Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Книжный архив. Пратчетт

Пратчетт(Продолжение. Начало в №№ 221-255, 258-274). Мы продолжаем вспоминать рубрику «Одна книга – два мнения», существовавшую в «Городской газете» в 2006 – 2009 годах. Каждые две недели в газете появлялись две рецензии двух авторов на одну книгу. Первую неделю книгу читал один человек, вторую неделю – другой. Потом они записывали свои впечатления, и всё версталось в одну колонку.

После книг Алексея Иванова, Евгения Гришковца, Виктора Пелевина, Захара Прилепина, Виктора Ерофеева, Бориса Акунина, Ильи Стогова, Дмитрия Быкова, Михаила Веллера, Сергея Минаева, Александра Гениса, Леонида Юзефовича, Андрея Куркова, Ильи Бояшова, Андрея Геласимова, Павла Санаева, Германа Садулаева, Дины Рубинной, Кати Метелицы, Дмитрия Коваленина, Сергея Кузнецова, Андрея Мухина, Эфраима Севелы, Андрея Остальского, Андрея Рубанова, Олега Зайончовского, Арсена Ревазова, Валерия Зеленогорского, Вуди Аллена, Карлоса Фуэнтеса, Ника Хорнби, Эрленда Лу, Бернара Вербера, Трумена Капоте, Стива Мартина, Дидье ван Ковелера, Эрика-Эмманюэля Шмита и Пола Боулза мы вспоминаем книгу Терри Пратчетта.

Одна книга – два мнения

«Городская газета», № 38 (218), 30.09 -06.10. 2008 г.

Пратчетт Т., Правда: Роман / пер. Н. Бердникова, А. Жикаренцева. – М.: Эксмо; СПб.: Домино, 2008. – 512 с.

I. Принято считать, что Терри Пратчетт – автор очень смешных книг. Издатели на обложке так и написали: «Неужели человек может написать СТОЛЬКО книг? И чтобы было ОЧЕНЬ смешно?» На это можно ответить просто: «Нет, нельзя». Этот ответ всё равно ничего не изменит. Г-н Пратчетт всё равно останется самым-самым. Его книги будут по-прежнему сметаться с прилавков. В том числе и с прилавков российских магазинов.

Когда-то Терри Пратчетт придумал Плоский мир, и скользит по этой плоскости много лет. Его сатирические фэнтези принято считать чем-то вроде вершин. Но дело в том, что Плоский мир потому и плоский, что в нем нет никаких вершин. Точно так же, как нет и глубин. Единственная вершина – сам Пратчетт. Он-то определенно выше всех своих гномов, выше вампира-иконографа, выше некоего Себя-Режу-Без-Ножа, выше Коэна-варвара…

Настало время сказать о романе «Правда» всю правду. Ничего скучнее я не читал давно. Семён Бабаевский в сто раз смешнее. Романы первого секретаря ЦК КПСС Узбекистана Шарафа Рашидова, в таком случае, – просто шедевры.

Автор «Правды» не устает играть словами, постоянно перемигивается с читателями, исправно тащит все сюжетные линии, жонглирует говорящими фамилиями… А читать это невозможно. Или точнее, все читают. Но только не я.

И всё-таки, в некотором смысле, «Правда» - это идеальный роман. В нём вы можете прочесть всё, что вы хотите. Но для этого у вас должен быть соответствующий настрой. Солидный читательский опыт. Читатель должен быть не из пугливых. Он должен заранее внушить себе, что свои кровные деньги он потратил не зря и честно нахохотать на сумму, которую он заплатил в кассе.

Алексей ВЛАДИМИРОВ

II. Наверное, я чего-то не понимаю и уже никогда не пойму, но хвалёного Терри Пратчетта, английского писателя № 1, я читать не смог. Буквально: физически. С трудом осилил несколько десятков страниц и интеллектуально выдохся. Поэтому придётся выступить в легендарном жанре: «Не читал, но скажу». Ну, не то чтобы совсем уж не читал. Однако и чтением этот насильственный процесс назвать тоже нельзя.

(Вот сейчас поставил точку и осознал, что примерно в таком стиле и преподносится это чтиво – недавно переведённый и выпущенный в свет роман Пратчетта «Правда». То есть много букв, смысл которых для простого смртного недостижим). Обещанного юмора под обложкой тоже не оказалось. Единственное, что успел схватить с гладкой, как бы пластмассовой, поверхности, населённой сонмом разнообразных монстров: сказочная проза Пратчетта – это либо какая-то ну очень глубокомысленная пародия на фэнтази, либо вполне себе самодостаточный мир, на котором повернулась не одна сотня читателей.

Увы, для сознания рецензента хитросплетения этого мира остались недоступны.

Подходя к тексту чисто рационалистически, можно добавить, что в «Правде» предмет пратчеттовых инвектив и преображений не что иное как пресса. Вокруг издания волшебных газет всё и закручивается. Причём, в какой-то момент вдруг начинаешь чувствовать, что, как и Пратчетт, ты сам страдаешь болезнью Альцгеймера (дегенеративное заболевание головного мозга, проявляющееся в прогрессивном снижении интеллекта). Грех так выражаться, но знакомство с текстом наводит на мысль, что роман уже в 2000 году был обязан своим рождением исключительно умственной болезни автора.

Кто они такие, читатели Пратчетта? Предположу, что люди, так и не изжившие своего инфантилизма и насущно нуждающиеся в придуманном мире. И чем бредовей этот мир, тем он легче усваивается. Пратчетт – это отдых от здравого смысла и посюсторонних проблем.

 

Боря БУГАЕВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий