Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
32 33 34 35 36 37 38 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Книжный архив. Минаев

Минаев(Продолжение. Начало в №№ 221-242). Мы продолжаем вспоминать рубрику «Одна книга – два мнения», существовавшую в «Городской газете» в 2006 – 2009 годах. Каждые две недели в газете появлялись две рецензии двух авторов на одну книгу. Первую неделю книгу читал один человек, вторую неделю – другой. Потом они записывали свои впечатления, и всё версталось в одну колонку.

После книг Алексея Иванова, Евгения Гришковца, Виктора Пелевина, Захара Прилепина, Виктора Ерофеева, Бориса Акунина, Ильи Стогова, Дмитрия Быкова и Михаила Веллера мы вспоминаем Сергея Минаева.

«Городская газета», № 31 (107), 01-07.08.2006

Одна книга – два мнения

Минаев Сергей ДУХLESS: Повесть о ненастоящем человеке / Сергей Минаев. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. – 346, /6/ с.

I. Автор бьющей все рекорды популярности книги «ДУХLESS» ненавидит всё на свете. Если не считать кокаина и девушки Юли. Судя по эпиграфам, можно предположить, что ему нравятся еще песни Лу Рида, The Smiths и Мадонны (за что Минаева, будто бы, в свою очередь теперь ненавидит EMI Music Publishing Ltd, предъявляя обвинения в плагиате. Рекламный трюк, наверное).

Сейчас в моде антибуржуазная мораль (маятник качнулся именно в эту сторону). И поэтому авторский гнев первоначально обрушивается именно на носителей морали буржуазной. И самое главное – обрушивается за дело. Потом, впрочем, достается и всем остальным. И тоже за дело. Нацболам. Петросяну. Каэспэшникам. Железнодорожникам. Поклонникам Криса Ри. Питерцам – «таким же мещанам и бездельникам, как и москвичи». Короче,  всем этим «свинотараканам». 

Сатирическое перо Минаева заточено, может быть, и не слишком хорошо. Но праведный гнев иногда способен заменить литературный дар. А перлы типа «Они сражались за Розницу!» могут украсить любой КВН.

Если разобраться, то никакая это не художественная литература. Это публицистика. Обычная такая публицистика, снабженная некоторым количеством диалогов и удобренная незамысловатым матом. Без мата уважающим себя авторам сейчас вообще сочинять не советуют. Иначе вас просто могут счесть недалеким человеком. Провинциальным дурачком. Складывается впечатление, что если вы не написали в своей книге нужное количество нецензурных слов, то издатели это сделают за вас. Бизнес, знаете ли.
Однако вряд ли Минаев, когда писал эту вроде бы автобиографическую повесть, думал о гонорарах. Он думал об окружающей нас ФАЛЬШИ – липкой, бесцветной и дурно пахнущей. И написал о ней как мог. Как мог, так и написал.

Алексей ВЛАДИМИРОВ

II. Вопрос, которым меня терзали последние месяц-полтора мои продвинутые собеседники при встречах («Ну, ты читал «Духлесс»?»), наконец-то утратил актуальность, и отныне, ознакомившись с бестселлером воочию, я мучаюсь другим: «В чём феномен повальной духлессмании»?

Никакого мировоззренческого шока или откровения книжка лично на меня не произвела, и восторги образованной толпы (читающего плебса) остались в области загадок; как и запредельные тиражи. Что такое «Повесть о ненастоящем человеке?» Лишь бойко и небрежно оформленный постинг с диалогами небездарного журналиста, прилежного эпигона кумиров французских интеллектуалов – Уэльбека с Бегбедером, что, впрочем, если не снобствовать, само по себе не так уж и плохо, но… изображать Сергея Минаева демиургом нового «Героя нашего времени» - чересчур большой аванс (или, как выразился бы его персонаж – бонус).

Тёзка известного диск-жокея (иногда кажется, что это один из приёмов минаевского – плюс к сетевым блогам – промоушна) удачно перевёл модную западную мизантропию с непременным антиглобалистским пафосом на русские реалии, с иронией и отвращением описав мир отечественного гламура с позиции этакого рефлексирующего яппи: «чужого среди своих, своего среди чужих». Тотальная «бездуховность» его, видите ли, достала, отчего нужно тратить жизнь на кокос и алкоголь, продажных девок и клубную субкультуру.

Безымянный топ-менеджер застрял где-то на пути от барной стойки модного ресторана и церковью, возникшей в его углюченном воображении на месте бюста сногсшибательной красотки с сумкой за полторы штуки баксов.

Ясно, на чём Минаев раскручивает лоха. Для провинциальных читателей гламурная Москва с издевательскими комментариями – терра инкогнита, и в этом смысле «Духлесс» - своего рода путеводитель по недоступной столичной экзотике. Для пожирателей глянца с «духовными» запросами оная книжка – ещё один, правда, преднамеренно эпатажный, дневник постоянного обитателя. Для журналистов – пример того, как можно, ничего не стесняясь, поливать направо и налево, достигая нужного эффекта: политика (лимоновщина наизнанку), искусство (тексты англоязычных поп-песен), корпоративный большой бизнес (разоблачения всеобщего обывательского жлобства), демонстративное «опускалово» Питера плюс Путин в галлюциногенном сне… Кажется, достаточно?

Да, и обильное вворачивание ненормативной лексики. Тексты Шнура, развёрнутые на двести страниц литературного спама с рефрненом: «Никого не жалко, никого: ни меня, ни тебя, ни его». Остаётся позавидовать Минаеву: как из г… сделать конфетку.

 

Боря БУГАЕВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий