Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Ледовая книга

«Не боишься ли ты, что твоя задержка  в Антарктике будет истолкована кое-кем  как  бегство  от  жгучих  жизненных  проблем  и как  увиливание  от общественной работы?»

Юхан Смуул. «Ледовая книга».

«Кто такой – академик Шокальский*?» - «Не знаешь?» - «А что, должен знать?» - «Ну, не знаю… Не мешало бы…».

К тому, что существует «Академик Шокальский»*, люди, читающие и смотрящие новости, постепенно начинают привыкать. А вот к академику Шокальскому, без кавычек, их ухо ещё не привыкло. К человеку не привыкло. Или отвыкло. Всё зависит от возраста. Притом, что его биографические данные найти не трудно. Только мало кому в голову приходит искать, интересоваться каким-то академиком со странной фамилией.

В Пскове, вообще-то, любят людей, связанных с морями и океанами. Точнее говоря, любят выделять таких людей. Клуб «Два капитана», памятник псковичам-флотоводцам… Братья Лаптевы, Фердинанд Врангель, Андриан Непенин… Читайте об этом в «Открытом море»: http://pskovcenter.ru/display.php?type=article&id=1069

Юлий Шокальский флотоводцем - в смысле капитаном дальнего плавания - не был, хотя всё же дослужился до генерал-лейтенанта флота. Но его вклад в изучение дальних и ближних морей огромен, а судьба – удивительна. Причём удивительна она по-книжному. То есть страницы биографии подогнаны одна к другой, словно бы биографическая книга сочинялась заранее. С одной стороны, всё логично, а с другой – неожиданные повороты, странные сближения…

Юлий Шокальский связывает две эпохи, которые, казалось бы, разделяет пропасть. С одной стороны, «золотой пушкинский век», с другой – расцвет сталинизма. Шокальский прожил долгую жизнь, но не продолжительность здесь главное. 

Академик Шокальский прославился не как внук Анны Петровны Керн, а как человек-исследователь. В те времена в России исследователи были востребованы. Страна хотела знать о себе как можно больше. И Юлий Шокальский с его исследовательскими талантами очень пригодился.

Называть улицы, города и теплоходы надо как раз для таких случаев - чтобы кто-то задумался: кто такой был этот неизвестный мне человек?

Если бы теплоход «Академик Шокальский» не затёрло льдами неподалёку от Антарктиды, об академике Шокальском ещё бы долго не вспоминали.

Так что спасибо крепким полярным морозам, прочному льду и нынешним исследователям, которые не привыкли сидеть на месте.

* Юлий Михайлович Шокальский (1856-1940) - русский и советский географ, океанограф и картограф, генерал-лейтенант флота, академик.

** «Академик Шокальский» - небольшое круизное судно ледового класса, находящееся в собственности Российской Федерации и эксплуатируемое австралийским оператором Aurora Expeditions. Построено в 1982 году в Финляндии для полярных и океанографических исследований. Названо в честь русского и советского географа, океанографа и картографа генерал-лейтенанта и академика Юлия Шокальского. Порт приписки – Владивосток.

Тригорский ледокол («Псковская губерния»)

Если внимательно присмотреться, Антарктида от Псковской губернии находится не так далеко

Самое упоминаемое название в новостях последних дней десяти – «Академик Шокальский». Судно с таким названием было заблокировано льдами у побережья Антарктиды 24 декабря 2013 года. Это хороший повод вспомнить об академике Юлии Шокальском  – не теплоходе, а человеке. К Псковскому краю он имел прямое отношение.

На помощь «Академику Шокальскому»  отправились китайский ледокол Xue Long, австралийский ледокол Aurora Australis, французский ледокол L'Astrolab и американский ледокол Polar Star. Вертолётами удалось эвакуировать с российского судна всех 52 пассажиров. На «Академике Шокальском» остался лишь экипаж – 22 человека.

«Драгоценнейший дар человеческой мысли – пытливо относиться ко всему наблюдаемому»

В своё время в письме своей матери Екатерине Ермолаевне (старшей дочери Анны Петровны Керн) Юлий Шокальский написал: «Мне пришлось даже бросить пароход на перекате, где стояло уже восемь других судов, и на лошадях доехать до Тюмени».

Чтобы чего-то достигнуть, надо обязательно что-то бросить.

С ледоколами знаменитый географ Шокальский вообще был знаком хорошо.

Он был активным сторонником освоения Северного морского пути. При его непосредственном содействии адмирал Степан Макаров добился постройки первого отечественного ледокола «Ермак».

Долго перечислять то, к чему Юлий Михайлович Шокальский имел отношение. Проще всего это можно сделать, взглянув на географические карты.

Именем академика Шокальского названы озеро, ледники, пролив, пик, подводный хребет, бухта, два острова, тёплое течение, улица, а точнее переезд (в Москве)…Академик Шокальский

В этом что-то есть. Одним именем названы ледник и тёплое течение. Ему одинаково были близки Чёрное и Карское моря, солёные моря и пресные озёра.

Один из главных трудов Шокальского вышел тогда, когда всё вокруг рушилось – в феврале 1917 года.

Всё рушилось, а он создавал.

Это была фундаментальнейшая вещь – «Океанография» - книга о мировом океане, о природе водной оболочки Земли.

На первой же странице «Океанографии» академик Шокальский написал: «Драгоценнейший дар человеческой мысли – пытливо относиться ко всему наблюдаемому». Это, во многом, и объясняет его успех.

Наблюдателей много, но не всякий наблюдатель достаточно пытлив, чтобы проникнуть в суть вещей, с головой погрузиться в проблему. В случае Шокальского – в прямом смысле слова погрузиться, изучая морские глубины. Впрочем, не только морские.

Большое внимание Шокальский уделял лимнологии (науке о внутренних водах, озероведению). Внутренние воды и вообще всё, что связано с Россией интересовало его больше, чем экзотические страны (хотя к изучению далекой Антарктиды он тоже имеет отношение).

Миллионы российских и советских школьников открывали свою страну благодаря атласам, которые он редактировал.

Шокальский задался целью точно изобразить на картах рельеф России. Весь рельеф. Всей России. Никто до него этого не делал.

Одному человеку это, конечно, было сделать не по силам, но он нашёл способ  - использовал железнодорожные нивелировки.

Россия со всеми уклонами, подъёмами и провалами поместилась в три тома.

Биография Юлия Шокальского – почти готовый киносценарий. Звуковую дорожку к фильму тоже сочинять не надо – всё уже давно сочинено и стало классикой.

«В семье Шокальских до последнего времени хранились драгоценные реликвии»

В детстве Юлий Шокальский жил в Тригорском. А в соседнем Михайловском тогда жил Григорий Пушкин, младший сын Александра Сергеевича. В своих воспоминаниях Шокальский, рассказывая о Григории Александровиче, написал: «Многим, очень многим я ему обязан в своём воспитании, в утверждении правил чести и духа нравственности».

А самому Юлию Шокальскому мы обязаны тем, что более-менее точно можем представить, как выглядело в ХIХ веке Тригорское.

У Семёна Гейченко в книге «У «Лукоморья» сказано: «Задолго до 1899 года, когда Михайловское было приобретено в государственную собственность, Юлий Михайлович тщательно сфотографировал многие пушкинские места, обмерил дом Осиповых-Вульф в Тригорском. В семье Шокальских до последнего времени хранились драгоценные реликвии, связанные с Тригорским и его обитателями».

После смерти в 1962 году дочери Юлия Михайловича Зинаиды Юльевны Пушкинский музей-заповедник получил несколько реликвий, хранившихся в семье Шокальского.

Если не слишком оригинальничать, то фильм о Шокальском не смог бы обойтись без музыки Глинки, особенно без двух романсов на слова Пушкина: «Где наша роза?» и «Я помню чудное мгновенье...».

Михаил Глинка был влюблён в Екатерину Ермолаевну и посвятил матери Юлия Шокальского оба романса.

Где наша роза,
Друзья мои?
Увяла роза,
Дитя зари.
Не говори:
Так вянет младость!
Не говори:
Вот жизни радость!
Цветку скажи:
Прости, жалею!
И на лилею
Нам укажи.

О Екатерине Ермолаевне Михаил Глинка вспоминал так: «Мой взор невольно остановился на ней, её  ясные, выразительные глаза, необыкновенно строгий стан и особенного рода прелесть и достоинство, разлитые во всей её особе, всё более и более меня привлекали. Вскоре чувства мои были вполне разделены милою Е.Е., и свидания наши становились отраднее».

После переезда из Тригорского в Петербург семья Шокальских снимала комнату в квартире известного историка и этнографа, действительного члена Русского географического общества Ивана Шопена.

Со временем (в 1882 году) Юлий Шокальский и сам станет действительным членом Русского географического общества, которое возглавлял Пётр Семёнов (с 1906 года – Семёнов Тян-Шанский).

После смерти Семёнова Тян-Шанского Шокальский возглавит Русское географическое общество (к тому времени он уже будет генерал-лейтенантом флота).

Академик ШокальскийТочнее, и Семёнов, и Шокальский считались вице-председателями, потому что географическое общество до 1917 года было Императорским, формально во главе стояли великий князь Константин Николаевич, а позднее -  великий князь Николай Михайлович.

После революции карьера Шокальского не прервалась. В 1931 году Юлий Шокальский был избран почетным президентом Географического общества СССР. И это было неудивительно. Ещё с дореволюционных времён Русское географическое общество ставило задачу: «Собрать и направить лучшие молодые силы России на всестороннее изучение родной земли».

О родной земле (и родной воде) Юлий Шокальский знал почти всё.

На посту президента Географического общества СССР Шокальского сменил академик Николай Вавилов.

Шокальский и Вавилов скончались примерно в одно время – Вавилов в сталинской тюрьме, Шокальский - на свободе.

***

До ближайшего порта – австралийского Хобарта «Академику Шокальскому» идти 1,5 тысяч морских миль (2,7 тысяч км). Рано или поздно этот путь будет проделан. Каким бы прочным ни был лёд, суда ледового класса, тем более с помощью ледоколов, должны его преодолеть. Об этом географ Юлий Шокальский знал лучше многих других.

7 января 2014 стало известно, что «Академик Шокальский», благодаря западному ветру, начал самостоятельный выход изо льдов. Капитан Игорь Киселев передал во Владивосток: «Переменными курсами и скоростями продолжаем движение на север. Скорость 7 узлов. Пока идём тяжело, сильный туман, видимость не превышает 500 метров. Однако идём уже по более мелкому, битому льду».

Для Антарктики любое движение на север – это движение домой.

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий