Заход солнца. Часть II

Константинов и Фещенко(Начало в №23) Очередное заседание по делу Дениса Фещенко, подозреваемого в «осквернении надмогильных сооружений», началось с запозданием. Участники процесса и его наблюдатели стояли в тесном коридоре и ждали, когда появится судья. Но прежде появилась совсем другая женщина, оказавшаяся одной из потерпевших. Она громко возмущалась тем, что ее побеспокоили повесткой в суд (позднее выяснится, что у этой пожилой женщины на Мироносицком кладбище похоронены мать, брат и муж).

Потерпевшая (у г-жи П-й на одной из могил разбили крест) все никак не успокаивалась и продолжала возмущаться тем, что ее оторвали от каких-то более важных дел. Тогда стоящие рядом с ней люди намекнули, что если не ходить в суд, то преступников не накажут. Из дальнейшего разговора стало понятно, что потерпевшая не против того, чтобы осквернителя могил повесили на площади Ленина. Но это, по-видимому, должно случиться само собой, по воле Небес. Смысла своего участия в судебном процессе она не видела.

Для того чтобы прекратить постоянное надругательство над памятниками - вовсе не обязательно устраивать публичные казни. Для этого достаточно соблюдать закон и служебные обязанности: вовремя выезжать на место происшествия, правильно фиксировать повреждения, проводить освидетельствование…  А потерпевшим надо всего лишь не стесняться и добиваться справедливого наказания.

Разумеется, все это сделать не так просто, как кажется. Кое с кем из пострадавших удастся договориться «по-хорошему». Кто получит в свой адрес угрозы. Но если от претензий отказались бы все потерпевшие, защита одержала бы первую победу.

Как показали три заседания, прошедшие в августе-сентябре, больше половины потерпевших по делу Фещенко проявили упорство и сделали все зависящее, чтобы суд состоялся. Свидетели тоже оказались несговорчивые.

От этого процесса отчасти зависит – будет ли продолжаться осквернение Мироносицкого кладбища. Это кладбище в центре города пользуется недоброй славой. На могилах приносят в жертву животных, разбивают кресты, стреляют по памятникам из травматического оружия…  Когда ходишь по Мироносицкому кладбищу, то, временами натыкаешься на сломанные кресты на могилах. Наверное, их сломали два, три, десять лет назад… Иногда здесь даже кого-нибудь задерживают. Но мало кого удается наказать.

На заседании 22 сентября в качестве свидетеля выступил начальник следственного управления при УВД города Пскова Евгений Никифоров. После задержания Фещенко он лично отобрал у него милицейское удостоверение. В тот день 8 мая 2009 года Никифоров был ответственным по УВД города Пскова. О происшествии, по его словам, он узнал после 23.00 (и это довольно странно, потому что первый звонок в милицию был сделан примерно в 21.40-21.50).

«Что ты тут делаешь?» - спросил Евгений Никифоров Дениса Фещенко, когда приехал на кладбище. «Проходил мимо…» - ответил задержанный.

Начальник следственного управления на суде заявил: «Со стопроцентной уверенностью могу сказать, что Фещенко был пьян... И это было не 0,5, не 0,7, а явно больше». «Запах алкоголя чувствовался на большом расстоянии», - продолжил давать показания свидетель. Чуть позднее он скажет: «Со стопроцентной уверенностью сказать, что Фещенко был пьян – я не могу».

Пожалуй, столь опытный сотрудник правоохранительных органов (начальник следственного управления города) мог бы выражаться и определеннее, а то стопроцентной уверенности оказывается недостаточно, чтобы установить факт.

Милиционер группы задержания Дмитрий Никонов тоже рассказал о том, что Фещенко и второй задержанный – Алексей Константинов, были пьяны. Это он установил «по внешним признакам: замедленным движениям, маханиям руками…» Чувствовался «серьезный запах алкоголя».

Напарник Никонова прапорщик Касьянов свидетельствовал о «запахе изо рта» и о том, что задержанный следователь Фещенко «вел себя неадекватно». Кроме того, Касьянов обратил внимание на то, что «на руке у Фещенко была ссадина» и «брюки были в песке».

О грязной одежде задержанного упоминал и Никонов. Он даже вспомнил разговор с Фещенко. Никонов, глядя на грязную куртку, тогда спросил Дениса Фещенко: «Что же ты, сотрудник милиции, и так выглядишь?»

Евгений Никифоров в суде выразился так: «Опять могу ошибаться, но что-то было на руках». По всей видимости, он имел в виду не наручники, а ссадины на руках Фещенко.

Но контраргументы подсудимого были не менее серьезные. В деле есть результаты осмотра и акт освидетельствования. Если верить им, то одежда на Фещенко была чиста, никаких ссадин на руках не обнаружено, и вел он себя адекватно.

То есть вырисовывается такая картина: многочисленные наблюдения, сделанные сразу же после задержания, никаким образом не задокументированы. У некоторых наблюдателей, присутствующих на суде, это вызвало подозрение, что задержание не случайно оформлялось ненадлежащим образом. Эти сомнения подкреплялись и информацией о предыдущих деяниях подсудимого.

В ходе процесса упоминались некоторые действия Фещенко, которые, по идее, не позволяли ему проходить службу в милиции. Однако дело ограничивалось только переводом на другое место работы. Кое-что было «широко известно в узких кругах», а что-то вообще не удостаивалось служебной проверки.

Возможно, когда-нибудь в СМИ появится рассказ о том, что же происходило в Пыталовском РУВД и Запсковском ОВД в то время, когда там проходил службу Денис Фещенко. Было бы неплохо узнать и подробности того, кто и по какой причине помог перевести провинившегося милиционера в Псковский район. Но сейчас еще раз следует обратить внимание на другое - на то, что сам по себе случай со следователем, которого подозревают в осквернении могил, - все-таки уникальный. Биография подсудимого такова, что мало кто удивился, что именно его заподозрили в надругательстве. Однако есть в деле свидетельства совершенно неуникальные и даже обыденные. И главное из них то, что патрульно-постовая служба не спешила на место преступления. Свидетелям пришлось изощряться, чтобы донести информацию до правоохранительных органов. И это уже можно назвать «системным сбоем».

В суде говорилось и том, что заявление от одной из потерпевших тоже первоначально не хотели брать (нет заявлений – нет преступления?) Все это тем более не единичный случай.

Видимо, независимо от того, чем закончится судебный процесс, некоторые важные вещи мы узнаем уже в ближайшее время. Общественность имеет право знать, когда же 8 мая в наших краях заходит солнце. Именно это в судебном порядке сейчас пытается установить подсудимый. Если обнаружится, что в 21.40 в Пскове стояла полная непроглядная тьма и свидетель обознался, то все разрушения можно будет списать на привидение.

 Фото: Алексей СЕМЁНОВ. На фото Алексей Константинов и Денис Фещенко

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий