Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
32 33 34 35 36 37 38 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Пейзажные зарисовки. ХVII

Толстой(Продолжение. Начало в №№ 227-242). Для Августа Фёдоровича обычно имелся в пребывании в деревне один существенный минус, а именно – присутствие Алёны Ивановны, матери Кати. Иногда Серебренникову казалось, что если бы не Толстой, то он выбрал бы в качестве жертвы её. Звали её точно так же, как достоевскую старуху.

Роман «Пейзаж после молитвы» - продолжение «Копей царя Салтана» («Копи царя Салтана» в полном объёме можно прочесть здесь же, в «Городской среде», кликнув на соответствующее название вверху главной страницы). Главы, посвященные современности, мы пока не публикуем, а вот историческая линия (все нечётные главы) предлагается вниманию читателей.

Автор.

Пейзаж после молитвы

35.

Для Августа Фёдоровича обычно имелся в пребывании в деревне один существенный минус, а именно – присутствие Алёны Ивановны, матери Кати. Иногда Серебренникову казалось, что если бы не Толстой, то он выбрал бы в качестве жертвы её.

Звали её точно так же, как достоевскую старуху – коллежскую регистраторшу и процентщицу из «Преступления и наказания».

Алёна Ивановна с виду была мила и безобидна, и издали напоминала Катю. Но ей, в отличие от Кати, никогда не нравились чересчур русофильские воззрения Серебреникова. Они ей казались просто неприличными. Причём, несмотря на вполне мирный характер, она не считала возможным своё мнение скрывать.

Доходило до прямых конфликтов, в центре которых, бывало, оказывалась даже дочка Августа Фёдоровича Саша, мечтавшая научиться играть на скрипке. Алёна Ивановна её в этом поддерживала.

Но Серебренников был твёрд: не женское это дело – играть на скрипке. К тому же, что такое русская девочка, играющая на скрипке? Это было дико. Для Серебренникова она была бы уже не русской девочкой, а цыганской или еврейской. Его коробило от мысли, что окружающие могут подумать, будто у его дочери какая-то часть крови - нерусская.


Разъезжая по России он навидался всякого, и потому старался привить дочери по-настоящему русский дух – в том смысле, в каком он его понимал. В теории проводить лето под русским городом Суздалем было делом приемлемым, богоугодным, но это ведь была родина Алёны Ивановны… И, значит, таился здесь какой-то скрытый порок.

Казалось бы, Алёна Ивановна была русской женщиной (Серебренников проверял, дотошно копаясь в генеалогическом древе), но воспитание у неё оказалось неважным. Пятидесятилетняя старуха была неисправима и то и дело сама указывала на ошибки воспитания, которые он якобы совершал по отношению к дочери.

В свою очередь, Серебренников подозревал Алёну Ивановну в безбожности. Нет, она была крещёной и в храм иногда захаживала, но долго там не задерживалась. Скорее её можно было назвать равнодушной христианкой, что неудивительно, учитывая то, что воспитывалась она в семье земского деятеля – землемера. Либеральных дух, стало быть, ей внушался с детства.

Даже странно, что Алёна Ивановна воспитала Катю – женщину тихую и богобоязненную. Но, не совладав с Катей, она, видимо, решила отыграться на внучке Саше – взять реванш. Да и времена наступили в России либеральные – появился царский манифест и прочие извращения.

Иногда Серебренников чувствовал себя Родионом Раскольниковым.

Однако на этот раз, слава Богу, явного конфликта с Алёной Ивановной у Серебренникова не случилось. Они увиделись мельком. Старуха благоразумно отправилась будто бы по делам во Владимир. Но какие у неё во Владимире дела? Просто сбежала, чтобы его лишний раз не раздражать, потому что знала: приехал он ненадолго.

Без Алёны Ивановны в деревне было легко и свободно. Даже дождливое лето не портило настроения. Серебренников старался напоследок охватить всё, что повторится для него не скоро. Охватить, ощутить, надолго запомнить, насквозь проникнуться … Особенно это касалось игр с дочкой.

Серебренников привёз Саше две удивительные куклы, которые на Васильевском острове по специальному заказу сделал для неё мастер. Это были уже не игрушки, а почти люди – пусть фарфоровые, пусть в четверть человеческого роста, но люди – мальчик и девочка, с умными глазами и застенчивыми улыбками.

Саша ахнула, когда их увидала.

- Это мне?! – закричала она и, потрясённая, опустилась на колени.

- Нет, бабушке, - пошутил Серебренников. – Конечно, тебе. Они по тебе скучали.

- Скучали? – переспросила шестилетняя девочка.

- Да, очень сильно.

- А как их зовут?

- Догадайся, - ответил Серебренников.

Продолжение следует

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

I1DXmBYg | wbxh2fxe25@mail.com | 03:06 - 12.02.2017
Your articles are for when it abtlsuleoy, positively, needs to be understood overnight. http://rpqsvqcdbta.com [url=http://fqdjqhmkpgm.com]fqdjqhmkpgm[/url] [link=http://ehrwiuz.com]ehrwiuz[/link]
NvbhaK4ye3CR | dfs65xcd@outlook.com | 10:45 - 09.02.2017
Thanks for sharing. Your post is a useful cotiuibrtnon.
WKyz2aQf | l4dri5pn85@outlook.com | 11:21 - 08.02.2017
Your blog is just beflaituu! I just recently started enjoying spelt, love this recipe! But I also love anything that is a cobbler dessert:-) Take care, Terra