Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Тень всех живых. ХVII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 298-311). Рябинину хотелось вернуться домой попозже - слишком уж хорош был сегодня вечер. Невероятно красивый, какой-то безумный закат. Пахнущий яблочным и сливовым вареньем ветер. Причем про ветер - не преувеличение. Просто во многих домах вовсю варили варенье, и оставалось только любезно разнести и перемешать все эти запахи.

Эта книга написана очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах – в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, гдё я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется – «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть – события накануне Октябрьской революции. 2 часть – Гражданская война, 1919 год. 3 часть – конец НЭПа, 1926 год. 4 часть – коллективизация. 5 часть – лето 1935 года, Ленинград. 6 часть – весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

18

Рябинину хотелось вернуться домой попозже - слишком уж хорош был сегодня вечер. Невероятно красивый, какой-то безумный закат. Пахнущий яблочным и сливовым вареньем ветер. Причем про ветер - не преувеличение. Просто во многих домах вовсю варили варенье, и оставалось только любезно разнести и перемешать все эти запахи. И разумеется - полное ощущение покоя, который не только здесь, но и на всей земле. Ради этого, наверно, Глеб сюда и приехал. Кошмары последних дней позади. С него хватит. Он сполна испытал все что можно.
Но как ни хотелось Глебу вернуться попозже, он не мог забыть про свою тетушку, больше беспокоить ее он не смел. И без того она вся измучилась. Придти вовремя домой - вот то немногое, что мог он сделать почти безболезненно.

Ужин Анастасия Федотовна приготовила под стать всему, что Глеб видел, слышал и чувствовал в этот вечер. И это тоже подействовало на него умиротворяюще. А напоследок было то самое яблоч¬ное и вишневое варенье к чаю. После трех чашек тетушка и племян¬ник еще немного поговорили о пустяках и разошлись по своим комнатам.

Глеб уже намеревался лечь в кровать, но тут обнаружил, что Вальтер Скотт /"Граф Роберт Парижский"/ прочитан и ничего другого под рукой нет. Зато в той злосчастной комнате, где обитал когда-то жилец, Глеб, кажется, видел кое-что интересное. Более того - нечитанное в детстве.

Недолго думая, он направился за книгой и когда, осветив лампой нужную дверь, беззаботно отворил ее, то увидел очертания какой-то фигуры. Это было так неожиданно, что Рябинин чуть не выронил лампу.

За секунду в голове пронеслось много всего. Подумалось, напри¬мер, что все это ему мерещится и надо только быстренько сморгнуть наваждение. Но наваждение не исчезло, а наоборот - фигура дерну¬лась, наткнувшись на препятствие. Раздался грохот и нечто, похожее на ругательство. Что могло означать лишь одно - Рябинину это не мерещится. И вот тогда на него обрушился страх. Страх просто рухнул на него, как если бы на плечи неожиданно прыгнуло какое-то тяжелое липкое существо. Он бы отпрянул в сторону - да только ноги не спешили его слушаться. Но уже в следующую секунду Рябинин лучше разглядел того, кто его так напугал. Дрожащий свет лампы выхватил, можно сказать - выцарапал у темноты ту ее часть, где находился незнакомец, коренастый мужчина с толстой шеей, двурукий /подумал Глеб/ и с залысинами на голове.

Не успел Рябинин увиденное до конца осмыслить, как незнакомец был им узнан. Перед ним стоял тот самый человек, который на днях приказал связать Глеба, а на следующий день освободил. Несомненно, это был он.

И как только Рябинин это понял - страх куда-то улетучился, точнее - отступил на второй план и немедленно сменился яростью. Держа лампу как "меч возмездия", Глеб молча ринулся вперед, что и говорить - сильно рискуя. Вести себя так было в высшей степени неразумно. Не он ли совсем недавно давал себе зарок не ввязывать¬ся ни в какие истории? Очевидно, не он. Не иначе - однофамилец...

Что случилось дальше - описать можно в нескольких словах. Ради экономии времени. Так вот, дальше были - разбитая неведомо обо что лампа, удар локтем в плечо Рябинина, ответный удар кулаком в голову, грохот падающих тел и последующая возня на полу.

То-то радости недавно отошедшей ко сну Анастасии Федотовне.

Вскоре Глеб почувствовал, что противник его одолевает. Слишком сложно было бороться одной рукой, и даже неубывающая ярость не давала ему преимущества. Путь к горлу Глеба был свободен. Любой желающий подходи - не ленись и души... Кажется, все к этому и шло..

Рябинин, не слышал, как кто-то третий возник в комнате, выбрал место поудобнее, одновре-менно освещая намеченную жертву.

У этого третьего мелькнула в руке массивная кочерга и возне¬слась, готовая обрушиться. А умелой рукой такой кочергой не то что череп пробить можно, но и едва ли не обшивку ледокола "Ермак", если очень захотеть.
Наконец, последовал удар. Не слишком сильный, но вполне достаточный, чтобы навсегда остановить схватку.

Глеб немедленно ощутил, что противник его больше не сопроти¬вляется. Это было странно. С чего бы такое чудо? Но чудес никаких не было. Это он понял, когда стал подыматься, обернулся и увидел перед собой свою любимую тетушку. Лампу она воронила, но до сих пор в руке ее трепыхалась кочерга. Сильная дрожь била Анастасию Федотовну.
Удивительно, как в таком состоянии она не промахнулась, попав в того, в кого метила.

- Тетя, - закричал переполненный чувствами Глеб. - Тетя!..

Но Анастасия Федотовна не торопилась отвечать, пребывая в каком-то непонятном состоянии. Взглядом она до сих пор упиралась в распластанное тело, слов никаких произнести не в силах.

Возникла некоторая заминка. Глеб все еще решал - что делать? И решить никак не мог.

Впрочем, длилось это не более нескольких секунд. Потом тетушка немного оттаяла, подалась вперед, словно не веря в содеянное и наконец произнесла первые слова. Вот они:

- Так это вы, Николай Лаврентьевич? Как же так... Что же это вы, Николай Лаврентьевич...

Но бывший ее жилец сейчас не был предрасположен вести разго¬воры. Он лежал в довольно неудобной позе, ноги и руки расставив в стороны таким образом, что напоминал паука. Стало как-то душно.

Только сейчас Глеб почувствовал, что происходит нечто стран¬ное. Обе лампы разбиты, в комнате должно быть темно, однако он прекрасно все видит. Так и только так обнаружилось, что в доме пожар.

Дорогая Лидочка!

Боже, кто бы знал - как я жду встречи с Вами. Надеюсь, вы тоже иногда обо мне вспоминаете. В предыдущем письме я сообщал Вам о некоем Николае Лаврентьевиче, самом неуловимом австрийском шпионе. Так вот, вчера мы встретились один на один. Представьте себе безлунную ночь, Карпатские горы, пропасть... Схватка про¬должалась около получаса. Иногда мне казалось, что противник, владевший самыми изощренными приемами борьбы, одолевает и нет никаких сил ему противостоять. И тогда я думал о Вас. И силы сразу находились.
Сейчас этот шпион ранен и его стерегут полдюжины казаков. Он и не подозревает, благодаря кому настал крах его шпионской карьеры. Благодаря Вам, моя милая...

Любящий Вас Глеб Р.

Продолжение следует 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий