Зачем нужна честность?

Зачем нужна честность?Смотрел я как-то фильм «Штайнер – Железный Крест». О художественных и исторических достоинствах данной картины мы потом поговорим (если читателям будет интересно). Сейчас речь пойдет о другом, а именно – о людском доверии. Зачем оно вообще нужно, и почему западные люди доверяют друг другу гораздо больше, чем мы с вами. 

Иваны и Штайнеры

По сюжету действие происходит на Таманском полуострове в 1943 году. Вермахт из последних сил сдерживает наступление нашей армии. Сидят фрицы в штабном блиндаже и под артобстрелом ведут между собой задушевные разговоры. На тему – на кой ляд они тут нужны и чем все это кончится. «Мы несем немецкую культуру!» - «Кто сказал, что война способствует распространению культуры? Наш фюрер?» - «Нет, Клаузевиц. Или Гнейзенау?» - «Но немецкий солдат…» - «Немецкий солдат не прошел испытания Россией! Вся западная культура тут летит ко всем чертям!» В общем, приходят к выводу, что русские прекрасно обходились без них, и обойдутся в дальнейшем.

И тут я должен признать, что да, действительно, немецкое нашествие стало первым массовым культурным контактом между нашими народами. Разумеется, вынужденным, разумеется, лучше бы его не было, но факт остается фактом – на короткое время «железный занавес» рухнул. Два народа впервые взглянули в лицо друг другу, и нельзя сказать, что впечатление было только благоприятным или наоборот, только отталкивающим. Хватало всего…
 
Нет, я не забыл, сколько преступлений совершили немцы. Сам недавно раскапывал место массового расстрела советских военнопленных. Все это я знаю. Но кроме взаимного истребления, были и простые, чисто человеческие контакты между немцами и жителями оккупированных территорий. И тут выяснялось, что далеко не все фрицы – сволочи. Понятно, что все они служили антирусской власти, но ведь и служить можно очень по-разному. Кто-то готов был всех «недочеловеков» извести, а кто-то помогал нашим людям, чем мог. У нас были разные люди, и у них тоже. Кстати, когда после войны в Европе провели опрос, кто из немецких оккупантов вел себя наиболее порядочно, 57% опрошенных ответили – фронтовые солдаты. Не думаю, что в России было по иному.

Будни оккупации

В оккупированном Острове, как и везде, пацаны выстраивались с мисками к немецким полевым кухням – и их повара жалели голодную русскую ребятню. Иные островичи жизнью обязаны немецким врачам, бесплатно лечившим их (это впоследствии приходилось скрывать – ведь бесплатная медицина могла быть только в СССР!)
 
Со многими немцами нормальное общение было вполне возможно. Им и самим было интересно с нашими людьми поговорить, узнать: что за жизнь тут, в «раю» рабочих и крестьян? Как ни крути, культурный обмен (к величайшему неудовольствию советского и германского руководства) шел.

И первое, что особенно бросалось в глаза нашим людям – это невероятная немецкая доверчивость, особенно на первых порах. Очень это казалось странным: великая нация, пол-Европы завоевали, а сами натуральные «лохи»! (говоря современным языком). Всему сказанному верят! Впоследствии, воюя и сидя в плену в России, они разобрались, что к чему, и стали не столь доверчивы.

Второе, что также вызывало удивление – их честность. В основном между собой, но отчасти и с нашими. Обещал фриц – значит исполнит. И плохое, и хорошее. (Понятно, что воззваниям их комендатуры было верить нельзя, но я же говорю о простом, неформальном общении). Это качество помогло приобрести им в России много друзей, ну и конечно, врагов. Об этом не принято вспоминать, но отступающие колонны немецких войск сопровождали колонны беженцев – не только прибалтов или украинцев, русских тоже было немало…

Задумали как-то фрицы для своего госпиталя клубникой обзавестись. Под руководством ихнего фельдфебеля, бывшего садовода, островские мужики вскопали длинную грядку, хорошо ее унавозили. Фриц собственноручно приступил к посадке клубники. Наши мужики стоят и усмехаются – мол, зря это делаешь, все будет разворовано. Это же клубника – до нее охочих всегда полно! Немец сперва не понял – у них в Германии такого отродясь не бывало. А когда ему растолковали, замотал головой: «Никс цап-царап, никс!» Тут же на торцах грядки были вкопаны две виселицы: мол, где поймаем воров – там повесим. И хоть бы одна ягодка пропала!

Вам не нравятся подобные примеры? Тогда приведу другой. Читал я воспоминания одной заслуженной немецкой коммунистки. Между прочим, много лет в лагерях отсидевшей. Только не в фашистских, а в сталинских. Она из Германии от Гитлера бежала, и угодила под раздачу у нас. Нет, она не потеряла веру в коммунизм и в товарища Сталина. Но порядки в СССР и у нее вызывали недоумение. Работала она с одной воровкой, рассказывала о жизни в Германии, о том, как там все честно и прилежно трудятся. Как у них в Германии молочники по утрам бутылки молока на крылечко дома ставят. Комментарий ее напарницы: «Во дураки, еду без присмотра оставляют!» По ее мнению, есть, пить и воровать – это первейшие человеческие потребности.

С тех пор прошло немало лет. Но вот что странно – по мнению россиян, западные люди все также невероятно доверчивы. И очень честны – по нашим, разумеется, меркам. Наверное, это оттого, что их никто так нагло, как нас, не обманывал.

Гитлеровский нацизм паразитировал на этих качествах немецкого народа. Высшие нацистские чиновники на оккупированных территориях (прозванные немецкими солдатами «золотыми фазанами» - за расцветку их мундиров) славились продажностью, лживостью и жестокостью. Уж они-то от «химеры совести» явно освободились.
 
И последний пример, показывающий разницу между нашим и западным мировоззрением. Западный фронт, 1944 год. За отступающими немецкими войсками гонятся американцы. «Я повернул дощечку дорожного указателя на перекрестке в другую сторону. На Западном фронте такое иногда получалось, на Восточном – никогда!» То есть американцы, как и немцы, были доверчивы. Но кто мог поверить дорожному указателю в России? Мы вообще крайне недоверчивы. «У меня на сарае … написано, а там дрова лежат!» (Интересно, что гитлеризм тоже потихоньку уничтожал честность и трудолюбие в немецком народе, прославляя паразитизм в отношении «низших рас»).

Происходит это оттого, что на Западе можно было жить только за счет труда, причем труда разумного. В самом деле, если крупных природных ресурсов нет, то и никакое хищничество по отношению к ним невозможно. (Голландия даже землю отвоевала у моря!) Там или все будут трудиться, вертеться, думать, или всем придет каюк. Проше говоря, все западные люди исторически чувствуют себя сидящими в одной лодке. И позволять ее сильно раскачивать – это форменное самоубийство. Даже для правящей элиты (спекулировать, повторю, нечем!). Советскому Союзу поневоле пришлось кормить «братские соцстраны» - просто потому, что наша экономическая модель у них могла привести только к голоду и одичанию (природные ресурсы не те!).

Вывод очевиден – капитализм невозможен без доверия и взаимной солидарности. В самом деле, никакой бизнес не может развиваться, если партнеры отличаются патологической лживостью и всегда готовы посадить друг друга «на бабки». Если любое шевеление нужно страховать кучей бумаг, то дело очень скоро разобьет паралич. В царской России это тоже отчасти понимали. Солидные коммерсанты доверяли друг другу. Купцы славились своим знаменитым «словом купеческим» (правда, оно распространялось только на купцов-староверов, прочих можно было обманывать как угодно). Только мало было таких, оттого и революция произошла.

«Народ безмолвствует…»

Современная Россия является одним из самых несправедливых государств в мире. Происходит это от того, что в данной экономической модели честность не нужна. Страна, живущая за счет распродажи природной ренты, нуждается в совершенно иных качествах. Капитализмом, возможно, зло, но он зло не абсолютное, а относительное. Он, в отличие от современной российской модели, допускает возможность корректировки.
 
Но ведь это означает, что современная Россия стоит от капитализма еще дальше, чем Советский Союз! (Уважаемые читатели, сколько на вашем предприятии было внедрено за последний год рацпредложений и изобретений? Понимаю, что сам вопрос смешон – кому это надо!)

Честная работа нынче явно убыточна, и потому страну захлестывает девятый вал самых гнусных бытовых преступлений. Мы просто не нужны друг другу, и потому каждый живет так, будто он один в доме и в городе. Огромная часть населения разучилась работать и при этом ненавидит гастрабайтеров – это уже диагноз…

Даже разумные инициативы правительства не найдут поддержки по причине полнейшего недоверия народа. Да, сейчас народ по инерции голосует «за», но он и пальцем не пошевелит, чтобы спасать нынешнюю власть в критической ситуации. Так было в 1917, в 1991 годах, так, вероятно, будет и впредь.

Спасти страну от неминуемых будущих катаклизмов может только народ, но он отличается редкостным недоверием ко всему на свете (в этом, кстати, разгадка нашей религиозности – когда нет веры царю земному, вся надежда на царя небесного!) А народ поверит власти и самому себе при одном условии – если почувствует связь между работой и зарплатой. (Для этого необходимо взять под контроль сырьевиков). Тогда и экономика заработает, и преступность пойдет на спад (воодушевленные граждане не позволят грабить и убивать себя). Но для этого надо научиться уважать свой труд. Уважение к соплеменнику в таком случае придет само собой. Только так мы сможем стать уважаемой европейской нацией. Только через свой труд и свою честность. Только тогда исчезнет антагонизм между Россией и Европой. Вопрос только – оно нашим верхам надо? 

Талгат ЕСЕНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий