Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Фокус. Часть ХХХIII

Фокус № 1(Продолжение. Начало в № 259-292). Несколько лет я не смотрел фильмов Джо Карлуччи. Вздрагивал только от одних названий. Как будто это были фильмы Михалкова. Карлуччи никак не сочетался с вошедшим у меня в моду беспамятством. Надежды на цинизм тоже не оправдались. Цинизма и у Карлуччи в избытке. А что толку? Чёрный юмор способен вызывать романтические воспоминания ни чуть не хуже всего остального.

Настало время опубликовать в электронном виде ещё одну книгу – «Фокус №1». Роман написан в 2003 году, и тогда же его прочли в «узких кругах». В 2008 году текст участвовал в одном всероссийском конкурсе, но даже не вошёл в лонг-лист, и с тех пор я к нему не притрагивался и не перечитывал. Но 15 сентября 2014 года я случайно открыл не тот файл, и на мониторе открылся «Фокус №1». И почти сразу же я решил, что пора книгу опубликовать хотя бы в «Городской среде». Ничего страшного, если его прочтут ещё три человека.

Алексей Семёнов
                                                   Фокус № 1

Несколько лет я не смотрел фильмов Джо Карлуччи. Вздрагивал только от одних названий. Как будто это были фильмы Михалкова. Карлуччи никак не сочетался с вошедшим у меня в моду беспамятством. Надежды на цинизм тоже не оправдались. Цинизма и у Карлуччи в избытке. А что толку? Чёрный юмор способен вызывать романтические воспоминания ни чуть не хуже всего остального. Памяти все равно - за что цепляться. В итоге я смирился. Решил: специально искать ничего не буду, но если что-нибудь «от Карлуччи» подвернется - так и быть, придется смотреть.

Наверное, целый год ничего не подворачивалось. И вот однажды у Карла Маркса на полке я заметил диск. Название фильма перевели как "Спертый перстень". Фамилия режиссера не была указана. Но я как-то сразу догадался, что это Карлуччи. Хотя ничего о фильме не слышал.

Так и оказалось. Джо Карлуччи. Причем, вещь прошлого, 2009 года.

Действие происходит где-то в южных штатах. Старомодные устои, почти патриархальный быт. Даже интернет не в каждом доме.

Но вот в городок приезжает бывший баскетболист. Спортивная карьера в прошлом. Как и жена. Нашел где прятаться от депрессии.

С его-то ростом в таком маленьком городке от депрессии не укрыться.

Депрессию зовут Луиза. Бывшие жены часто носят подобные имена - Луиза, Мэри, Кэтрин... Значительно реже попадаются Фульвии и Руфиллы. Это должно настораживать. Но почему-то не настораживает.

Луиза просит о встрече. Бывшие супруги встречаются в единствен¬ном приличном местном ресторане. Обстановка там примечательная. Напоминает скорее фильмы не Карлуччи, а Дэвида Линча времен расцвета. Тягучая музыка. Ненавязчивая мистика. Все, включая скворца в клетке, понимают, что сейчас что-то произойдет. Похожим образом животные и птицы реагируют на надвигающееся землетрясение.

В ресторане неожиданно гаснет свет. Начинается какая-то возня в темноте. Когда свет включают - обнаруживается, что у баскетболиста с руки сорвали перстень победителя Лиги. Бывшей жены рядом нет.

Депрессия сменяется яростью. Зачем Луизе понадобился перстень? Но узнать об этом затруднительно. Пока баскетболист мечется по округе - Луизу находят. Никуда она не сбегала. Она просто лежала под столом в ресторане с перерезанным горлом. Перстня при ней нет. Зато есть нож с отпечатками пальцев баскетболиста. Эта находка очень интересует полицию. Настолько, что они решают с баскетболистом позна¬комиться поближе, надевают на него наручники и привозят к себе. И что самое главное - не торопятся выпускать. Но тут за него неизвестно кто пытается внести залог. Причем, наличными. Все номера купюр числятся в розыске. Деньги украдены в банке того города, из которого приехал баскетболист. Упаси вас от такого залога.

После этого у полиции не остается сомнений - к ним в руки попал опасный преступник.

Зрители, сочувствующие баскетболисту, уверены - все ловко подстроено. Но где раздобыть доказательства?

Происходящее на экране трудно назвать детективом. Слишком много внимания уделяется мелочам, не имеющим к расследованию ни малейшего отношения. Лепет скворца, аллергия на порох у полицейского, индеец-полиглот из числа сокамерников...

А баскетболисту тем временем грозит электрический стул. Как гласит американская мудрость: трудно усидеть на двух стульях сразу, особенно, если один из них - электрический.

С каждой минутой напряжение в фильме нарастает. Искушенный зритель ждет знаменитых погонь Карлуччи. А их все нет. Забегая вперед - скажу, что и не будет. Этим режиссер потряс всех. Как я потом прочитал - отсутствие погонь у Джо Карлуччи послужило поводом для того, чтобы на фестивале в Палермо присудить фильму награду за "Лучший каскадерский трюк". Сработал эффект неожиданности.

Совершенно непонятно, зачем кому-то понадобилось подставлять баскетболиста. Подозревать вроде бы некого. Подозрительнее всех ведет себя говорящий скворец. Но у него алиби.

Зацепок несколько. Бывшая жена, перстень, залог... Что понадо¬билось Луизе в захолустном южном городке? Умереть великолепно можно и в Нью-Йорке. Там даже сподручнее. Возможно, она знала что-то важное и хотела сообщить бывшему мужу. Но в последний момент ей не дали. А для того, чтобы направить полицию по ложному следу - потре¬бовался баскетболист, фигура для такого дела - идеальная.

На следствие надежды никакой. Им уже все ясно. Одна надежда на адвоката. Он человек почтенный, со связями, баскетболиста знает с детства. Так сказать, адвокат семьи. Но, несмотря на все его стара¬ния, ему ничего не удается сделать. Впереди уже довольно ярко светит электрический стул. Огни его довольно неприятны.

Выручает индеец-полиглот, бывший сокамерник. Индейская община вносит за него залог. Он выходит на свободу, а заодно и на след убийцы. Им оказывается почтенный адвокат семьи, стремящейся завла¬деть наследством. Он как человек опытный подстроил все что надо. Бывшей жене баскетболиста помог оформить завещание таким образом, что при определенных обстоятельствах наследником становился он. Обстоятельства эти он определил сам, одним движением ножа устранив двух конкурентов. Луиза так и не успела рассказать бывшему мужу о том, что их адвокат ведет себя очень странно. Я бы сказал: защитник перешел в нападение.

Адвокат, казалось бы, учел все, кроме того, что община найдет деньги для индейца. Кстати, перстень был снят с руки баскетболиста для того, чтобы баскетболист заподозрил Луизу в краже и бросился за ней. И навлек на себя лишние подозрения.

Между тем, баскетболиста уже сажают на электрический стул. Ему неуютно. Последние слова прощания своему адвокату, об истинной роли которого, кроме индейца, еще никто не знает. Адвокат со слезами на глазах советует крепиться...

Смерть неизбежна. Если бы не индеец, который находит единствен¬но возможный способ приостановить казнь. Он устраивает аварию на электростанции и обесточивает весь южный штат. И подбрасывает поли¬ции добытые доказательства невиновности баскетболиста.

Но в тюрьме есть автономный генератор - как раз на случай непред¬виденных обстоятельств.

Между прочим, авария на электростанции не проходит бесследно для жителей штата. Больная старушка застревает в лифте, авария в тоннеле... Есть жертвы.

Короче говоря, индейцу-уголовнику надо бы заниматься своим делом, то есть сидеть в тюрьме, а не вести следствие. Слишком дорого обходится попытка спасти одного неудачника.

Кстати, из финальных кадров не ясно - казнили ли баскетболиста. Думай что хочешь. Если вообще есть желание думать.

После просмотра фильма я никак не мог определить - понравился ли он мне или нет? Вроде бы разочарования не было. Но и восторга тоже. Карлуччи, конечно, снимать не разучился. Это ясно. Однако его чувство юмора ушло куда-то в сторону. Скорее всего, он сознатель¬но его туда увел. Захотелось поэкспериментировать. На освободившем¬ся месте появились мелодраматизм и еще что-то, трудно определимое. И, кроме того, совершенно очевидно, что на фильм угрохали приличные деньги. Обычно режиссер довольствовался малым. Это-то в Карлуччи и настораживает. Эксперименты меня давно не увлекают. Я выбрал однообразие. Меня незаметно укачало. Я сам себе изо дня в день под нос пою колыбельную. И ничего плохого в этом не вижу. Имею в распо¬ряжении контрольный пакет: жена, дочка, собака. Дочку зовут Ольга, в честь парикмахерской "Ольга". Вижу всех каждый день. Мы великолеп¬но научились усыплять бдительность друг друга. Особенно преуспела в этом Руфь, собака. Но от Арины я еще не отошел окончательно. В свое время, так сказать, слишком сильно на ней сфокусировался. На несколько лет вперед удивил себя. И вот расхлебываюсь. Смакую каждый глоток. Трудно отбить вкус к хорошему. Легко жить воспомина¬ниями. Точнее, не так сложно приспособить воспоминания под современ¬ные нужды. И запускать в них руку, как в банку варенья. Иногда прятать от детей. Временами от себя. Так, по-моему, поступил и мой отец, когда спрятал свой дневник. Я тогда эту банку варенья нашел. Варенье оказалось приторным, но, в целом, съедобным. Сил отказаться от добавки хватит. Но первоначальная порция не пропадет.

Продолжение следует

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий