старый добрый» лозунг «Сталин, Берия, ГУЛАГ», которым национал-большевики, соратники Прилепина, пугали воробьёв и галок в начале нулевых годов?).

Но главный порок – тяга «либерала» к «экономической целесообразности».

И вот здесь с Прилепиным приходится соглашаться.

Так называемая экономическая целесообразность, действительно, бич современной России.

Под этим лозунгом и в правду власти норовят снести с лица земли и парки, и школы, и архитектурные памятники. А если надо – и память стереть.

Но что же в этом либерального? Где здесь свобода?

В этой «экономической целесообразности» нет главного – целесообразности.

В советское время был очень подходящий термин: растратчики (читайте смешной роман Валентина Катаева «Растратчики»).
Проекты нынешних «либералов-рыночников» сплошь убыточные.

Они – обыкновенные растратчики.

Нет, набивать собственный карман они, конечно, научились. Но, даже набивая карман, эти «либералы» больше крадут, чем зарабатывают.


Они такие же либералы, как и патриоты.

А «патриоты» они такие, что кровь им нужна, в основном, для того чтобы её сосать.

Почва же нужна для того чтобы закапывать в неё тех, кто не вписался в новую жизнь и не любит кровососов.

Ну и, разумеется, почва – это недвижимость.

Так что настоящий девиз таких «патриотов»: «Кровь и недвижимость!»

Одно из ключевых утверждений Захара Прилепина: «Либерал наверняка думает, что он — оппозиция, но он — власть. Власть может думать о себе всё, что угодно, но она тоже либерал».

Для того чтобы сказать это, он, видимо, и писал эту статью.

Надо же как-то отделить одних от других.

Тот, кто плох, тот либерал.

А тот, кто хорош, вынужден объясняться, почему он не либерал.

Прилепин не согласен с тем, что представители нынешней российской власти  - такие же либералы, как и патриоты.

После публикации Прилепина неизбежно должна была появиться статья под названием «Почему я либерал».

И она появилась.

Антон Носик в своём блоге был резок: «Вопрос, вынесенный в заголовок, сам по себе довольно смешной, потому что правильный ответ на поверхности: за либеральные ценности сегодня в России не платят никому и ничего, а за антилиберальные набросы — сколько попросишь. Задолго до Прилепина это открытие сделал его давний кумир Э.В. Лимонов, благополучно трудоустроенный в габреляновском PR-проекте «Ни дня без строчки против Навального».

Прилепин от Лимонова отличается тем, что молод, и не успел пропить талант — так что может зарабатывать не только политической проституцией, как бедный старый Эдичка…».

Вообще-то, Прилепина постоянно упрекают в том же, в чём Носик упрекает Лимонова – не дожидаясь того, что он что-нибудь пропьёт.
Как сказал выступавший в Пскове в августе 2013 года писатель Андрей Дмитриев, «Захар Прилепин действует как раз по расчёту. В том числе и по финансовому. Как и его соратник – писатель Сергей Шаргунов».

Тогда же Андрей Дмитриев рассказал о том, за что на него обиделся Прилепин: за то, что он обратился к нему по имени «Женя».
Имя Захара Прилепина – Евгений.

По словам Дмитриева, Прилепин ответил, что он давно уже не Евгений и даже паспорт исправленный предъявил.

Действительно, как носить имя «Евгений», когда ты «любишь Марфушу» и перед употреблением мешаешь кровь и почву в равных долях?

Имя «Евгений» — греческого происхождения, означающее «благородный», «знатный».

То есть к Прилепину и к его текстам совершенно не подходит.

Другое дело – зычное хрипловатое «Захар», означающее «Божья память» или «Господь вспомнил».

Один минус – имя «либеральное», в смысле - древнееврейское.

Но «Евгений» - имя либеральное снаружи, а «Захар» - внутри.

Поэтому Прилепин, опираясь не только на свой национализм, но и на интернациональный большевизм, выбирая из двух зол, остановился  всё-таки на «Захаре».

Он давно открестился от того имени «Евгений Лавлинский», под каким когда-то начинал свой путь в литературе.

Скажите, что может написать человек, которого зовут Евгений Лавлинский? Разве что, куртуазный сонет.

Это что-то среднее между Онегиным и Ленским и для заявленных Прилепиным целей не годится.

Никакого дэндизма, надо быть мужественней и ближе к земле. К почве.

«Неразумные русские люди, желающие, чтобы тут было «как на Западе» никак не поймут, что у нас и так уже давно «как на Западе»

Ответ либерала Носика нелибералу Прилепину кажется убедительным.

В нём меньше красивых пустых фраз.

Антон Носик просто взглянул на фото домашней книжной полки «кровепочвенника» Прилепина и сравнил со своей домашней полкой.

«Вы, Евгений Николаевич, по структуре потребления ничем от нас не отличаетесь, - сделал вывод Носик. - Вы читаете те же книги, что и мы.

А не либерал Вы по очень простой причине.

Мы, либералы, в свои ценности верим.

Вам это может казаться глупо, несовременно, даже нелиберально в каком-то смысле, но, увы.

Мы, либералы, не верим государству, которому Вы когда-то служили ментом, а сегодня служите охранителем за гонорар.

И мы, либералы, видя дефолт государства по его социальным обязательствам, платим из своего кармана за всю ту медицину и социалку, на которую в казне не хватило денег.

А Вы, Евгений Николаевич, в это время стоите в очереди в кассу — получать свой гонорар за очередной против нас кровавый навет».


Здесь Антон Носик чересчур сосредотачивается на материальной выгоде.

Если бы всё дело было только в ней, Прилепин давно вступил бы в партию численностью побольше и к власти поближе. И на встречи с Путиным не переставал бы ходить.

Прилепин действительно так думает, совмещая приятное с полезным, кровь с почвой, большевизм с национализмом.

Вряд ли он только потому, что ему платят гонорар, пишет о том, будто Сталину приписали чужие преступления.

Более того, вслед за статьёй «Почему я не либерал» Прилепин опубликовал ещё один текст с говорящими заголовком и подзаголовком: «Власть и её запасной полк». «Захар Прилепин: несколько слов в защиту российского либерализма».

Он так великодушен, что готов замолвить несколько слов «в защиту российского либерализма».

Никаких слов в защиту российского либерализма он, разумеется, не произносит, ограничиваясь предсказуемым ответом: «Зарплату в Кремле получаем не мы, а вы, - а перед этим утверждая: - Свобода - это не синоним либерализма. Мало того, зачастую свобода - антоним либерализма; Экономическая состоятельность - это тем более не синоним либерализма, тут, наверное, и не стоит долго объясняться…».

Нет, лучше было бы, чтобы он объяснился. А то получается, как у небезызвестного родственника Захара Прилепина кремлёвского идеолога Владислава Суркова (то ли он либерал, то ли империалист, то ли сочинил роман «Околоноля», то ли нет).
Мало ли что имеет в виду Прилепин?

«По факту у нас есть общий племянник, которому я родной дядя, а Сурков – двоюродный», - когда-то объяснил это своё родство с Сурковым Прилепин.

У них есть не только общий племянник, но и общая склонность к жонглированию терминами (Сурков со своей «суверенной демократией», Прилепин со своим «либерализмом»).

Когда Прилепин объясняет: «Неразумные русские люди, желающие, чтобы тут было «как на Западе» никак не поймут, что у нас и так уже давно «как на Западе», хоть и с некоторыми российскими издержками в лице Мединского, Мизулиной и Машкова (все трое - безусловные консерваторы либерального толка)», то он снова занимается жонглированием.

Либерал для него нечто ругательное, поэтому Мединский и Мизулина у него – либералы.

Тогда и депутата Милонова надо было в либералы записать.

Список «либералов» в таком случае бесконечен: Якунин, Бастрыкин, названный брат Суркова Кадыров

Одна седьмая суши прямо кишит либералами.

Если же не обращать внимания на жонглирование терминами, то либералом по традиции считается тот, кто провозглашает незыблемость прав и индивидуальных свобод человека, тот, кто выступает за минимизацию вмешательства государства в жизнь граждан.
В общем, как в сказке «Либерал» Салтыкова-Щедрина, девиз у либерала: «Свобода, обеспеченность и самодеятельность».

Много ли таких людей сегодня в российской власти, которая сегодня ежедневно переступает через человека?

Иногда, правда,  не переступает, а сразу давит. Бесцеремонно вмешивается в личную жизнь, бросает в тюрьмы, сочиняет диковатые законы. А о человеке вспоминает только тогда, когда надо содрать налог и подстроить выборы.

В случае чего, эта власть и Прилепина не пощадит. Как не щадил товарищ Сталин некоторых лауреатов Сталинской премии.
Найдутся, непременно найдутся свидетели – разумные русские люди, прагматики, которые под присягой подтвердят, что Прилепин – либерал.

И тогда либералам, чтобы защитить Прилепина, придётся предъявлять дополнительные доказательства того, что никакой он не либерал, а всего лишь подрабатывал почтальоном.

* Захар Прилепин - секретарь Союза писателей России, лауреат премии «Ясная Поляна» 2007 г. «За выдающееся произведение современной литературы - роман «Санькя»; лауреат премии «Национальный бестселлер»-2008 г. — за роман «Грех»; обладатель многих других российских и международных премий, участник коалиции «Другая Россия», член запрещенной Национал-большевистской партии, сопредседатель всероссийской общественной организации «На.Р.О.Д».

 

 

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ