Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Книжный архив. Рубанов

Рубанов(Продолжение. Начало в №№ 221-255, 258-260). Мы продолжаем вспоминать рубрику «Одна книга – два мнения», существовавшую в «Городской газете» в 2006 – 2009 годах. Каждые две недели в газете появлялись две рецензии двух авторов на одну книгу. Первую неделю книгу читал один человек, вторую неделю – другой. Потом они записывали свои впечатления, и всё версталось в одну колонку.

После книг Алексея Иванова, Евгения Гришковца, Виктора Пелевина, Захара Прилепина, Виктора Ерофеева, Бориса Акунина, Ильи Стогова, Дмитрия Быкова, Михаила Веллера, Сергея Минаева, Александра Гениса, Леонида Юзефовича, Андрея Куркова, Ильи Бояшова, Андрея Геласимова, Павла Санаева, Германа Садулаева, Дины Рубинной, Кати Метелицы, Дмитрия Коваленина, Сергея Кузнецова, Андрея Мухина, Эфраима Севелы, Андрея Остальского мы вспоминаем книгу Андрея Рубанова.

Одна книга – два мнения

Городская газета,   № 29(105), 18-24.07.2006 г.

Андрей Рубанов, Сажайте, и вырастет: Роман. – М.: ООО «ТРИЭРС», 2005. – 422.

Представьте, что роман «Двенадцать стульев» написан от имени зицпредседателя Фунта. И вы получите «Сажайте, и вырастет». Нет, книга Андрея Рубанова не смешна и её герою совсем не девяносто лет, а всего лишь двадцать семь. Но этот самый герой попадает в тюрьму за махинации, которые организовал другой человек. Сам Рубанов в них тоже участвовал, однако его основная роль заключалась в другом – в случае разоблачения взять все на себя. И он взял. Отсидел. Вышел. И написал почти автобиографический роман, который номинировали на «Национальный бестселлер».

В своей книге Андрей Рубанов скромно умалчивает, за что конкретно он все-таки сел в «Матросскую тишину». «За изъятие из государственного оборота бюджетных средств (57 миллиардов 337 миллионов неденоминированных рублей», выделенных на восстановление Чечни). Деньги он получал от мэра Грозного Бислана Гантамирова. А когда добросовестно отсидел, то устроился пресс-секретарем к тому же Гантамирову. И вот теперь превратился в «главную надежду русской литературы».

«России не хватало героя», - пишут критики. И он появился – «человек непростой судьбы». Чуть ли не Солженицын. Только тот разоблачал коммунистический режим, а Рубанов – самого себя.

Роман изобилует фразами типа «мой галстук стоил минимум втрое дороже», «вся операция стоила, как три пары моих ботинок», «его месячное жалование равнялось моему доходу примерно за полчаса работы»…

Герой знает цену деньгам, заработанным нелегким банковским трудом. Даром что у него не было лицензии на банковскую деятельность.

Кроме того, автор опровергает устойчивое мнение о том, что выпускники журналистского факультета не умеют внятно излагать свои мысли. Рубанов умеет. Возможно, он научился этому в тюрьме.

Алексей ВЛАДИМИРОВ


II. Признаюсь, иногда я задавался вопросом: будь детективщица Маринина мужиком, а не претенциозной бабой, какую бы лабуду она сочиняла? А теперь вот точно знаю: она бы награфоманила «Сажайте и вырастет», и «Андрей Рубанов» - был бы её очередной бездарный псевдоним.

Уже сама книжка вызывает недоумение: ни тебе аляповатой обложки с комиксовой картинкой, ни завлекательной аннотации. Какой-то блеклый самиздат, не достойный амбиций вроде бы сенсационной (из каждой строчки так и лезет) по замыслу прозы.

Тема ходовая: про то, как крутой банкир, молодой да ранний, парашу нюхает. Название, само собой, ещё то. Из назидательной серии: «Иди и смотри», «Ступай, и не греши». Тоже с явной претензией на некий обобщающий смысл. А вот читать невозможно. Ну, просто нет никаких сил. Эффект прямо, как у Марининой., в самом деле.Страниц через пятнадцать текст начинает дико напрягать. И совершенно не хочется знать, чем там кончится у господ Карениных.

И всё вроде бы имеется в наличии. Подробный рассказ об этапе первоначального накопления, классический, так сказать, сюжетец. Плюс тому тюрага, криминал, ретурн в Совдепию. Без стеснения в словесных средствах. Помножить на отчётливую авторскую позицию, на пресловутый образ автора, о котором упоминалось в учебниках советского литературоведения. Свой парень, неглупый и симпатичный, и как попал. А читать невозможно, хоть плач!

Нет, я не сомневаюсь, своего массового читателя роман обязательно найдёт. Публика, пр правильном ребрендинге, сожрёт и не такое дерьмо. Но вот художественным событием «Сажайте, и вырастет» не станет.

Подобный «псевдомемуар» за два-три месяца и за гонорар, стимулирующий творческие подвиги, способен оформить любой литературный негр. Да ещё много качественнее получится. Не так, как у Марининой, а как, допустим, у Донцовой, когда всё ж-таки издательский проект, а не самодеятельность.

У Рубанова же сплошная «нонселекция». Это термин такой особый, постмодернистский. Означает – отсутствие идиостиля. Встречается и как сознательный, прямо скажем, крайне рискованный поэтический приём. Однако для того, чтобы нонселекция воспринималась как эстетическое явление, как художественная фишка, достоинство, а недостаток, необходим талант, к примеру, Лимонова. Или гениальность Достоевского.

Ни того, ни другого у Рубанова нет.

 

Боря БУГАЕВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий