Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Книжный архив. Выход фантазии

Гойко МитичНоябрь 2015 года. Это будет очередная книжная ярмарка, на которую я не поеду. Было время, когда ездил в Москву регулярно – и на non-fiction в ЦДЛ, и на ту, что проводится на ВДНХ. Сейчас это не так интересно. Но иногда забавно перечитать старые заметки.


ДЕТСКИЙ САД (Городская газета», 2007 г.)


В Центральном Доме художников в Москве прошла международная ярмарка интеллектуальной литературы non-fiction № 9

Загадочное явление

На этот раз в центре внимания была детская литература. Посольство Швеции организовало экспозицию, посвященную 100-летию Астрид Линдгрен. Свои книги представлял норвежский писатель Стиан Холе. Людей веселил норвежский путешественник Томас Эстедаль. Ему не уступала Марина Москвина. Автор «Реки, текущей вспять» Жан-Клод Мурлева рассказывал о новой книге «Зимняя битва». Между стендом своего издательства и конференц-залом метался автор детективов Лев Гурский (в миру – Роман Арбитман). В одном месте он рекламировал книги, в другом – задавал вопросы Леониду Юзефовичу и Виктору Бабенко (разговор шел о кризисе детективного жанра).

Перед презентацией книги Андрея Шарого, посвященной Карлу Маю, по залу ходил немолодой мужчина с двумя сумками, полными книг. Он у всех настойчиво выспрашивал: «Где будет выступать Гойко Митич?» Но вскоре появились девушки в псевдоиндейских головных уборах, и вопрос отпал сам собой. Однако легендарный исполнитель ролей индейских героев так и не появился (наверняка помешали коварные «бледнолицые»). Зато в конференц-зал вошел знаменитый режиссер Юрий Норштейн. В его приход до последнего не верили и сами организаторы. Но он приехал, и его приветствовали аплодисментами, каких больше никто не удостоился.

Юрий Норштейн сел за стол и начал внимательно листать книгу норвежского писателя и художника Стиана Холе. На недавней книжной ярмарке в Болонье его «Лето Германа» была признана лучшей детской книгой.

Стиан Холе сел к ноутбуку и стал наглядно демонстрировать, каким образом он пишет свои книги. Он сказал, что «в каждой картинке должна быть загадка. В ней должно быть две вещи, о которых не упоминается в тексте. Это как бы чтение между строк». «Я работаю по формуле 1+1=3, - добавил г-н Холе, не отрывая головы от экрана ноутбука. - Мне хочется действительность преобразовать мечтой. Работа над книгой – это как написание песни. Но если в песне текст соединяется с музыкой, то в книге – текст с иллюстрацией... Кто такой Герман? Это я сам. Я сам и три моих сына».

Выход фантазии

Юрий Норштейн был немногословен. Он скромно произнес: «Я рисую настолько, насколько может рисовать режиссер, работающий с художниками. Моя жена – художник…» Затем он вспомнил об «абсолютном шедевре Хитрука «Остров»». Речь зашла об экранизациях (Норштейн - автор «Шинели»). «От слов Гоголя невозможно оторваться. – На лице Норштейна появилась улыбка. - Текст такой силы, что становишься его пленником… Я не понимаю слова «экранизация». Максимально, что может быть – хорошее прилежание. Надо постараться перевести текст на экран, найти ему метафору. И это только начало. Дальше начинает работать фантазия».

Экранизация – вещь, конечно, неблагодарная. Отойдешь от авторского текста, вмешаешься в сюжет – проклянут и опозорят. Будешь следовать тексту и сюжету буквально – почти наверняка по дороге потеряешь дух книги. Да и образы героев у всех читателей разные. Всем не угодишь. Норштейн - тоже режиссер не для всех. Не может быть поэзии для всех, а Норштейн – лучший поэт российской мультипликации (анимации).

Я обратил внимание на одну особенность: на выставке, посвященной детской литературе, почти не было детей. Видимо по этой причине как дети вели себя взрослые. Особенно любопытным получился диалог Александра Проханова и Эдуарда Лимонова. Мне кажется, эти два немолодых писателя еще не потеряли подросткового максимализма. Их общественно-политическая дискуссия носила название «Выхода нет».

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий