Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Грани таланта. Часть I

Даниил ГранинВсе новогодние праздники по телевизору показывали писателя Даниила Гранина и фильмы, снятые по его книгам. Гранину исполнилось 95 лет. Многочасовые монологи писателя сводились к словам: «Мы живём без репутации» и «Раньше была система нравственных оценок». После передачи Ивана Толстого на «Радио Свобода» двухгодичной давности всё это звучало двусмысленно.

Для тех, кто не помнит: передача называлась «История одного плагиата. Харакири. Рассказ шестидесятника». Но об этом – в следующем номере. А пока что о своих личных впечатлениях, связанных с Даниилом Граниным. Где-то на моих на книжных полках лежит огромная фотография 2006 года: Гранин в торжественной обстановке вручает мне премию. Дело происходит в Петербурге.

В общем, неудивительно, что когда я сам оказался в жюри, и надо было награждать победителей литературного конкурса, я, недолго думая, сходил в книжный магазин и купил книги Гранина, присоединив их к казённым грамотам. Кого же ещё, если не Гранина?

К тому времени воспоминаний, связанных с Даниилом Граниным и его книгами, у меня уже накопилось немало. Помню, в армию мне прислали «Роман-газету» с гранинским романом «Картина»… Эта книга мне понравилась значительно больше, чем «Роман-газета» с романом Проханова «Дерево в центре Кабула»…

В общем, «История одного плагиата» не могла меня не задеть. Но пока мне хотелось бы напомнить не о плагиате, а о том, как я слушал Гранина в 2008 году. Тогда же появилась статья «Наши нравы», опубликованная в «Городской газете». Текста этого в интернете нет, поэтому  к юбилею писателя кажется уместным извлечь его из архива.

Алексей Семёнов

НАШИ НРАВЫ. 2008 год.
 
На прошедшей недавно Петербургской международной книжной выставке-ярмарке одним из самых известных участников был петербургский писатель Даниил Гранин. Встретился он и с журналистами, которые находились поблизости – участвовали в форуме СМИ Северо-Запада.

Снотворное

Было видно, как некоторых главных редакторов и директоров СМИ Северо-Запада Даниил Гранин утомил. Или даже усыпил (храп одного из газетчиков даже записался на диктофон). Позднее один из участников форума с раздражением произнес: «Как надоели эти динозавры…».

Впрочем, Даниил Гранин  раздражал журналистов несколько меньше, чем некоторые другие писатели. Все-таки, автор «Зубра» и множества других книг – сам уже давно стал «зубром», классиком. О Гранине слышали даже те, кто никогда не читал его книг. Другое дело поэт Александр Кушнер и писатель-фантаст Андрей Столяров. Об их существовании до этой встречи многие присутствующие и не подозревали. Поэтому  высказывания Кушнера и Столярова воспринимались с заведомой настороженностью.

Сама тема разговора могла показаться (и показалась) некоторым банальной. Даниил Гранин начал говорить о вещах, по нынешним временам почти неприличных, то есть, о нравственности. Но это один из немногих писателей в современной России, которого невозможно заподозрить в конъюнктуре. И карьеризме заподозрить его тоже сложно. Даже если он периодически один на один встречается с первыми лицами страны.  

Подмена понятий

«Во время последней встречи с Путиным, которая длилась около часа, - рассказал Даниил Гранин, - я говорил, что при нынешнем катастрофическом нравственном состоянии общества особенно болезненно меня трогает то, что творится в школе. Школа взяла курс на компьютеризацию, на Интернет. Все это очень хорошо. Компьютеры теперь в каждой сельской школе... Ну и что? Что такое компьютер? Железка. Но я о другом говорю. Вы даете образование в школе и институте, а кто дает воспитание? Кто говорит о том, что есть такие понятия как учтивость, благодарность, милосердие… Кто детям об этом говорит? Никто. Семья сегодня или не полная, или родители целыми днями работают. Или родители сами из того поколения, которое не получило никакого воспитания. Растет второе или даже третье поколение невоспитанных людей. Укореняется хамство, жестокость, грубость, криминал. Бессердечие сопровождает такое главное явление нашей жизни как культ денег, карьеры. Вот вокруг чего растут наши школьники и студенты».

На первый взгляд, Даниил Гранин действительно говорил о вещах общеизвестных. Истин не открывал. Каких-то неожиданных рецептов исцеления не предлагал. Но, во-первых, это говорил человек, к которому нехотя, но до сих пор еще прислушиваются. А, во-вторых, молчать об этих вещах все равно нельзя. И так слишком долго молчали. Тем более что само понятие «нравственность» часто подменяется.

Нравственностью могут назвать вежливость, религиозность… Но кто назовет сейчас безнравственным человека, получающего деньги, которые он не заработал? Или заработал, но каким-то сомнительным путем. Можно всю жизнь добросовестно трудиться и в итоге получить минимальную пенсию. А можно придти, присвоить и прослыть уважаемым человеком.

Можно стать популярным писателем, самостоятельно не написав ни строчки. Можно сделаться «великим певцом» не имея за душой ничего кроме денег и связей. 

«Страна, в которой нет уважения к труду, это страна-инвалид, - продолжал Даниил Гранин. – Понятие «труд» исчезло. Все измеряется банковским счетом или шикарной жизнью. Мы об этом нигде не говорим по-настоящему. Вроде бы все время говорим о безнравственности, но ничего конкретного не предпринимаем… Из школ вытесняется два предмета, где вообще возможно какое-то воспитание. Это литература и история. Литература оттесняется всяческими способами….».
 
Кривая неминуемо вывела на разговор о так называемой интеллигенции. Даниил Гранин принадлежит к поколению, которое к этому явлению относится с особым чувством.

Закопанное сокровище

 «Наше общество очень странное…У нас нет крестьянства, - негромко продолжил Гранин. - У нас практически нет никакого рабочего класса. Зато у нас есть чиновники – огромная страшная сила. И есть интеллигенция – измученная, растерявшая себя… Интеллигенция была главным достижением, главным сокровищем России. Это то, что отличало Россию от других стран. Если вспомнить краткую историю нашей интеллигенции… Она работала в колхозах, перебирала гнилые овощи, строила. Ее посылали то туда, то сюда… Интеллигенция создавала водородную и атомную бомбы, была в оппозиции, ее высылали, ее прорабатывали, ее выжимали из страны… Но она давала о себе знать. Она защищала, что-то требовала. Она выступала против лысенковщины, в защиту тех или иных людей… Это был голос совести нашего народа. Ее почти не осталось. Но должны же быть какие-то носители нравственности. Интеллигенция создавала критерии нравственности. Сейчас нет таких слоев общества, с которых можно было брать пример. Где те люди, которые не подадут руки непорядочному человеку? Это исчезло из нашей жизни. Нравственность – это не просто свод правил, а отношение людей друг к другу. Без этого мы теряем остатки совести и остатки внутреннего стыда, ужаса и тревоги перед тем, что творится в нашем обществе».

Внешний и внутренний эффект

«Интеллигент - это тот, кто на вопрос «кто виноват?» отвечает «я виноват», - считает писатель Андрей Столяров. - Потому что интеллигент отвечает за все. В чем нынешняя вина интеллигенции? В том, что она не смогла связать традиционные ценности с новым миром. Мы не выработали того языка… Основа мира сейчас не нравственность, а эффективность. Нужен язык, который может показать нашим политикам, что нравственность это и есть эффективность».

Наконец-то прозвучало ключевое слово. И не случайно его произнес писатель-фантаст. Хотя до Столярова примерно о том же самом давным-давно говорили не фантасты, а академики Андрей Сахаров и Дмитрий Лихачёв. Нравственная политика – самая выгодная. Если, конечно, вы не хотите добиться сиюминутного успеха, пустить пыль в глаза и этим ограничиться. О том же самом свидетельствует и история литературы. Настоящая классика не устаревает, а книги-однодневки  приносят пускай даже большой, но ограниченный доход. Организовать новостройку  на историческом месте не только безнравственно, но и не перспективно. В будущем такие капиталовложения могут обернуться серьезными материальными и моральными потерями. Но это лишь в том случае, если вы мыслите стратегически, а не живете сегодняшним днем.

В конечном итоге, честный добросовестный работник приносит работодателю большую выгоду, чем безнравственный исполнительный карьерист. Пожалуй, именно на таком языке следует говорить с теми, кто понятию «нравственность» предпочитает понятие «эффективность».

Полураспад

Как показывает история, как правило, государства разрушаются не от воздействия внешних сил. Их крах – следствие распада внутреннего нравственного порядка. Так случилось в начале XX века в России. То же самое предшествовало распаду СССР. Прежде чем распадается страна – распадается система ценностей. Двадцать лет назад нравственные барьеры рухнули под тяжестью многолетней лжи. Культурные ориентиры расплылись. Репутация прежних нравственных авторитетов оказалась подмоченной. Новые авторитеты оказались духовными лидерами местного значения (в зависимости от политического лагеря). И огромной богатой страны не стало.

Сейчас в России предпринимаются попытки хоть что-нибудь в этом смысле восстановить. Но осуществляют эти меры люди, которых при всем желании невозможно назвать нравственными авторитетами. Эти люди скорее похожи на тех, кто вел двойную жизнь в начале 80-х. «Одни слова для кухонь, другие – для улиц». На двойной морали ничего настоящего не построишь. В лучшем случае, получится красивый новодел с зыбким фундаментом.

Для внутреннего пользования

Тем временем, Даниил Гранин заговорил о своем недавнем посещении концерта с участием студентов петербургской консерватории. В концертном исполнении давали оперу «Кармен». «Дирижировал Марис Янсонс, - уточнил Гранин. -  Это великий дирижер, который когда-то учился в нашей консерватории… Я с ним разговаривал. Он мне говорит: «Что случилось с нашей консерваторией, которую я заканчивал 18 лет назад? Какой это ужас! Как мне было больно на это смотреть! Студентам было не интересно. Им было все равно! Никакой дисциплины. Во время репетиций ходят, стучат…  Что случилось? Все потухло. Я бился больше месяца, пока мне удалось раздуть хоть какой-то интерес…».

А ведь это был счастливый случай, возможность выйти на мировой уровень. Марис Янсонс один из пяти-шести самых лучших дирижеров в мире… «Как можно с таким равнодушием, с таким делячеством учиться в консерватории?» - спрашивал всемирно известный дирижер».

И вот тут-то началось самое интересное. Слово взял журналист, который, одновременно, учится еще и в петербургской консерватории. «Рыба гниет с головы, - произнес он. - Прервана связь воссоздания интеллигенции. Что в школе, что в консерватории. Поверьте, студенты, которые приходят в консерваторию – хотят учиться. Но профессура прониклась безразличием, она не готова отдавать свои знания… Тот же Янсонс не преподает, Темирканов – не преподает… Никто не идет преподавать… Та же картина и в школе… В школу, в большинстве своем, идут работать троечники. Прежняя интеллигенция не смогла передать следующему поколению нравственные ценности… Связь прервалась… Пройдет еще десять лет, и уже некому будет об этом говорить». В общем, он начал говорить о вещах, на которые половина любой аудитории реагирует одинаково – резко отрицательно. Помнится, на одной из весенних встреч в Царском Селе на похожую реплику ответ был едва ли не истерический: «Как вы смеете так говорить о наших школьных учителях?! Это святые люди!».

Допустим, святые. Интересно только, откуда у святых людей берутся такие грешные ученики? Уж не те ли это учителя, которые в пятницу говорят ученикам о нравственности, а в воскресенье, заседая в избирательной комиссии, закрывают глаза на нарушения законодательства? Слово «нравственность» для внутреннего пользования они уже давно не употребляют, довольствуясь целесообразностью. К счастью, еще не все.

Имитаторы

Еще более ожесточенно было встречено высказывание о том, что СМИ намного выгоднее говорить о криминале, чем о культуре. «Это неправда!» - почти в один голос ответили несколько главных редакторов.

Господа, вы, наверное, до сих пор думаете, что если написали об открытии какой-нибудь выставки или о каком-нибудь спектакле, то написали о культуре. Так сказать, закрыли тему.

Но беда в том, что большинство выставок, спектаклей, книг, концертов имеют к культуре самое отдаленное отношение. Это всего лишь имитация, если не сказать хуже. Вы об этом пишите? Если вы смотрите на все сквозь розовые очки, то не о культуре вы пишите, а пропагандируете бескультурье. Невозможно всерьез говорить о чем либо, не имея нравственной шкалы. Именно благодаря СМИ насаждается безвкусие и безнравственность, творятся кумиры. Есть и еще одна особенность. Настоящая культура давно стала восприниматься значительной частью общества как нечто скучное и не актуальное. В этом тоже заслуга СМИ. Не хватает слов. Не хватает чувств. Не хватает совести. А кое-кому еще и мозгов…

И еще. Говорить о культуре и нравственности – это не значит лишь ограничиваться материалами о так называемых культурных событиях. Политика, экономика… Все без исключения может быть оценено с позиции нравственности и культуры. Если смотреть на наших политиков и предпринимателей под этим углом, то интересная может получиться картина.

* Штрихи к портрету  представителя петербургской литературной общественности читайте: Певческое поле, http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=225

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий