Выход в свет

Илья СёминВ Пскове появился новый журнал. Поэтический. Иначе его можно назвать сборником стихотворений. 9/10 того, что вошло в журнал, редактируемый Ильёй Сёминым и Артёмом Тасаловым, - это стихи. Но собранные вместе, это помимо всего прочего ещё и декларация. Заявление того, что мир, если на него смотреть глазами людей, принимавших участие в создании «Псковского литературно-художественного журнала» выглядит не совсем так, как мы его представляли.

Снятие ограничений («Псковская губерния»)

В Пскове снова попробовали «преодолеть клеймо провинциальности»

Илья Сёмин, которого на презентации первого номера  Псковского литературно-художественного журнала представили как «мультифункционала в искусстве», сказал: «Самое главное, что у меня всегда было ощущение того, что проведена граница, внутри которой некоторая самодеятельность, провинциальность, КВН, сбор металлолома…» Чтобы сбить это ощущение, Илья Сёмин и взялся за издание в Пскове то ли журнала, то ли альманаха.

«Выйти за границы – это цель журнала»

Тот же Илья Сёмин, один из двух редакторов-составителей журнала, на презентации, состоявшейся в читальном зале Центральной библиотеки города Пскова, заметил, что «название было выбрано с претензией».

С претензией? Это как сказать. На название можно взглянуть совсем иначе. Кажется, будто в названии претензий нет вообще, потому что собственно названия нет тоже. Звучит просто, без изысков: «Псковский литературно-художественный журнал», в сокращении «ПскЛитЖур» или PskLitMag. Журнал без названия, но со смыслом.

К этому как бы названию можно придираться с разных сторон. Псковский? Да, но издан в московском издательстве «Пальмир». Псковский? Конечно. Но авторы живут в Филадельфии, Владимире, Москве, Запорожье, Улан-Удэ, Петербурге… Или на небесах. В Пскове, правда, авторы, точнее, один автор тоже живёт - Артём Тасалов. Его ещё иногда называют псковско-московским поэтом, недаром он автор строк:

Я от этого города страшно устал.
А других городов не завёл…
Слишком долго его целовал я в уста,
на измену всю душу извёл.

Журнал? Тогда почему после слова «журнал» напечатано «альманах №1»? Заглянувший на презентацию издатель и писатель Владимир Потресов, благодаря которому «Псковский литературно-художественный журнал» вышел в свет, склонен считать, что в издательстве «Пальмир» издан всё же альманах, и это означает: выходы не обязательно будут регулярными. Однако одним номером ограничиваться никто не собирается. Во всяком случае, было заявлено, что уже  «готов второй номер, который выйдет в октябре», и откроется он стихами Геннадия Кононова.

Презентацию вели два соредактора-составителя «Псковского литературно-художественного журнала» - Илья Сёмин и Артём Тасалов. Каждый «привёл» в журнал-альманах своих авторов, в результате чего появилась книга на 122 страницах с вкладкой в шесть листов.

На вкладку помещена краткая история первого фестиваля художников «Псковская галерея» в картинках (первый фестиваль состоялся в октябре 2011 года).

«Выйти за границы – это цель журнала», - сделал заявление Илья Сёмин. И в качестве наглядной демонстрации этого «выхода за» публике представилась возможность услышать с помощью интернета, как авторы, находящиеся в Улан-Удэ, Владимире и Петербурге читают свои стихи. В Пскове увидели и услышали выступления Амарсаны Улзытуева, Владимира Антропова и Сергея Ковальского.

Границы расширяются, когда мнения расходятся. Когда мнения абсолютно совпадают, сходятся в одну точку, собираются в одну вертикаль, то это означает появление новых границ.

Мнения о качестве текстов, попавших в первый номер, у читателей тоже разошлись. То есть своего Илья Сёмин уже добился – границы немного расширились.

«Попытка воздействовать на псковский культурный контекст»

Если название у журнала непритязательное, то передовица, наоборот, проявляет амбиции составителей. В ней говорится, что новое издание «является попыткой воздействовать на псковский культурный контекст, с тем, чтобы привнести новые имена, вспомнить забытые, и, в целом, задать определённый уровень художественного мастерства, который, в нашем понимании, нуждается в радикальном обновлении».

Самое бесспорное имя в журнале-альманахе – имя Евгения Шешолина. Его стихами номер открывается.

Евгений Шешолин родился в латвийской Краславе, погиб в латвийском Даугавпилсе, но учился и закончил Псковский пединститут, работал в сельских школах Псковской области… Шешолин как автор и соредактор в советское время создавал самиздатовский альманах «Майя». Первый номер «Майи» был издан в США (самое что ни на есть настоящее расширение границ восприятия). В том же альманахе печатался когда-то и Артём Тасалов. Так что идея издавать независимый и совсем не провинциальный журнал не нова.

В триптихе «Жёлтый дом» («жёлтый дом» - он же «псковский психдиспансер», он же – «танковое училище») Евгений Шешолин написал:

… День вытащился, как заноза.
Когда соседи все уснули,
Я пью воспоминаний дозу,
Как разноцветные пилюли.

Таким образом, на первых двадцати страницах альманаха читателям предлагаются «разноцветные пилюли» из стихов Евгения Шешолина и комментариев к его стихам Артёма Тасалова.

Далее следуют стихи родившейся в Барнауле, но живущей в США, в Филадельфии, Ольги Родионовой, представленной как «легенда русского интернета»:

я не птица, нет, моя радость, не птица, нет.
Птицы тоже умеют врать, притворяться, виться
Над тобой, моя радость, летать и кричать, как птица,
Заполярный сыч, подкидная дичь, лебедица, -
Синекрылый гусь, не вмещающийся в сонет…

Только я не уверен, что слова об Ольге Родионовой: «С моей точки зрения – поэт гениальный, она трогает меня гораздо больше, чем Ахматова», произнесённые во время презентации, были так уж уместны. Слишком уж индивидуально это понятие – «трогает». Кого-то трогает музыка Моцарта, а кого-то безымянный ресторанный саксофонист.

Артём Тасалов выбрал для чтения в библиотеке текст Ольги Родионовой под названием «Почему девушки любят солдат?» - про Ганса:

Нас похоронят в первый день весны
В огромной развороченной России…

Военная тема в этот вечер возникала не раз – например, в стихах Владимира Антропова, редактора сетевого журнала «Вечерний Гондольер»:

Нам осталось немного – сорвется высокий вой –
И железное сердце мотора устанет биться.
Здесь останемся мы – недалёкий короткий бой
удивлённых деревьев упавшие чёрные лица.

Военные мотивы вообще в последнее время по известным причинам в относительно новых стихах встречаются довольно часто.

В первом номере литературно-художественного журнала представлены, в основном, стихи. В сущности, это книга стихов, куда кроме уже названных авторов вошли поэтические подборки Андрея Таврова, Сергея Ковальского и Сергея Бойченко. Псковичам наиболее известен художник Сергей Ковальский , один из руководителей петербургского Арт-Центра «Пушкинская-10». Илья Сёмин особо подчёркнул, что в будущем рассчитывает на творчество пишущих художников. Похоже, он не прочь сделать это особенностью нового издания.

Москвич Андрей Тавров с недавних пор, после вечера, посвящённого Алексею Парщикову , в Пскове тоже стал известен.

А вот о существовании Амарсаны Улзытуева в Пскове раньше знал, наверное, только Илья Сёмин. Но теперь те, кто пришёл в этот вечер в библиотеку на улицу Конную, имя поэта из Улан-Удэ Амарсаны Улзытуева забудут не скоро.

«Я вас не оглушаю, надеюсь?» - предусмотрительно спросил он.

Есть горловое пение, а есть горловое чтение. Бурятский поэт наглядно продемонстрировал то, что в своё время написал в своём манифесте, говоря «о великой традиции заговоров и заклинаний, былин и плачей, гимнов и призываний». Его попросили обязательно прочесть текст под названием «Разделка барана». Амарсана Улзытуев не отказал:

И пока ненасилья идя трансцендентным путем,
Извлекая из гиперпространства кумыса броженье —
Эти степные народы еще не нашлиАмарсана Улзытуев
Эсхатологический способ питаться чистой энергией солнц…

Появление в псковском журнале произведений Амарсаны Улзытуева – это уж точно расширение границ, причём не только географических, но и поэтических. Его не очень интересует рифма или верлибры. Зато он расположен к анафорам (повторению одних и тех же сочетаний звуков).

Несмотря на то, что находился Амарсана Улзытуев далеко, на другом конце страны, это было по-настоящему громкое выступление. Мне особенно запомнились два его комментария: «Поэзия даёт генеральный бой новым видам искусства, прежде всего – кино» и «Лимонов лично мне руку жал на иркутском фестивале».

Послушав выступление Амарсаны Улзытуева и других авторов «Псковского литературно-художественного журнала», кто-то из находящихся в зале в ответ произнёс: «Русская песня уже умерла, а поэзия ещё жива».

У Амарсаны Улзытуева есть стихотворение «Поэт»:

Поэт, прежде всего – рыцарь,
Поёт, потому что песнь его – битва…
Поэт, прежде всего – самурай,
Поэтому каждая песнь его – харакири…

В первый номер «Псковского литературно-художественного журнала» вошло около двухсот стихотворений. Двести харакири. Найдётся ли у них двести читателей?

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий