Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Линия разрыва. VIII

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 344-350). Не долго думал Рябинин,  что ему делать с найденными бумагами, разоблачающими Шустрова. Глеб за десять лет новой власти прекрасно изучил советские порядки и реакцию на попытку обнародовать скандальные сведения мог предвидеть безошибочно. Впрочем, никакого разоблачения ему сделать и не дадут.

В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку». С № №344 публикуется третья часть - «Линия разрыва». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, гдё я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ЛИНИЯ РАЗРЫВА (1926 ГОД)

8

 

                Не долго думал Рябинин,  что ему делать с найденными бумагами, разоблачающими Шустрова. Глеб за десять лет новой власти прекрасно изучил советские порядки и реакцию на попытку обнародовать скандальные сведения мог предвидеть безошибочно. Впрочем, никакого разоблачения ему сделать и не дадут. А если бы и дали, то он бы сам на это не пошел. Двое детей, как-никак, да и было бы из-за чего рисковать. Сколько еще таких агентов чистое просоветское небо коптят? На всех жизни не хватит. И на одного не хватит.

                Иными словами, избавляться от бумаг надо. Не обратно же в бывшую шустровскую квартиру подкидывать? Лучше всего - просто сжечь. И непременно в русской печке. Благо в тетушкином доме, доставшимся Глебу по наследству, печка такая имелась. На ней в любое время года обожали играть его две невероятные девчушки - Маня и Таня, шести и пяти лет. Пристроятся наверху и кудахчут по-детски.

                Да здравствует очистительный огонь! Это вам не пламя народного гнева. И тем более не ненасытные языки революционного пожара. Очистительный огонь избирателен. Чужого ему не надо. Говоря проще, поленья оказались сырые. То ли Маня, то ли Таня полила их из лейки. Хотела дерево побыстрее вырастить. Раскидистый клен из березового полена.

                Пока Глеб возился с печкой - охота сжигать что-либо у него отпала. День был жаркий. Лишний раз к чему-то теплее колодезной воды прикасаться не хотелось. Вот и выходит, что иногда чрезмерная любовь к прохладе приводит к лишней головной боли. Куда теперь шустровское дело девать?

                Был бы помоложе Клим Федоскин - можно было бы попросить его из всех этих бумажек воздушного змея соорудить. В форме двуглавого орла.

                Но Федоскин теперь не тот - из чудаковатого мальчишки, создателя диковинных воздушных змеев и космических аппаратов на гусиной тяге, он превратился вполне достойного проводника передовых идей. И проводит он их ни где-нибудь, а в советском Заполярье. Стал Клим полярным исследователем, гордостью провинциального Шустровска, который не так уж часто давал миру знаменитых людей.

                Итак, воздушного змея из разоблачающих Шустрова документов сделать некому. Остается одно - закопать. Да так, чтобы самому потом не найти. Искушать судьбу следует лишь в исключительных случаях. На всю жизнь таких может быть один - два. Глеб почему-то считал, что время еще не подошло. Даром предвидения не обладал, но в прошлые времена было у него не менее значимое качество - бездарно попадать во всевозможные истории. Похоже, наступило время, когда можно было узнать - насколько за восемь лет Глеб изменился. Попадет ли он на этот раз в историю?

                Для этого надо было всего лишь взять в руки лопату и выйти в сад. Глеб так и поступил. Лишь на минуту по дороге задержался - в мышеловку в сенях мышь попалась и он ее вынимал. А потом схватил лопату спустился в сад. Мышь была в руке, а под мышкой тоненькая канцелярская папка.

                И все бы вышло замечательно, если бы не Маня с Таней. Им показалось, что папа несет бедную мышку хоронить и, соблюдая почтение к усопшей - тихо и осторожно - сестрицы вышли следом, образовав похоронную процессию.

                Девочек весьма заинтересовал странный похоронный ритуал. Гроб для мышки папа подобрал какой-то странный - прямоугольный и плоский. Это их заинтриговало. Да настолько, что старшая - Маня, предложила гробик этот рассмотреть поближе. Когда папа вернется в дом. Слово старшей сестры - закон. Говоря иначе - земля не приняла папки с разоблачительными документами. Безупречное имя т. Шустрова по-прежнему могло быть запятнано. Подрастающее поколение росло чрезмерно любопытным и непоседливым. Их еще не отучили удивляться. Став следопытами, они еще не превратились в пионеров. Тем более что, исходя из самого названия, пионеров не может быть много.

                Разглядев странный гробик повнимательней и разочаровавшись, Маня с Таней вернулись домой. А ненужную папку закинули в сарай. Хотели обратно закопать, но тут их позвала мама. Ничего страшного, завтра закопают. Так они думали до тех пор, пока "завтра" не наступило.

                На следующий день в сарае папки не оказалось. Сестрицы немного удивились, но быстро забыли происшествие. У них и без того было полно разных дел. И любое из них куда важнее этой истории с никчемным мышиным гробиком, в котором даже мыши не оказалось. Мане, в частности, надо было проводить в школу куклу, а Тане и вообще предстояло ответственное занятие - снять мерку с котенка. Она собиралась сшить ему демисезонное пальто.

                Глеб мог никогда не узнать об этом прошествии. Но одно обстоятельство натолкнуло его на пренеприятнейшее открытие: папка исчезла. Обстоятельство было такое - следующим вечером, когда уже изрядно стемнело, во дворе поднял лай пес Ермолай. На него это было совсем непохоже. Обычно он вел себя сдержанно, понапрасну воздух не сотрясал.

                Рябинин посчитал этот лай подозрительным. Пришлось выходить для успокоения на крыльцо. Ему показалось, что возле сарая наблюдается некоторое шевеление. А Ермолай продолжал беспрестанно лаять. Умудрился даже собачью будку с места сдвинуть.

                У Глеба возникло неприятное предчувствие. Будто что-то нехорошее должно случиться. Или уже случилось. А у него нет никакой возможности грядущие неприятности предотвратить. Но он постарался отогнать дурацкие мысли, грозно крикнул в темноту и спустился с крыльца.

                Летние ночи в этих местах не слишком темны. Во всяком случае, вполне возможно было увидеть две странные высокие фигуры, бесшумно удаляющиеся в сторону реки. Странность заключалось в том, что у фигур имелись крылья.

 

Продолжение следует

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий