Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Верховная радость II

Радость(Окончание. Начало в № 274). Что мы умеем делать лучше всего? Лучше всего мы умеем делать вид. Мы – деловые люди и отлично научились делать вид. Если правильно научиться делать вид, то можно не замечать самого главного. Самое главное часто очень болезненно… Если его не замечать, то это всё равно что принимать обезболивающее.

…Зимние каникулы – подходящее время для начала чего-то нового и художественного. В прошлом году в первые январские дни была написаны самые ключевые страницы романа «Пейзаж после молитвы», который позднее, в июле 2014 года, вышел в книге «Копи царя Салтана». В этом году начало получилось драматургическим. Название пьесы было подобрано самое простое из всех возможных: «Радость». Оно, конечно, не кассовое. Тем не менее, комедия называется «Радость».

Автор.

Радость

Последнее действие

Артём сидит совершенно один.

Артём. Что мы умеем делать лучше всего? Лучше всего мы умеем делать вид. Мы – деловые люди и отлично научились делать вид. Если правильно научиться делать вид, то можно не замечать самого главного. Самое главное часто очень болезненно… Если его не замечать, то это всё равно что принимать обезболивающее. Со мной так часто бывало. Меня долго учили делать вид. И я научился. Вместо того чтобы изучить иностранные языки, я научился делать вид.  И что вы думаете? Мне стало хорошо. Не то чтобы очень хорошо, но, в общем, нормально. Терпимо… Орёл, ты здесь?

Голос Орла. Что-то случилось?

Артём. А что, если я тебя буду звать «Терпимо»? Это – звучное имя. А самое главное – оно больше тебе подходит. Тер-пи-мо!

Орёл (ненадолго появляется). Мне кажется, оно больше подходит тебе (исчезает).

Артём. Возможно… Но ведь ты же тоже отлично умеешь делать вид?

Орёл (снова появляется). Делать вид? Да я это только и делаю всю жизнь. Могу дать тебе несколько дельных советов. Но ведь ты откажешься…

Артём. Откажусь. Вот если бы ты сказал, как мне разучиться делать вид, я был бы тебе благодарен.

Орёл. Очень просто. Сделай вид, что ты разучился делать вид. Привыкай.

Артём. Ты, конечно, хитёр. Но мне это не подходит. Если бы я вёл себя так, я бы до сих пор сидёл, прячась от Марты в своём собственном доме, и слушал бы её и Квасова. Я бы сошёл с ума.

Орёл. Я бы их отвлёк. Если бы ты тогда не выскочил, я бы что-нибудь придумал… Отсидеться, отлежаться… В этом тихая мудрость наших предков. Если бы твои предки так себя не вели, тебя бы не было. Некому было бы сейчас страдать фигнёй.

Артём (монотонно). Я поступил честно.

Орёл. Да, ты поступил глупо. Часто это одно и то же. Ты нарушил равновесие. И где теперь Марта? И где теперь Ада?

Артём встаёт и подходит к тому месту, где они с Адой прятались. Что-то вроде бельевой корзины. Открывает и закрывает.

Орёл. Опять проверяешь? Ну что? Ады там всё ещё нет? Подожди до завтра. Или до послезавтра… Знаешь что? Твоя честность выглядит глупо… Это уже не честность. Это… Это усталость. Да, усталость. Ты устал.

Артём. Конечно. Я просто устал. Устал притворяться. Делать вид. Я уже столько сделал, что мне делать вид нечего.

Орёл. Тебе делать нечего! Ты страдаешь от нечего делать!

Артём. Ты по-прежнему думаешь, что я не ходил в этом году на детские ёлки?

Орёл. Знаешь, я вообще об этом не думаю. Ходил, не ходил… Какая разница?

Артём (впервые улыбается). Я помню, как сам когда-то в детстве готовился к таким ёлкам. В первом классе у меня был костюм шахматного короля. Его сшила мне бабушка. Накидка была в форме шахматной доски. Из блёсток от шоколадок были вырезаны шахматные фигурки, наклеенные на чёрные клетки плаща. Я очень серьёзно готовился к этому новогоднему маскараду… Настоящие люди – это дети. А взрослые – это уже ненастоящие. Взрослые уже приспособились, научились делать вид. Настоящего в них… в нас немного.

Артём медленно надевает на правое плечо короткую детскую накидку шахматного короля, которую перед этим извлёк из шкафа.

Артём. Мне тогда казалось, что я могу выиграть. То есть мне не казалось, а я точно знал. Мне говорили, что если всё делать по-настоящему, то, в конце концов, победа неизбежна. В первом классе таким словам веришь.

Орёл. Ты куда дел маску Птицы Радость? Она подошла бы тебе лучше, чем этот плащ шахматного короля. Или ты хочешь впасть в детство? Не старайся, всё равно у тебя ничего не получится. Ты уже вырос. Ты в нём не поместишься. Детство тебе мало. Оно уже не твоё. Оставь его другим… Хорошо, ты решил, что больше не будешь притворяться. Но тогда зачем ты выкопал и напялил на себя эту тряпку? Ты просто стал притворяться по-другому. Ты это понимаешь?

Артём. Я всего лишь вспомнил то, о чём давно забыл. В чём здесь притворство?

Орёл. Твоя бабушка, которая шила тебе костюм шахматного короля, в то время была уже взрослой?

Артём. Ну, конечно. Ей тогда было лет шестьдесят.

Орёл. Шестьдесят? В таком случае, этот костюм - ненастоящий, потому что, согласно твоей теории, настоящие люди – это дети, а взрослые – это уже ненастоящие. Значит, всё, что они делают – такая же подделка. Только не говори, что твоя бабушка была единственным исключением. И вообще, дети отлично умеют притворяться. Не хуже взрослых. Я своих родителей в детстве обманывал только так... Сейчас бы я так не смог – фантазии не хватило бы… Вот придёт Квасов – он тебе мозги вправит.

Артём. Откуда ты знаешь, что придёт?

Орёл. Я видел его машину в окно.

Появляется Квасов. Стряхивает с ботинок снег.

Квасов (истерично). Ну что, довольны?

Орёл (передразнивая). «Ну что, довольны?» Именно такими словами принято приветствовать дорогих гостей у жителей болгарского города Радомир.

Артём. Что, правда?

Орёл. Откуда я знаю? Я просто предположил.

Квасов. Вижу, я не зря пришёл. В вас нет ничего святого. Вы привыкли издеваться над всем, что увидите. Такие как вы хотят принизить всё, что есть вокруг. Втоптать в грязь.

Артём. Значит, в вас, Квасов, в отличие от таких как я, святое есть? Если это так, то я рад за вас. Но вы можете мне его показать? Святое. По знакомству. Я хочу видеть хоть что-нибудь святое.

Квасов. Как я тебе его покажу?

Артём. Если вы сейчас уберётесь отсюда, я подумаю, что в вас есть что-то святое.

Квасов (брезгливо). Какая мерзость…

Орёл (передразнивая). «Какая мерзость»! Именно такими словами принято прощаться с дорогими гостями у жителей болгарского города Радомир.

Квасов. Ваш смех – отвратителен! Ваш смех - внутренний враг. Вы плевали и плюёте на всё героическое! Вы всё время выискиваете смешное. Вы всё превращаете в карикатуру. Героическая судьба для вас – пустой звук!

Артём. Героическая судьба? Это вы о чём, Квасов? Может быть, это вы у нас герой? Когда вы Аду по пятницам кофемолкой или гладильной доской били – это вы подвиги совершали?

Квасов (важно). Это было наше личное дело. Но зато я не крал у тебя твою жену. А ты мою – крал!

Артём. Когда я встретил её первый раз – у неё был сломан нос. И вы знаете – кто его сломал. И знаете – чем. Цветочной вазой!.. Герой…

Квасов (упрямо). Это - наше личное дело. У нас всё было по закону. Мы официально зарегистрированы. А ты влез в нашу жизнь своими грязными лапами.

Артём. Квасов, вы пришли мне это сказать? Стоило ли ездить через весь город, тратить бензин?

Квасов (решительно). Я пришёл взять своё.

Артём. Своё? Интересно. Если вы пришли за Адой, то её здесь нет.

Квасов. Да, её здесь нет. Но ты разрушил мою семью… Такие вещи уважающие себя люди просто так не прощают.

Артём. Вы, Квасов, как понял, себя уважаете?.. Я так и подумал. Очень хорошо. Так что же я вам должен? Извинения?

Квасов. Первым делом, я хочу, чтобы ты заглох. Заткнулся. Для начала. Но материальная компенсация за моральный ущерб мне тоже нужна.

Артём (восхищённо). Ты слышал, Орёл?! Он хочет, чтобы я компенсировал ему моральный ущерб! Красавец!

Орёл (задумчиво). Красавец… В болгарском городе Радомир всегда говорят «красавец» перед тем, как спустить дорогого гостя с лестницы. Артём, тебе помочь?

Артём. Орёл, ты что - хочешь разделить со мной удовольствие? Боюсь, оно не делится напополам.

Квасов (угрожающе). Не подходите!

Артём. А что такое? Наш герой боится вступать в соприкосновение? Смотрите, у меня нет в руках даже гладильной доски. Только не говорите, что бить вас – это не патриотично.

Квасов (жадно хватаясь за слово). Да, не патриотично! Это не патриотично!..

Начинается короткая, но шумная возня. Она заканчивается тем, что Квасов исчезает. Ритмичный шум с лестницы подсказывает, что Квасов сейчас занят важным делом – считает ступени в подъезде.

Орёл (прислушиваясь). Семь, восемь, девять, десять… Какой-то странный пустой звук…

Артём (деловито усаживаясь). Это у него внутри гремит внутренний враг.

Орёл. Как бы он им не подавился.

Артём. Не волнуйся, не подавится. Ты знаешь, странное какое-то чувство. Врезал Квасову несколько раз – и сразу легче стало.

Орёл. На тебя снизошла радость?

Артём. Не хотелось бы так говорить, но похоже на то… Но это же та самая ядовитая радость?

Медленно подходит к корзине для белья, заглядывает в неё и заметно мрачнеет.

Орёл. Неужели, Ады там по-прежнему нет?

Артём. Представь себе – нет. (Уходит).

Появляется Марта. Стряхивает снег.

Марта. Дорогой, это ты?

Орёл. Этого ещё не хватало… Нет, это не я!

Марта. А, это ты, Орёл… Видишь, я решила вернуться.

Орёл. Говорили, что ты ушла в монастырь.

Марта. Да, ушла. Я молилась там день и ночь.

Орёл. Ты провела там целый день?

Марта. Я же говорю: день и ночь. То есть полдня. В монастыре я поняла, как я его люблю.

Орёл. Бога?

Марта (раздражённо). Причём здесь Бог? Артёма. Я его простила, и мне стало легче. Мне стало радостно…

Орёл. А-а… Я думал, что это на тебя Евангелие так повлияло, и на тебя снизошла радостная весть… Ты случайно не знаешь: что радостного в радостной вести?

Марта. Знаю. Радость во всепрощении. Я не хочу вспоминать о том, сколько мук мне причинил Артём… Если бы только знал, сколько мук! (начинает заводиться). Если бы ты знал! Думаешь, он предал только меня? Он предал нас всех!

Орёл (подозрительно). Но ты его простила?

Марта. Простила?!.. Ах, да… Конечно, простила. Я обязана была простить предательство! Иначе бы это была не я (ломает что-нибудь от ярости: карандаш и т.п.).

Орёл. Понятно. Ты сгоняла в монастырь и пришла к просветлению. К Верховной Радости.

Марта. Только в этом нет ничего смешного.

Орёл (стараясь выглядеть серьёзно). Да разве я смеюсь?

Марта. Если бы ты знал, как я мучилась… Он опозорил меня… Он поступил трусливо, когда сказал при всех, что не любит меня!

Орёл. Ты уверена, что его простила?

Марта (сердито). Кого?

Орёл. Артёма.

Марта. Конечно. Он опозорил меня, но я его простила.

Орёл (подходит поближе). Когда ты кого-нибудь прощаешь – тебе не хочется выцарапать глаза?

Марта (задумываясь). Нет… Да… Нет…

Орёл. Я так и думал (напевает). «Спешит моя радость.
 Бежит моя радость на шаг впереди.
 Тропою безвестной, над синею бездной
 Зовёт - догони!»

Марта (не без радости). Если бы я его тогда догнала, то я бы его прибила.

Входит Артём.

Артём. Что это значит?

Марта. Я обязана была простить предательство!

Артём. Предатель – это я?

Марта. А кто же?

Артём. Скажи – что тебе надо? Мы же обо всём договорились. Тебе – дом, мне – квартира.

Марта (с трудом скрывая злость). Я тебя простила!

Артём (вздыхает). Я вижу… Орёл, я беру свои слова обратно. Мы не все умеем делать вид… Марта – не умеет. Она всё время переигрывает… Марта, во-первых, ты меня не простила. Во-вторых, прости, но я тебя не люблю. По-моему, этого достаточно, чтобы расстаться навсегда. Неужели так сложно расстаться навсегда?

Марта. Я не умею и не хочу расставаться навсегда.

Артём. Да… Ты ничего не умеешь делать навсегда. Ни любить, ни расставаться. Марта, ты лучше меня никогда не прощай, но оставь в покое. Меня это устраивает. Сделай хоть что-нибудь по-настоящему, навсегда.

Марта. Ты ещё об этом пожалеешь! (Медленно уходит).

Орёл (деловито). По данным статистики, 95 % тех, кто не является инициатором развода, при расставании говорят: «Ты ещё об этом пожалеешь!». Но жалеют об этом только 60 %.

Артём. Спасибо за поддержку. Так и быть, я не буду звать тебя «Терпимо».

Орёл. Этого для полного счастья недостаточно (уходит).

Артём (снова достаёт шахматную плащ-накидку). Она такая маленькая, что в шахматы на ней не поиграешь (вертит плащ в руках)… Моя бабушка любила приговаривать: «Богатому старость, а убогому радость». Я тогда не мог понять эту пословицу. Я и сейчас её до конца не понимаю. Почему богатому – старость? Почему убогому – радость? Что за странное противопоставление? Нет, мне, конечно, объясняли, - радость это не то, о чём я подумал и что апостол Павел говорил: «Сам Господь велит радоваться и веселиться перед лицом гонений». Когда я стал  старше, мне объясняли, что радость стоит на втором месте после любви. А я удивлялся: почему на втором? Я хочу, чтобы на первом. И вообще, почему любовь и радость – отдельно? Им нечего делить. Разве это не одно и то же? А бабушка мне отвечала словами дедушки. Дедушки Крылова: «От радости в зобу дыханье спёрло». И подмигивала… А я думал: «Ничего себе – дожили. Даже дыхание спёрли. Ничего святого в людях не осталось. Хотя бы дыхание оставили… Но его спёрли! Без дыхания нет жизни. Радость – это отсутствие уныния. Не упадок, а возвышение. Упал, но поднялся. Взлетел. Я не хочу жить в унылом месте. Не важно – перед чьим лицом. Тем более перед лицом гонений… Я просто люблю радость.

Артём осторожно подходит бельевой корзине. Долго на неё смотрит, не решаясь открыть. Наконец, медленно открывает и застывает. Из корзины появляется Ада.

Артём. Как это может быть?

Ада. Не пугайся.

Артём. Как это может быть?!

Ада. Этого быть не может, но я здесь.

Артём. Ущипни меня.

Ада (кокетливо). Нет, лучше уж ты меня ущипни. Ты это умеешь.

На заднем плане появляются и начинают кружиться в танце Марта и Квасов, случайно наступая на маску Птицы Радость. Там же сидит Орёл.

Орёл (довольно грустно). Я вне себя от радости.

15.01. 2015 г.

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий

Be7kLpVtQ | rab650o6@gmail.com | 03:19 - 12.02.2017
Stay inrevmatifo, San Diego, yeah boy! http://jpzhpnjerjj.com [url=http://zgroawj.com]zgroawj[/url] [link=http://ufnzkdaz.com]ufnzkdaz[/link]
z4ddraCTRTC | f8mwnbz7ma@mail.com | 19:49 - 11.02.2017
You make thgnis so clear. Thanks for taking the time!
oKVSOp6Lk3 | bnrw24up@yahoo.com | 07:44 - 09.02.2017
That's an inventive answer to an inrtiesetng question