Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28 29 30 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

«Странники» и «подельники»

Изобретатель ПоповС некоторых пор выставочный зал Псковского регионального отделения Союза художников России стал организовывать выставки на стыке истории и отвлечённой живописи. В одном зале демонстрируются картины и музейные реликвии. В этот зал стало интересно не только приходить на открытие выставки, но и возвращаться, что рассмотреть выставляемое в тишине и без суеты.


Редакция

ДВА ИМПЕРАТОРА («Псковская губерния»)

В выставочном зале Псковского отделения Союза художников  можно увидеть, как действовала военная пропаганда и контрпропаганда сто с лишним лет назад

На этой выставке всё хорошо, кроме названия «События и люди». Оно какое-то безликое, особенно учитывая те экспонаты, которые выставлены в выставочном зале Псковского отделения Союза художников России. Открылась она 9 августа 2016 года. Выставок даже не одна, а две, а если внимательно приглядеться, то и больше. Первая, если двигаться от входа - графика (в основном, виды Пскова и окрестностей). Вторая - исторические картины, лубки, гравюры, литографии, карты и подлинные вещи времён крымской, русско-японской и других войн.

«Странники» и «подельники»

Если никуда не спешить и задаться целью возвращаться в зал несколько раз (я пока что был дважды), то можно обнаружить и другие пласты. Потянуть за «историческую нить» и за отдельными вещами и картинами увидеть то, что не бросается в глаза сразу. Взять хотя бы картину «Изобретатель Попов демонстрирует беспроводной телеграф адмиралу Макарову». Вроде бы, ничего особенного. Типичная реалистическая картина (холст, масло) на заданную тему художника Ивана Сорокина, тем более что мы видим вроде бы не подлинник, а копию Сергея Ивашёва-Мусатова (о том, кто же на самом деле автор этой картины - Сорокин или Ивашёв-Мусатов, читайте в следующем номере). Но здесь важнее не масло на холсте, а буквы и цифры под картиной. На табличке сказано, что Сергей Ивашёв-Мусатов писал картину в 1949-50 годах. Но где был в это время художник? Сидел в лагере. Картина написана в Степлаге в Карагандинской области  по заказу «одного генерала».


Ивашёва-Мусатова арестовали в 1947 году по делу писателя Даниила Андреева и его жены. В то время хватали всех, кто был знаком с незаконченной рукописью романа Андреева «Странники ночи». Таких оказалось около двух десятков человек - родственников и знакомых. Роман исчез, но о людях кое-что известно. Обвинение выдвинули нешуточное: покушение на жизнь Иосифа Сталина. «Подельников» не расстреляли только потому, что в СССР смертную казнь на некоторое время отменили. Так Ивашёв-Мусатов оказался в Степлаге. Картину можно было бы подписать просто: СА 759. Это был лагерный номер художника. В Казахстане Ивашёв-Мусатов познакомился с Александром Солженицыным, был упомянут в романе «В круге первом» и, самое главное, в «Архипелаге Гулаге» Солженицын назвал Ивашёва-Мусатова в числе 257 «свидетелей Архипелага», «чьи рассказы, письма, мемуары и поправки использованы при создании этой книги». Такая картина открывается, если вглядеться в лица одного из изобретателей радио Попова и адмирала Макарова.Два императора


Ещё совсем недавно выставочный зал регионального отделения Союза художников выглядел неподобающим образом и срочно нуждался в ремонте. Заходить туда лишний раз не хотелось. К тому же, интересных выставок там было немного. Время от времени в зале демонстрировали не картины, а живых попугайчиков, обезьянок, кенгуру и других животных и птиц - зарабатывали деньги на замену рам и другие срочные нужды. Сегодня всё иначе.
После капитального ремонта отделение Союза художников сотрудничает с Национальным культурно-историческим Центром Максимилиана Волошина. А Центр в свою очередь в мае 2016 года договорился о партнёрстве с Военно-историческим Музеем артиллерии, инженерных войск и войск связи. Кроме того, Центр имени Волошина создаёт «Музей Славы русского оружия», подбирая документы, старинное оружие, обмундирование, карты, атласы, книги... Экспонаты будущего музея можно увидеть и на этой выставке: костяные курительные трубки солдат союзной армии (англичан и французов времён Крымской войны ХIХ века), бронзовую медаль «Св. Елены» ветерана наполеоновских войск, ложки из союзной  столовой офицерского собрания, казачье стремя, бляху, кобуру, казачью шашку, стереофотографии и американский аппарат для их просмотра, фуражку офицера императорской армии и даже огромный оригинал японского свитка 1904 года с декларацией об объявлении войны Российской империи (всего было создано 200 свитков такого формата, их вывешивали в высших правительственных учреждениях). На свитке из рисовой бумаги стоит герб Мейдзи, имеется литографический парадный портрет японского императора. На свитке поставлена красная разрешительная печать цензорского бюро японского министерства печати и финансов. Так что любой может зайти в выставочный зал Псковского отделения Союза художников и бесплатно посмотреть на гигантский свиток и другие вещи и изображения. Цензуру свиток прошёл. Российский и японский императоры (их изображений на выставке несколько) могут искоса переглядываться друг с другом.


Под стеклом в витринах лежат исторические вещи, а на стенах мы видим гравюры, литографии и картины  «Морское сражение» Фреда Т. Джейна, «Взятие французами Малахова кургана» Жакоме, «Береговые патрульные-арнауты, Балаклава» Огюста Раффе, «Японский солдат в летней форме» Александра Маковского... Отдельный уголок посвящён русскому и японскому лубку на военные темы (русские литографии публиковались в журнале, который так и назывался - «Русский лубок»). В ответ японцы в 1904-1905  году издавали контрпропагандистские лубки. У них японцы наносят поражение русским, у нас японцы убирают трупы своих убитых под Порт-Артуром... Пропаганда во все времена действует одинаково.

Два императора. Часть II

Выставка «События и люди» - это выставка о войне и мире, и о хрупком равновесии между ними

(Продолжение. Начало в № 31 (803)). Бывает ли так, что известный художник пишет копию с картины - студенческой дипломной работы? Бывает, если известный художник арестован и осуждён. Это надо иметь в виду, когда вы разглядываете картину «Изобретатель Попов демонстрирует беспроводной телеграф адмиралу Макарову», которую можно сейчас увидеть на выставке «События и люди» в выставочном зале Псковского регионального отделения Союза художников России. Хотя, возможно, всё было совсем не так...

В романе Александра Солженицына «В круге первом» художник Сергей Ивашёв-Мусатов фигурирует под именем Ипполита Михайловича Кондрашёва-Иванова. В 1947 году художника посадили по «делу Даниила Андреева» и примерно в это же время на свободе над своей дипломной работой работал студент Академии художеств Иван Сорокин. В качестве дипломной работы бывший фронтовик-связист Сорокин выбрал близкую себе тему - изображать одного из изобретателей радио. Это официальная версия. Существует и другая, перекликающаяся с тем, о чём писал Солженицын в романе «В круге первом». Там есть такие строки: «В лагерь Кондрашёв-Иванов не попал, а прямо после того, как расписался за приговор ОСО, привезён был в Марфино и поставлен писать картины по одной в месяц, как установил для него Фома Гурьянович. Двенадцать месяцев минувшего года Кондрашёв писал развешенные сейчас здесь и уже увезенные картины...». То есть в так называемой «шарашке» художник писал картины за кого-то, как пишут книги «литературные негры» или как работают над кандидатскими и докторскими диссертациями учёные, за деньги пишущие научные труды вместо высоких начальников. Только не совсем понятно, кому понадобилось писать большую картину за скромного студента?

Как написал один из комментаторов на интернет-форуме, посвящённом этой загадочной картине: «Я вполне могу представить, что и Попов и Маркони открыли радио почти одновременно и независимо друг от друга, идея, высказанная незадолго до них Герцем, что называется, "витала в воздухе". Но представить, что два художника независимо друг от друга в такой степени одинаково: до мельчайших деталей, так изобразили этот сюжет - я никак не могу...».  Странностей становится ещё больше, когда выясняется, что если всё же согласиться с тем, что автор картины - Иван Сорокин, то всё равно остаётся непонятно, какую оценку получила эта дипломная работа? В одних источниках со ссылкой на Всероссийскую Академию Художеств (ВАХ) говорится, что автор получил «посредственную оценку». В других, наоборот, указывается, что картина Сорокина удостоилась «высшей оценки», поступив на хранение в академию, а сам автор стал профессором академии, получив в 1949 году Сталинскую премию. При этом скептики указывают, что во время написания работы Иван Сорокин находился поблизости от «шарашки», намекая на то, что близкое соседство не могло пройти даром. Они говорят, что Сорокин в дальнейшем был более склонен к пейзажной живописи, а вот Ивашёв-Мусатов изображал людей. В обычной жизни этой информации было бы достаточно, чтобы сделать вполне определённые предварительные выводы. Однако жизнь в СССР конца 40-х годов трудно назвать обычной. Генерал из «шарашки» запросто мог ткнуть пальцем в картинку из журнала «Огонёк», где была напечатана репродукция лауреата Сталинской премии, приказав нарисовать такую же. И заключённый художник - фактически крепостной художник - мог её нарисовать.Два императора

Так кто же автор этой картины? Сорокин? Ивашёв-Мусатов? У меня есть ответ: Фома Гурьянович, имея в виду солженицынский роман («как установил для него Фома Гурьянович»). Да, он литературный персонаж, но разве это что-то меняет? Автор - начальник, для которого человек, в том числе и художник, всего лишь средство производства, как кисть, краска или холст. Им можно распорядиться так или иначе, а можно просто списать за ненадобностью.
Выставка «События и люди» - это выставка о войне и мире. Одна часть зала посвящена войне и всему, что с ней связано. Батальные сцены на картинах, подлинное оружие и предметы воинского быта. Портреты тех, кто распоряжался судьбами миллионов, в том числе японского и российского императора. И как символ всего этого - большая акварель художника Тройзера, написанная  во второй половине XIX века. Называется она «Атрибуты войны». На ней оружие, военные головные уборы, военное обмундирование. Нет лишь людей. Говорящая картина. Более говорящая, чем те, на которых полно людей и коней.

А рядом с акварелью «Атрибуты войны» совсем другие работы. Я бы их объединил под общим названием «Атрибуты мира». Графика немецкого экспрессиониста Вильгельма Шулера и графика Валентина Васильева,[1] Евгения Шитикова, Анатолия Писчикова, Геннадия Рыбкина, Ольги Аршакуни... Одна из посетительниц выставки с удивлением застыла у работы Ольги Аршакуни «Шатровая церковь». До этого она знала, что Аршакуни - жена самого известного псковского архитектора-реставратора Юрия Спегальского, но о её графике понятия не имела...
Глядя на «тихую графику» с историческими видами Пскова я подумал о том, что это как раз то, о чём мечтал и о чём писал в одном из своих писем восстанавливавший послевоенный Псков Юрий Спегальский: «Чрезвычайно много прелести и своеобразия придали бы Пскову такие тихие, проходящие по самым удобным направлениям пешеходные и экскурсионные магистрали, на которых были бы нанизаны памятники, как бусы, они дали бы многие удобства для жителей города и превратили бы загаженные и захламленные внутриквартальные пространства в богато озелененные и благоустроенные территории...» Старинный тихий, но совсем не безлюдный Псков. Это апофеоз не войны, а мира. В нём есть гармония: храмы, деревья, птицы... И здесь же люди с устремлёнными вверх лицами. Они заняты беззаботным делом - играют в волейбол. Этот спорт уж точно мир.

На другой работе виден Псковский кремль. Но не такой, как его принято изображать. Псковский кремль не как нечто грозное и похожее на боевую ракету, а как часть мирного пейзажа. Снежная улочка, две женщины-дворника с лопатами... Это выход из войны.

 

 

 



 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий