Похищение мира

КровопусканиеТекст об Украине и России, опубликованный в «Городской среде» неделю назад, значительно разросся. В расширенном варианте он называется «Военно-полевой туман».

Военно-полевой туман («Псковская губерния»)

В попытке спасти «чахнущее человечество», «российские патриоты» предлагают заняться лечебным кровопусканием

Когда идёт война – самое время жечь книги. В (на) Украине идёт война, поэтому книги там тоже ждут. Не все подряд, а определённых авторов. Евгению Гришковцу его давний знакомый прислал доказательство – фотографию. На ней видно, как во дворе сжигают книги русского писателя Гришковца. Причём делает это тот самый давний знакомый Евгения Гришковца, который и прислал фото. Много лет он любил книги и спектакли Гришковца, а потом в один миг решил «сжечь мосты». А заодно и все книги. Когда идёт война – самое время жечь книги.

«Мы должны быть готовы убивать»

Несколько лет назад один из моих любимых писателей Фазиль Искандер тоже сделал заявление, которое меня огорчило. Но чтобы потом взять, выйти во двор и сжигать книги Искандера? Такое я представить не могу. Мне кажется, что от такой любви до такой ненависти один шаг потому, что любовь была ненастоящая. Кстати, как и пресловутая дружба народов.

Была бы крепкая дружба, не случилось бы то, что произошло у России с Украиной. Как-то уж очень легко многие переключились с дружбы и любви на ненависть.

Гришковец, конечно, и сам приложил руку к тому, чтобы вызвать на себя, а точнее на свои книги огонь. Поступил по-мальчишески. В своём дневнике, который он публикует в интернете, тоже очень быстро перешёл на личности, пройдясь по политикам, которые после бегства Януковича руководят в Киеве. «Где вы отыскали такую рожу, как /…/? – написал Гришковец. - Человек-рыба, человек-скалярия. До позавчерашнего дня я на него без смеха смотреть не мог. Самовлюблённый идиот, которому кажется, что он мачо. Человек без подбородка, отпустивший щетину. Да это диагноз!.. Где вы такого отыскали? Но в последние три дня не могу на него смотреть со смехом. Потому что теперь он для меня военный преступник и никто иной. Где вы нашли /…/? Где вы взрастили /…/? И фамилии-то всё какие-то убогие. Мелкие».

В общем, получилась какая-то мелкая кухонная ссора. Человек-скалярия, убогая фамилия…

Беда в том, что подобный же подход становится нормой и в большой политике. Там тоже себя ведут, наплевав на дипломатию. Кухня разрослась до гигантских размеров. Однако на этой политической кухне всё те же «пьяные разговоры». Но ведут их наделённые властью деятели (язык не поворачивается назвать их государственными деятелями). Кажется, что участники это «пьяной ссоры» уже и сами не помнят, по какой причине вспыхнул конфликт. Но их несёт. Под рукой оказывается кухонный нож. В нашем случае это может быть автомат, пулёмёт, коктейль Молотова, а то и коктейль Молотова-Рибентропа.

Тем более что в России многие для себя уже всё решили: Украины никакой нет и, главное, не было. А была, есть и всегда будет Россия. Только Россия. И это не преувеличение, а почти дословный пересказ. Об этом каждый день пишет газета «Известия». Об этом постоянно вещают российские телеканалы. Украины нет. Так сладостно произносятся эти слова – со смакованием, с непередаваемой радостью. Украины нет.

Как написал в тех же «Известиях» Егор Холмогоров: «Украина больше не может и не должна рассматриваться нами как суверенное государство, имеющее пусть самое призрачное право на поддержание порядка на закрепленной за ней на политических картах территории… Единственным источником порядка на этой территории может быть Россия. И в наших же интересах действовать как можно скорее, до того, как у массы людей там не сформировалось бандитски-криминальное сознание».

Когда по лицу скользит блаженная улыбка – в предвкушении парада победы в Киеве – наступает затмение. 

Накануне 9 мая 2014 года одной из самых популярных тем в российских СМИ была тема грядущей войны. Некоторые телезрители, насмотревшись российских телеканалов, восклицали: «Когда же?! Когда?! Когда же наши танки пройдут по Крещатику? Хватит таиться, хватит делать вид, что мы находимся в стороне…»

От Холмогорова не отставал Александр Проханов. Для него тоже всё было предельно ясно: «Новый бой с фашизмом неизбежен. Неизбежен одиннадцатый сталинский удар».

Проханов до последнего ждал от Владимира Путина решительности, мечтая о блиц-криге: «Пусть президент Путин примет военный парад и отдаст приказ проходящим полкам и боевым машинам прямо с Красной площади, мимо храма Василия Блаженного отправиться в Донецк, где раненый ополченец слабеющей рукой бросает бутылку с зажигательной смесью в фашистский бандеровский танк».

О том же самом на каждом информационном углу вещал Александр Дугин: «И в некоторых случаях, когда кто-то является агрессором в отношении к нашей вере, к нашим идеям подчас, к нашей стране и патриотизму, к нашему народу, мы должны быть готовы убивать».

Собственно эти самые пять слов «мы должны быть готовы убивать» становятся для весны 2014 года ключевыми. Их на разных славянских языках учатся произносить представители разных народов. Некоторые уже готовы убивать, и делают это не без успеха. В Одессе, Мариуполе, Славянске, Красногвардейске…

«Составной частью философии является оборонное сознание, религия победы»

Давно известно, что человечество время от времени настраивается на войну. Есть в людях такая тяга. Убийство чужого убийством в определённые моменты истории не считается. Когда долго нет войны, некоторая часть человечества тускнеет, дряхлеет… Но как только доносится запах крови, эти люди приходят в себя.

Нуждается ли Кремль в войне настолько сильно, что полноценную войну уже не остановить? Не уверен. Война для части политиков желательна, но не обязательна. Имеется в виду классическая война, где есть линия фронта, прорывы, окружения… Диверсионная война давно идёт. О пропагандистской войне в российских и украинских СМИ и говорить нечего. Несколько месяцев такой войны привели к тому, что миллионы людей с разных сторон искренне приветствуют кровопролитие. Одни радуются гибели пророссийски настроенных сепаратистов, другие приветствуют гибель сторонников единой Украины.

«Другая Россия» объявила о создании «добровольческого движения "Интербригады"». Очередную свою проповедь Эдуард Лимонов закончил так: «Мы ищем помощи как со стороны граждан, так и со стороны государства. Короче берегитесь, ополченцы Донецка! Немедленно нужно изуродовать аэропорт. Возможно, вы и сами уже догадались. И бросьте сооружать глупые баррикады, предохраняющие разве что от ветра. Настало время окопов».

Иначе говоря – настало время трупов. Излюбленным словечком до недавнего времени мирных людей стали «негры» (т.е. горелые трупы). На вид вполне мирные граждане спокойным тоном рассуждают о необходимости «смести всё с лица земли вплоть о Львова включительно». Или до какого-нибудь другого города. Киева, Кракова… Для начала. Закрепить «успех». Им кажется, что это так просто сделать. Ведь, как было уже тысячу раз сказано федеральными СМИ, Украины нет. Легко смести то, чего нет. Ещё немного, и они скажут, что Польши тоже нет.

Одни кричат «москалей на ножи!», другие требуют массовых публичных казней «хохлов». Обычные, немассовые казни их уже не устраивают.

Лозунг «хватит вежливых людей, пришло время самых свирепых» пришёлся ко двору.

Чем свирепее, тем лучше.

Отказавшись от европейского пути, «российские «патриоты» ещё пристальнее стали всматриваться в сторону Азии. Пример для подражания долго искать не пришлось. В очередной раз попрощавшись с Европой, руководитель «Изборского клуба» Проханов ненадолго слетал в Северную Корею (долго ему там делать нечего), восхитился тамошним порядкам, порадовался за северных корейцев и, вернувшись, написал: «Я рассматривал явление Северной Кореи как фантастическое, почти неправдоподобное сопротивление мировой энтропии, где слипаются страны, народы, верования и экономики. Человечество чахнет, страдает и тяготится навязанными ему фондовыми рынками, валютными курсами, чистоганом, золотым тельцом. Хочет разорвать путы мирового порядка, вырваться из плена навязчивой либеральной модели, ищет другие формы, другие модели. Северная Корея являет собой уникальную модель, требующую самого тщательного изучения».

А главное, на что без конца обращает внимание Проханов и его единомышленники, это так называемая «Религия победы» - Чучхе.
«Составной частью философии Чучхе, быть может, её глубинным содержанием, является оборонное сознание, религия победы», - пишет Александр Проханов.

Подобной победы и последующей религии победы пытаются сегодня достичь российские империалисты. Однако же какая победа без войны? Какая же свадьба без баяна?

Поэтому Им нужная война. Она Им важнее, чем воздух.

Вот названия некоторых опубликованных текстов Лимонова: «Киев капут!», «Жду от Одессы и Харькова восстания»…

В обычное время это бы рассматривалось как «публичные призывы к развязыванию агрессивной войны» (статья 354 УК РФ). Максимальный срок заключения – пять лет. Но время-то сейчас – необычное. Ближе к шконке оказывается участник любого антивоенного митинга.

Бесконечно далёкий от взглядов Проханова Евгений Гришковец под впечатлением последних событий написал, что русские – неевропейцы. И украинцы – неевропейцы. «Я это так отчётливо понял, потому что увидел, что украинцы тоже не европейцы, - считает он. - Мы неразрывны! В последние дни я мощно осознал, что мы неразрывны именно в своей этой неевропейскости. Мы неразрывны, потому что они - украинцы, а мы – русские. Я не европеец…»

Если мы не европейцы, то кто?

Если судить по количеству заложников, которые в последние недели захвачены на Юго-Востоке Украины, мы приближаемся к Нигерии. Там боевики захватывают школьниц, чтобы насильно выдать замуж. На Юго-Востоке Украины насильно выдают «замуж» целые регионы. Заложников в привычном смысле там тоже хватает.

С 25 апреля в Славянске держат в неволе театрального режиссёра Павла Юрова и художника и артиста Дениса Грищука.

Спустя две недели после захвата опубликовано открытое письмо в их защиту.

Письмо, начинающееся словами, «Всем, кто может помочь! Пожалуйста, помогите освободить режиссера и художника!», подписали люди совершенно разных политических и эстетических взглядов: Александр Калягин, Михаил Угаров, Михаил Пореченков, Кирилл Серебренников, Евгений Миронов, Константин Богомолов, Андрей Могучий, Валерий Фокин, Ксения Раппопорт, Марина Разбежкина, Дмитрий Брусникин, Михаил Дурненков, Анна Чиповская, Роман Должанский и многие другие.

Сегодня для деятелей культуры это наиболее верный путь: не воевать, не разжигать страсти и тем более войну, а помогать освобождать людей. Говорить не войне, а о мире.

В обращении говорится: «Мы, российские драматурги, режиссеры, критики, артисты, ручаемся за наших коллег и просим освободить их. Ребята много сделали для русско-украинских культурных связей, помогите им вернуться к работе».

Боюсь, что отчасти по причине того, что «ребята много сделали для русско-украинских культурных связей», они и попали в руки пророссийски настроенных «сил самообороны». Если бы они сделали мало, то остались бы от конфликта в стороне, и с ними сейчас всё было в порядке. Тем, кто стравливает русский и украинский народы не нужны русско-украинские культурных связи. Чем меньше таких связей, тем легче ненавидеть друг друга.

В одном из своих интервью захваченный в Славянске режиссёр Павел Юров сказал: «Я недавно понял, что цель не оправдывает средства, потому что средства меняют качество цели и меняют человека, который приходит к этой цели, в зависимости от того, каким образом он их выбирает». Разумеется, это было сказано не про политику и задолго до боевых действий в Донецкой области.

Однако сейчас, в мае 2014 года, ещё раз уместно повторить: «Средства меняют качество цели и меняют человека, который приходит к этой цели».

Те, кто выбрал ради высоких целей негодные цели, ведёт обе страны – и Россию, и Украину, в тупик.
 
Этот тупик уж точно находится не в Европе.

 

Иллюстрация: Николас Арноулт (1650-1722), Кровопускание.

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий