Кладбищенские рассказы

Кладбищенские рассказыВ прошлом номере* мы уже рассказывали о том, как 31 августа 2009 года проходило заседание Псковского мирового суда по делу об осквернении могил на Мироносицком кладбище. В этом номере читайте некоторые подробности того заседания.

В 18.00 31 августа в новостях Первого канала был показан сюжет Александра Евстигнеева об этой скандальной истории, в центре которой оказался милицейский следователь Денис Фещенко. Именно его (вместе с его другом, Алексеем Константиновым) задержали вечером 8 мая 2009 года на кладбище. Позиции сторон, участвующих в процессе, достаточно подробно отражены в новостном сюжете, который можно посмотреть на сайте Первого канала.

Лишь одно существенное обстоятельство не вошло в сюжет: это то, что милиция проигнорировала вызов. Свидетели  позвонили в Завеличенский отдел милиции сразу же, как только услышали и увидели, что происходит на кладбище в канун Дня Победы.

Последующий звонок на «02» тоже закончился безрезультатно. Информация была принята, но наряд, якобы выехавший на место преступления, так и затерялся на «необъятных просторах» города Пскова. И тогда, примерно спустя час после первого звонка, одна из свидетельниц - Инна Маркелова (медсестра трамвпункта) сообщила о происшествии на свою работу. Там нажали на тревожную кнопку. Сигнал немедленно дошел до вневедомственной охраны, которая приехала через несколько минут и задержала подозреваемых. Все это прозвучало на судебном заседании.

В свою очередь, подсудимый Денис Фещенко свою вину не признал, и «обвинение считает незаконным». Его защита была построена на якобы имеющихся противоречиях в показаниях главного свидетеля – Николая Маркелова. Маркелов по-прежнему утверждает, что Денис Фещенко был одет в черные брюки и расстегнутую черную куртку или пиджак, скорее всего – кожаный.

Денис Фещенко встал и продемонстрировал те самые брюки. Они были на нем и в день суда. «Это джинсы, а не брюки», - торжествующе заявил подсудимый. Впрочем, даже находясь вблизи, нельзя было определить – чем же отличаются эти черные джинсы от черных брюк. Спор зашел и о покрое одежды. Черная кожаная куртка была на Фещенко или все-таки черный кожаный пиджак? На молнии она была или на пуговицах? «Я что – швея какая-то?» - ответил Николай Маркелов Денису Фещенко. Но Фещенко продолжал задавать вопросы свидетелю, пытаясь поймать его на слове. «Так все же молния была или пуговицы?»  - «Я что – разведчик? – раздраженно ответил свидетель. – Мне что – нужна была твоя молния? Я смотрел на лицо».

По поводу лица (и телосложения) тоже зашел разговор. Подозреваемый настаивал на том, что он – «не плотного телосложения». Кладбищенские рассказыСвидетель придерживался противоположной точки зрения. Судя по оживленной реакции зала, присутствующие скорее были склонны поддержать свидетеля. Денис Фещенко не производил впечатления худощавого человека.

В отличие от первого заседания, которое проходило 13 августа, на этот раз в зале суда присутствовали не один, а несколько пострадавших. В том числе и пенсионер Пётр Козлов. Он пришел на могилу своего сына и жены 8 мая примерно в 14.00, то есть за несколько часов до преступления. Могилы были в порядке. Когда же на следующий день его вызвал комендант кладбища, то он увидел вырванный или даже срезанный крест, раньше находившийся на могиле сына. По мнению Петра Казакова, увиденные им разрушения были таковы, что он считает: «Там орудовала целая команда, одному было не справиться».

О том, что там «орудовала команда», косвенно говорит и то, что экспертами на памятнике была обнаружена кровь, не совпадающая с группой крови подсудимого. Однако подсудимый – один, и то, что группа крови не совпадает, казалось бы, должно свидетельствовать в его пользу. Если, разумеется, не предполагать, что у подсудимого могли быть сообщники.

Наиболее вероятным сообщником мог быть задержанный на кладбище бывший советник бывшего псковского вице-губернатора Алексей Константинов. Но в деле он фигурирует всего лишь как свидетель. По словам Николая Маркелова, Константинов в момент осквернения могил сидел на скамейке и громко смеялся. Однако надругательство продолжалось не менее часа, а Маркелов лишь дважды, на несколько секунд, заглядывал через стену кладбища. Чем занимался бывший советник в другое время – сказать трудно.

Кладбищенские рассказыНа заседание суда Алексей Константинов не явился, хотя мог бы, при иных обстоятельствах, стать единственным свидетелем со стороны защиты. Правда, его поведение вечером 8 мая может говорить о том, что он был тогда не совсем адекватен. Судя по показаниям, данным Константиновым во время следствия, вечером 8 мая 2009 года он выпил не менее двух литров пива (на кладбище изъяли две бутылки пива и одну бутылку водки). Однако Константинов во время следствия настаивал на том, что на Мироносицком кладбище он спиртных напитков не употреблял, а пиво распивал в разных местах, когда гулял по городу. При этом если верить Константинову, первоначально он не собирался встречаться с Денисом Фещенко, и позвонил своему другу - участковому уполномоченному Михаилу Лялину, с которым когда-то учился в академии и служил в войсках МЧС. Но тот на звонок не ответил, и тогда Константинов договорился о встрече с Фещенко.(О том, что произошло с Михаилом Лялиным, читайте в этом номере в материале «Неопределенность»).

Еще одна линия защиты была выстроена вокруг отпечатков обуви. Адвокат Леонид Стороженко обратил внимание на то, что с могил не снимались отпечатки обуви, и это затруднило поиски преступника или преступников. О том же он спрашивал и пострадавшую Надежду Ивлеву. «Когда вы пришли на кладбище - отпечатки на могиле обуви были?» - интересовался адвокат. «Там глинистая почва, даже прутик не воткнуть». – «Значит, не было следов обуви». – «Их там и не могло быть…»

Сейчас трудно без экспертов сказать – могли или не могли быть на могилах в то время года и при той погоде отпечатки обуви. Но совершенно точно, что на Мироносицком кладбище постоянно происходят какие-то события, которые граничат с преступлением или даже переходят эту грань. Например, еще одна пострадавшая (Тамара Ларцева) рассказала на суде, как «год назад с могилы мужа унесли цепь. И это самое безобидное».

О том же самом говорили в интервью Первому каналу священники храма Жен Мироносиц. Вначале о. Павел Адельгейм отметил, что осквернения на его памяти происходили неоднократно, в том числе и сопровождавшиеся убийством кошек. О. Сергий Иванов  сообщил журналистам, что сторож кладбища слышал в момент совершения преступления 8 мая какие-то крики, но «не придал этому значения», потому что на кладбище постоянно кто-то собирается, выпивает и шумит.

Однако на суде прозвучало другое мнение – коменданта закрытых кладбищ Валентины Барановой. По ее словам, осквернение «произошло на Мироносицком кладбище в первый раз». (Это зависит от того, с какого времени считать. Комендант Баранова работает на этой должности с сентября 2008 года). В любом случае, Мироносицкое кладбище не производит впечатления тихого места. Судя по мусору, многочисленной посуде и прочим «следам отдыха», на кладбище часто собирается соответствующая публика. После прошлых осквернений, как рассказал журналистам о. Павел Адельгейм, милиция выставляла на кладбище даже ночной пост. Сейчас это не практикуется.

Еще одна существенная деталь, обсуждавшаяся на суде: в каком состоянии находились Фещенко и Константинов в момент задержания? По поводу бывшего советника вице-губернатора, кажется, никаких разногласий нет. Он был пьян, и это доказано. Но он не фигурант дела, и его состояние пока мало кого волнует. А вот Денис Фещенко, после того как на него надели наручники и отвезли на улицу Чудскую, от освидетельствования на алкоголь отказался.

Однако акт освидетельствования все же существует (но не на алкоголь). В нем написано, что Фещенко был спокоен, вменяем, одежда на нем была чистая. Но с этим актом не все так просто. По словам того же Фещенко, первоначально это акт куда-то исчез и был подшит позднее (пострадавшая сторона с этим актом вообще ознакомлена не была). Зато имеются многочисленные свидетельства того, что оба задержанных были пьяны и вели себя агрессивно. Об этом говорил на суде и Николай Маркелов («от Фещенко пахло спиртным, я больше десяти лет не пью и запах алкоголя чувствую хорошо»).

Когда на кладбище приехал о.Сергий Иванов, то он подходил к задержанным, уже сидевшим в машине. По мнению о. Сергия (его в суд не вызывали, и он просто беседовал с журналистами), и Фещенко, и Константинов производили впечатления пьяных людей и ругались матом. О том же самом свидетельствуют милиционеры  вневедомственной охраны, проводившие задержание. Но в конечном итоге появился акт, в котором сообщается, что Фещенко вел себя спокойно, и одежда на нем была чистая.

На суде обсуждалась и чистота одежды Фещенко. Здесь тоже можно обратить внимание на противоречивые показания подсудимого. С одной стороны, он настаивает на том, что одежда была чистая. С другой стороны, он упоминает, что свидетель Маркелов в присутствии милиционеров  набросился на него и «ударом кулака сбил с ног» (никто другой этих слов Фещенко не подтверждает). Таким образом, Фещенко мог бы объяснить грязь на спине своей куртки тем, что его сбили с ног. Но он настаивает на своем: куртка и брюки были чистыми. При этом свидетель Инна Маркелова рассказала на суде, что еще на кладбище обратила внимание милиционеров на то, что спина куртки Фещенко испачкана.

Еще одна тема для обсуждения: мог ли обознаться свидетель? Это зависит от нескольких обстоятельств: от зрения свидетеля, от того, было ли в момент совершения преступления светло или темно. И, наконец, распустились ли 8 мая на деревьях листья? Свидетели обвинения считают, что было светло и листья почти не распустились. Фещенко настаивает на том, что листья распустились, а время было темное. Никаких иных свидетельств на суде не приводилось. Кроме того, подсудимый вновь поставил под сомнение законность выданной свидетелю Маркелову справки, подтверждающей, что у того стопроцентное зрение (в интервью Александру Евстигнееву Денис Фещенко заявил, что основному свидетелю уже 50 лет, и он сомневается в его хорошем зрении).

Наблюдая за процессом со стороны, можно отметить, что защита Фещенко пока действует не слишком усердно. Возможно, это связано с тем, что суд – мировой, и при любом исходе процесса серьезное наказание подсудимому не грозит. Во всяком случае, заявление Фещенко о том, что ГТРК-Псков якобы показывало сюжет, в котором Маркелов говорил о том, что он снимал преступление на камеру, вызывает недоумение. Ни Маркелов, ни журналистка ГТРК (присутствовавшая на суде), ни зрители, видевшие сюжет, не подтвердили того, что в эфире произносились такие слова. Никаких доказательств своей правоты бывший следователь не предъявил.

В целом, можно обозначить позицию Фещенко на суде как «приблизительную». То есть он пытается настаивать на  неочевидных вещах и путается в показаниях, действуя наугад.

Наиболее примечательным был эпизод с попыткой установить: каким образом Фещенко и Константинов оказались на кладбище? Это было тем более интересно, что, по утверждению Фещенко, 8 мая  он сильно хромал, потому что 1 апреля  получил повреждение ноги (по словам лечащего врача, на чье мнение сослалась прокурор, «Фещенко мог активно двигаться», так как гипс был снят 21 апреля).

Прокурор Галина Белик задала подсудимому вопрос: «Почему вы, несмотря на свою больную ногу, договорились о встрече с Константиновым на Комсомольской площади? Она же находится в стороне от дорог, вдали от остановок». «Я его давно не видел», - ответил подсудимый под еле сдерживаемый смех присутствующих.

С одной стороны, подсудимый рассказывал о том, как активно перемещался в тот вечер по городу (ходил по магазинам, шел до радиозавода, который находится фактически в тупике). С другой стороны, он то и дело ссылался на больную ногу, мешавшую ему передвигаться.

Существенная заминка произошла в суде, когда речь зашла о том, что делали Константинов и Фещенко после того, как покинули Комсомольскую площадь. Первоначально Фещенко настаивал на том, что они направлялись на остановку, находящуюся у магазина «Дикси». Для того чтобы «срезать» угол, они пошли через кладбище. Прокурору это показалось странным. «Что вы пытались срезать, когда пересекали кладбище? – удивилась Галина Белик. – Если идти через кладбище, то наоборот - получится  крюк».

Ответ напрашивался сам собой: «Пытались срезать кресты на могилах». На самом деле, Фещенко, конечно же, так не ответил. Не стал он говорить и о том, что милиционеры для достижения своих целей простых путей не ищут. Подсудимый предпочел туманно объяснить, что собирался добраться на места назначения через улицу Киселёва (прямой путь был через улицу Петровскую). В этой части своего рассказа подсудимый не исключил возможность того, что они двигались на другую остановку, а именно – к магазину «Маяк».

В конце концов, Фещенко и Константинов оказались на кладбище и, если верить подсудимому, «увидели множество валявшихся крестов и венков, и начали это обсуждать». Как утверждает подсудимый, «еще на подходе к кладбищу мы слышали какие-то крики». Войдя на кладбище, Фещенко и Константинов «побоялись наткнуться» на тех, кто совершил преступление, и постарались «побыстрее покинуть кладбище». Так заявил подсудимый. И тут же, через десять секунд добавил, что «мы присели, скинули со скамейки стаканчики и пакет, и выкурили несколько сигарет».

Пожалуй, эта была наиболее абсурдная часть из того, что прозвучало на суде 31 августа. Ранее считалось, что самый верный способ побыстрее что-то покинуть – это как можно скорее уйти. Но Константинов и Фещенко опровергли устоявшееся представление и поступили иначе: сели перекурить (по словам подсудимого – «минут на двадцать»). А мусор, при детальном уточнении, они даже не скинули со скамейки, а аккуратно положили в кучу мусора. Таким образом, объясняется появление отпечатков пальцев на стаканчиках, из которых они «не пили». «Я не ходил даже по могилам», - сделал важное заявление Денис Фещенко.

Кроме того, подсудимый сказал, что для того, чтобы опрокидывать памятники, надо прилагать значительные силы, а их в тот вечер у него не было, он находился на больничном. «Откуда вы знаете, что для этого надо прилагать силу? – попыталась уточнить прокурор. – Вы что, раньше этим занимались?» Бывший следователь не стал признаваться, что раньше занимался «опрокидываем памятников».

Прокурор поинтересовалась, почему следователь, вместо того чтобы сидеть и курить сигарету за сигаретой, не вызвал милицию? Оказывается, он хотел вызвать, но позднее, когда выйдет за пределы кладбища.

Двусмысленным получился и ответ подсудимого по поводу милицейских рапортов, в которых Фещенко фигурирует как человек, который при задержании вел себя грубо и был пьян. Подсудимый ответил, что «рапорт составлен стандартно». «То есть вы как сотрудник милиции тоже всегда пишете «стандартно», даже если задержанные ведут и выглядят иначе?» - задала вопрос прокурор. Судя по ответу, Фещенко предпочитает действовать не стандартно, и закон старается не нарушать.

Имеются в деле и данные, полученные с телефонной станции. Они тоже были озвучены. Весь вечер подсудимый вел активные переговоры по мобильному телефону. Исходя из данных, полученных следствием, оба задержанных на самом деле никуда не перемещались, и все это время находились в одном месте – на Мироносицком кладбище. Тем самым, это подтверждает показания свидетелей (семьи Маркеловых). Подсудимый с этим не согласился и назвал установленные телефонные координаты неточными.

На этом заседание было отложено. Судья Ольга Фишова объявила, что следующее заседание состоится 22 сентября.

* Тревожная кнопка // Городская среда, № 20 (20). О предыстории этого судебного заседания читайте в Городской среде: новость от 13.08.2009,  15.44. «13 числа в кабинете № 13…», № 16(16) 2009, «Церемония надругательства», № 17 (17) 2009 «Скверная история».

Фото: Алексей Семёнов и Данил Ивлев

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

2QDyw4PYFpW | jmkfbsin1@mail.com | 03:12 - 12.02.2017
A simple and intgnlieelt point, well made. Thanks! http://wmrecjl.com [url=http://ssekvl.com]ssekvl[/url] [link=http://jhlpcdyrz.com]jhlpcdyrz[/link]
Rk0F3tOv | biyxm68q1w@gmail.com | 10:51 - 09.02.2017
BS low - ranoatility high! Really good answer!
bjr4Z1xS | c4iza3qatw@hotmail.com | 15:55 - 08.02.2017
Gee wilsrkeil, that's such a great post!