Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Книжный архив. Веллер

Веллер(Продолжение. Начало в №№ 221-241). Мы продолжаем вспоминать рубрику «Одна книга – два мнения», существовавшую в «Городской газете» в 2006 – 2009 годах. Каждые две недели в газете появлялись две рецензии двух авторов на одну книгу. Первую неделю книгу читал один человек, вторую неделю – другой. Потом они записывали свои впечатления, и всё версталось в одну колонку.

После книг Алексея Иванова, Евгения Гришковца, Виктора Пелевина, Захара Прилепина, Виктора Ерофеева, Бориса Акунина, Ильи Стогова и Дмитрия Быкова мы вспоминаем Михаила Веллера.

«Городская газета», № 38 (114), 19-25.09.2006.

Одна книга – два мнения

I. М.Веллер, НЕ ножик НЕ Сережи НЕ Довлатова / ООО «Издательство АСТ», 2006, 320 с.

Вначале девяностых Михаил Веллер написал повесть «Ножик Сережи Довлатова». Не только мне тогда показалось, что у Веллера образовался комплекс Довлатова. Он ему, похоже, завидовал, что было довольно странно. Живой человек завидует неживому.

С тех пор прошло много лет. Веллер издал десятки книг, но память о Довлатове покоя ему не даёт. Теперь вот он издал комментарии к тому «литературно-эмигрантскому роману». Вещь получилась довольно нудная. Предварил он её автографом Довлатова: «С уважением и благодарностью».

Довлатов, действительно, был благодарен Веллеру как издателю. Но о творчестве Веллера как писателя отзывался исключительно плохо. И этого ему Веллер до сих пор простить не может. И поэтому постоянно оправдывается.

Довлатова удивлял убогий язык Веллера, незнание элементарных правил. С той поры  автор «Легенд Невского проспекта» мало изменился.

В книге полно пассажей вроде этого: «Владимир Максимов. В семидесятые эмигрировал в Париж. Я не сумел узнать, что он написал».

А вот Жюля Верна Веллер читал. Очерк о нём Веллер назвал «Графоман Жюль Верн». Еще больше досталось Борису Пастернаку. И Андрею Платонову. И Ивану Бунину: «Уж так он себя любил, что просто не знаю… и жалел. Неприлично, не по мужски, неловко читать… Любил барин клубничку и себя в клубничке, и болезненно скорбел по отсутствию оного».

Или вот «красивое вранье Паустовского».

Но есть писатель, которого Веллер считает безусловным гением. Себя.

Алексей ВЛАДИМИРОВ

II. Нет, определённо, Веллер – это что-то с чем-то. И главное, непонятно, всерьёз это он или прикидывается? Ну, ладно, одно дело «Ножик Серёжи Довлатова», вольная фантазия на тему виртуальных взаимоотношений со знаменитым современником. Прочитали – прослезились, поржали от души – кому что больше нравится. Так ещё понадобились десятки страниц новых оправданий: я, мол, не я, и книжка не моя. В смысле: вы не так меня поняли. Вроде комментарии к ранее опубликованному «роману», заметки на полях, но настолько небрежные и необязательные, что даже голова идёт кругом. Ай да, Веллер, ай да… А вот тут не хочется продолжать пушкинский афоризм, дабы не возникло ненужных ассоциаций. Веллер – антипод всех, кто убеждён, что искусство слова – это не только самозабвенная графомания, недержание речи. И имя Довлатова здесь не случайно возникло. Оговорка по Фрейду, да ещё какая!

Но нет худа без добра. Веллер – живой нонсенс, внушающий уверенность всякому начинающему писателю, даже самому сомневающемуся в своих творческих способностях пишущему человеку. Терзают вас, допустим, муки творчества, возьмите Веллера, святой трепет как рукой снимет. Его писанина даже прямо зависть какую-то вызывает! Во как можно, оказывается! И миллионными тиражами печатают, ив телевизор зовут, и чуть ли уже не во властителя новых дум превратили.

Веллер – терапия для всех, кто трепещет перед чистым листом бумаги. Его до всякого бессовестного предела «улялюмная» манера письма не просто раздражает, а даже забавляет, доставляя какое-то извращённое эстетическое удовольствие. Разбросанные там и сям мнения и оценки слегка шокируют и радуют детской непосредсьвенностью: о-ба-на! А дядьке-то к шестидесяти! Когда он в «Ножике» перепутал Верлена с Бодлером, я думал, что это нарочитый приём, - имеется таковой в арсенале у художников. А тут вот ознакомился с комментариями и ошалел: не. В в мыслительной коробке Михаила Веллера всё так и обстоит, Рембо именно с Бодлером, и именно что, конечно, вступили в гомесексуальную связь. Лимонов у Веллера почему-то Владимир, а Максимова он не читал и не знает, чем тот знаменит. И, главным делом, совершенно не стесняется в этом признаться. Веллер – убойное лекарство от скуки. Великолепное средство от писательской рефлексии и сомнений. Если Веллеру можно, то нам-то почему нельзя?

Одно «но»: мы, увы, не Веллеры, и нам до него, как до неба.

 

 

Боря БУГАЕВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий