Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Тень всех живых. ХIХ

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 298-312). Архип Лысун почти с ненавистью глядел на тело Николая Лаврентьвича Гурта, иными словами - Галустяна, Плошкина... То есть, Гранитного. На первый взгляд тело было бездыханно, но что такое первый взгляд для человека, проработавшего в полиции пятнадцать лет? Гранитный был жив, хотя и без сознания.

Эта книга написана очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах – в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, гдё я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей.

Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется – «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы.

Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть – события накануне Октябрьской революции. 2 часть – Гражданская война, 1919 год. 3 часть – конец НЭПа, 1926 год. 4 часть – коллективизация. 5 часть – лето 1935 года, Ленинград. 6 часть – весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

20

Архип Лысун почти с ненавистью глядел на тело Николая Лаврентьвича Гурта, иными словами - Галустяна, Плошкина... То есть, Гранитного. На первый взгляд тело было бездыханно, но что такое первый взгляд для человека, проработавшего в полиции пятнадцать лет? Гранитный был жив, хотя и без сознания.

- Не знаю как он весь, но затылок у него точно гранитный, - вслух подумал Лысун.

Пожар в доме Анастасии Федотовны к тому времени был потушен. Пострадала лишь одна комната. Полностью выгорел матрац на метал¬лической кровати. На скатерти прожжена дыра, очертаниями напоминающая Балканский полуостров. Стены и потолок закопчены. Запах всюду стоял соответствующий. Словом, обычное при таких обстоя¬тельствах дело. Могло быть и хуже.

Первой в больницу отправили Анастасию Федотовну, раньше Гранитного. Пребывала она прострации, сильно заговаривалась, а потом и вовсе замолчала, закатив глаза. И ноги ее не держали.

Совсем другое дело Глеб Рябинин. После того как неожиданным образом была прекращена схватка, Рябинину пришлось не просто. Надо было и пожар тушить, и вытаскивать наружу застывшую среди огня тетушку. Тело Гранитного тоже не мешало бы куда-нибудь деть.

Глеб, проявив расторопность, сумел справиться со всем. И если бы неподалеку загорелось что-нибудь еще, он бы и туда поспешил не задумываясь.

А задуматься, между тем, ему не мешало бы. Что же такое вокруг происходит? И есть ли вообще сейчас на земле спокойное место, где не бьют по голове, не взрывают по ночам складов с оружием и не шастают по чужим домам? А что, если таких мест не осталось? Или того хуже - не было никогда. То есть, если не бьют по голове, то по спине лупят. А он, наивный, все еще чего-то ждет. Сидит, весь оцарапанный и пропахший до печенки копотью и ждет. Вокруг ходят незнакомые люди, какой-то Лысун вопросы задает и на них, наверно, надо бы отвечать. Но кто ответит за все это безобразие?

Анастасию Федотовну тем временем увезли на неизвестно откуда взявшейся рессорной бричке. Ах, Анастасия Федотовна...

Рябинин представил, что могло бы произойти, не подоспей тетушка вовремя. Еще раз отчетливо припомнил бледное тетушкино лицо и особенно ее дрожащие руки. Дрожащие руки правосудия.

Целая империя десятилетиями возилась с такими как этот самый Николай Лаврентьевич. То в неблагонадежные зачислит, то вышлет, то сошлет. И так долго империя с ними возилась, что сама разва¬лилась на глазах. И те совсем распоясались.

Но тут настал черед Анастасии Федотовны. Цензура и кандалы не помогли. Может быть кочерга подействует? Весомый, а главное доступный инструмент. Особенно при отсутствии парового отопления.

От таких мыслей Глебу легче не стало. Все-таки жил в нем бывший студент, для которого в слове "революция" до сих пор слышится притягательная музыка. И если где проскользнет фальшивая нота, то это всего лишь вина исполнителя. Музыка тут не виновата.

Как все же путанно устроен мир. Знать бы кто это сотворил, своими бы руками... Но не было своих рук. Всего одна была при нем. Зато перед глазами то и дело мелькали чужие руки, и с каждой мину¬той их становилось все больше и больше. Устал он, что ли?

Но если бы сейчас кто-нибудь прокричал под ухо пресловутое "Пожар!" - Глеб тотчас бы сорвался с места и побежал тушить. Даже если бы горели прошлогодние листья.


Продолжение следует

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий