Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 
2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Обходя запреты. Часть II

Петровский Моторола МильчаковВозможно, нет необходимости собирать раздробленное русское медиапространство. А вдруг станет ещё хуже? Где гарантия, что общее знание принесёт пользу? Получится как с «единым учебником истории». Раздробленность не всегда плохо.

ОТДАТЬ НА РАЗДРОБЛЕНИЕ. Часть вторая («Псковская губерния»)

Большинство зрителей слышит только то, что хочет слышать. Насилие, особенно если оно происходит где-то далеко, их вполне устраивает

(Окончание. Начало в №40 (812) от 19 октября-25 октября 2016).

Выступая на конференции «Русскоязычные сообщества Европы 2016 в раздробленном медийном пространстве», проходившей в Хельсинки, региональный редактор по Европе Всемирной службы Би-би-си Артём Лисс сказал: «Задача бороться с российской пропагандой перед нами не стоит. Как только мы её поставим, мы перестанем быть Би-би-си».

«Русские в Германии избавляются от бремени становиться немцем»

Тем не менее, понятие «российская пропаганда» произносилось на конференции довольно часто - и с трибуны, и в кулуарах. Те «российские патриоты», кто считает, что от боязни до уважения один шаг - могут быть довольны. Российские власти действительно научились обращать на себя внимание. В том числе и с помощью медиаресурсов, рассказывающих о том, что происходит «на самом деле». Кто в действительности сбил малазийский самолёт, кто на кого напал на Украине, кто разбомбил гуманитарный конвой в Сирии...

Хотя на мой взгляд роль пропаганды и контрпропаганды не так велика, как об этом говорят. Люди просто слушают то, что хотят услышать. И слушают на том языке, который им понятней и привычней. В данном случае - на русском, потому что на конференции обсуждалось русскоязычное медийное пространство за рубежом. Но неплохо было бы услышать и увидеть на этой конференции представителей Украины, где живут десятки миллионов людей, разговаривающих по-русски. У многих из них явно другой взгляд, если сравнивать, например, с русскоязычными гражданами Германии. И дело здесь не только в том, что на Украине российские телеканалы запрещены, а в Германии - нет. Просто в Германии другие  условия жизни.


Для того чтобы хорошо чувствовать себя в Германии, надо хорошо знать немецкий язык. Одним русским там не обойтись. На Украине немецкий знать не надо. Можно обойтись и русским. Как объяснил популярность российских каналов среди русских немцев научный сотрудник университета Саппоро и колумнист издания «Грани.ру» Николай Митрохин: «Популярность российского телевидения связана с тем, что зрители отдыхают от немецкого языка». Но не только в этом дело.


Возвеличение путинской России как наследницы СССР «позволяет себя чувствовать не второсортным немцем, а потомком победителей фашизма». Такого мнения придерживается Николай Митрохин, долгое время проживший в Германии. «Русские в Германии избавляются от бремени становиться немцем», - считает он.


К этому можно добавить, что германские законы такому положению дел невольно способствуют. Такой вывод можно сделать после того, как на конференции принялись обсуждать - на какую аудиторию работает самый большой немецкий русскоязычный медиаресурс - «Немецкая волна» («Немецкую волну» в Хельсинки представлял Инго Маннтойфель - руководитель Департамента по делам России, Украины и Турции, глава российской службы государственной международной телерадивещательной компании Deutsche Welle). «Немецкой волне» запрещено работать на внутреннюю аудиторию. Поэтому на неё работает Россия. Владимир Соловьёв, Андрей Норкин... Они и их гости в студии популярно разъяснят на чистом русском языке, за какое время российские войска смогут дойти до Мариуполя, Одессы или Киева.

«Блокировка сайта помогает нам чувствовать себя более свободно»

Первый доклад на конференции был сделан Ольгой Бронниковой - адъюнкт-профессором в области российских и постсоветских исследований из университета «Гренобль-Альпы». Ольга Бронникова сейчас изучает деятельность двух русскоязычных СМИ - «Грани.ру» и «Медуза». Её доклад назывался «Русскоязычные независимые СМИ в странах Европейского союза: русская аудитория в сравнении с диаспорными».


«Грани.ру» и «Медуза» - это СМИ-эмигранты. Многие российские журналисты вынуждены были уехать из России. В первом случае, сайт «Грани.ру» в России был заблокирован в связи с законом «О противодействии экстремистской деятельности», во втором случае в издании «Лента.ру» сменилось руководство и редакционная политика. «Грани.ру» зарегистрировались во Франции. Создавшие «Медузу» журналисты, ушедшие из «Ленты.ру», во главе с Галиной Тимченко обосновались в Латвии. Но важно ведь не только то, кто где зарегистрирован и живёт. Важно - кто твой читатель и где он находится.


Читатели «Медузы», в основном, в России. Читатели «Грани.ру» (во всяком случае так прозвучало в докладе) - в основном, в Израиле. Хотя в России «Грани.ру» всё-таки ещё читают - обходя запреты.


Изучая деятельность издания «Грани.ру», Ольга Бронникова пришла к выводу, что «физической эмиграции предшествовала внутренняя эмиграция». Сам же отъезд за границу был связан с «юридической невозможностью обеспечить безопасность». Это были слова Юлии Березовской - генерального директора учредителя издания, которые Ольга Бронникова привела в докладе. Для российских читателей «Грани.ру» создаются «зеркала». В России они блокируются не сразу. Создание «зеркал» - дорогостоящая процедура, но средства для этого пока находятся. Ольга Бронникова процитировала  Юлию Березовскую: «Как ни странно, блокировка сайта помогает нам чувствовать себя более свободно». То есть, раз уже запретили, то терять больше нечего. Хуже не будет. Высказываться проще, но читателей меньше. Причём число читателей неизменно сокращается. Сайт становится похож на самиздат советской эпохи. В значительной степени, это осмысленный выбор редакции. Выглядит сайт старомодно. Дизайн «Грани.ру» не соответствует современному дизайну. Это оппозиция не только тому, что делают российские провластные СМИ, но и своего рода оппозиция оппозиции. Нечто перпендикулярное.


Совсем другое дело - «Медуза», обосновавшаяся в Риге. Издание тоже выходит, в основном, по-русски, пристутсвует в латвийской юрисдикции, но настроено на российский медийный рынок. Находится вне России, но существует для России. Каких-то особых связей с местными латвийскими журналистами у «Медузы» нет - из-за несоответствия параметрам «Медузы»...


Какие бы процессы в дальнейшем не происходили, такие разные издания как стремящаяся быть модной «Медуза» или старомодные «Грани.ру» - это всё равно не те издания, которые способны заинтересовать массовую русскоязычную аудиторию за рубежом.
В какой-то момент во время дискуссии слово в зале попросил журналист из Латвии, представившийся: «Владимир Дорофеев, «Спутник», прокремлёвское СМИ»... «Чем путинские маргиналы отличаются от антипутинских? - спросил он. - Живя в Латвии, я вижу, что мракобесы атакуют со всех сторон». Внятного ответа на вопрос представителя «прокремлёвского СМИ» не прозвучало. Возможно, мы так и не узнали самого главного. 
Проще, конечно, ответить, что ничем не отличаются.  Но я бы предположил, что маргиналы, как правило, не признают, что они маргиналы. Это тем проще сделать, если примкнуть к какому-то формальному путинскому большинству, ощутить себя частью огромного целого (например, «русского мира»). В конце концов, на наших глазах мракобесные идеи, которые лет десять назад в лучшем случае фигурировали в малозаметных российских СМИ, стали широко пропагандироваться государственными каналами телевидения с утра до ночи.


В хельсинкском зале  «Ванха Сатама» был, по крайней мере, один человек, который точно занимается пропагандой (или контрпропагандой) - о чём он подчеркнул особо, чтобы его не спутали с журналистом. Это был дипломат из Брюсселя Йон Кюст - эксперт по России, прикомандированный министерством иностранных дел Дании. В оперативной группе East Stratcom Task Force, состоящей из 11 человек, он занимается  мониторингом и работой с российскими СМИ. По словам г-на Кюста, «все 28 стран Евросоюза признали, что существует проблема с российской пропагандой». Чуть позднее, в Евросоюзе слегка подправили формулировку на более политкорректную. Теперь Евросоюз занимается «противодействием дезинформации третьих стран».

«Вшестером они вылезли, кто был в раненном состоянии, всех добили, никого не оставили»

На Хельсинкской конференции, проходившей 13-14 октября 2016 года, собрались представители СМИ, которые друг на друга совсем не похожи. Представители небольших российских районных ресурсов и руководители гигантов - вроде Би-би-си и «Немецкой волны». Объединяет их всех, разве что, русский язык.  Но на русском языке можно подписывать смертные приговоры, а можно сочинять лирические стихи.
Конференция называлась «Русскоязычные сообщества Европы 2016 в раздробленном медийном пространстве». Иногда кажется, что пространство не только раздроблено. Пространств уже несколько, словно параллельных миров. В какой-то момент представители этих миров пересекаются. Как правило, внешне они друг от друга не отличаются. Говорят вроде бы на одном русском языке, но если вслушаться - можно ощутить себя персонажем фантастического романа. Это когда в романах не сразу отличишь человека от инопланетянина или от робота. Но в какой-то момент начинается неуловимый сбой, и человек с ужасом обнаруживает, что его собеседник - нелюдь. Начинается «булгаковщина».


То же самое с «медийным пространством». До определённого времени всё нормально. Но вдруг наступает сбой. Возникает тема Крыма, звучит фамилия «Путин», после чего начинают вылетать искры. Все хотят защитить некое Добро (с большой буквы). Все на словах ненавидят фашизм. У всех в голове идеальная Родина - в данном случае Россия. Но одна «Идеальная Россия» начинает конкурировать с другой «Идеальной Россией». И ты понимаешь - так недалеко от гражданской войны.


Так называемый «русский мир» за пределами России расколот ничуть не меньше, чем внутри страны. Пропагандистские волны  в каком-то смысле действуют на живущих за рубежом бывших наших соотечественников ещё сильнее, чем внутри России. Внутри страны сдерживающим фактором является наша действительность - зарплаты, цены, коррупция, государственная несправедливость... А русскоязычные, живущие в Германии, Франции, Финляндии получают ИХ зарплаты, пользуются ИХ медицинскими услугами... А телевидение они смотрят российское. И оказывается, что любить Путина на расстоянии ещё лучше, чем вблизи.


Йон Кюст на конференции рассказывал о дезинформации как о насилии. Однако надо понимать, что за дезинформацией может следовать и насилие в чистом виде.
В этом смысле показателен пример Яна Петровского - русскоязычного жителя Норвегии, о котором громко заговорили уже после того, как конференция в Хельсинки завершилась. Пожалуй, Ян Петровский своей персоной объединил многие штампы о русском в Западной Европе.


Петровский (он же - «Славян»), оставаясь гражданином России, долгое время жил в Норвегии. С 2014 года он время от времени ездил в «ЛНР» и «ДНР» - воевать в составе формирования «Бэтмен» против Украины. Ян Петровский входил в диверсионно-штурмовую разведывательную группу «Русич», самый известный участник которого - бывший псковский десантник Алексей Мильчаков.


Вечером 18 октября 2016 года норвежская служба безопасности задержала Яна Петровского в норвежском Вестфольде.


Мильчаков и Петровский, судя по всему, - большие друзья, в какой-то момент превратившиеся в звёзд интернета. Это заметные лица «русского мира». Их приглашали для интервью в студию «Лайф.ньюс», они были участниками «Русского международного консервативного форума» (в просторечье - «форума неонацистов»), проходившего в марте 2015 года в Петербурге... Воевавший под Луганском и Донецком, Мильчаков в одном из интервью рассказывал: «Сюда едут сербы, потому что они надеются, что когда-то вернут Косово. Сюда едут из Чехии люди, мой товарищ Славян приехал из Норвегии. То есть приходит понимание правоты нашей борьбы за Новороссию, через искоренение призмы лжи и наносного очернения...».


Их боевые рассказы-интервью, записанные на видео, можно легко найти и посмотреть в интернете - если хватит терпения. С пленными, судя по словам Яна Петровского, разговор у них был короткий: «Там вшестером они вылезли, кто был в раненном состоянии, всех добили, никого не оставили». Это цитата из декабрьского интервью 2015 года, данного по скайпу (речь шла о бое 5 сентября 2014 года у посёлка Металлист). Кому интересно, тот может увидеть фотографии крупным планом отрезанного уха, которое держит в руках человек, похожий на Алексея Мильчакова (как известно, засушенные уши врагов в качестве боевого трофея любили привозить домой участники предыдущих локальных войн). В Норвегии такого рода информации долгое время значения не придавали. Да и сейчас не придают. Яна Петровского задержали лишь за то, что он не продлил вид на жительство. Ему грозит депортация в Россию (его бы выслали сразу, но при нём не оказалось российского паспорта). Украинский МИД уже официально опротестовал намерение властей Норвегии депортировать Яна Петровского. По мнению украинского МИДа, Ян Петровский - военный преступник, и его надо выдать Украине.


Сам Ян Петровский в интервью 2015 года объяснил, зачем из Норвегии приезжает воевать в «Новороссию»: «Мы здесь строим русскую национальную "Чечню", где всё будет только для русского народа».  Получается, что в идеале - этнически чистая территория. В Германии, Норвегии, Испании, России такое невозможно. Кругом эмигранты и вообще - нерусские... Ультраправые это переносят с трудом. И вот для них представился шанс. Шанс не только повоевать, но заняться пропагандой. «Я здесь толкаю "правую" тему, - объясняет Алексей Мильчаков, - и к правым здесь ополченцы относятся всё лучше, лучше и лучше. Я им объясняю, я им растолковываю. Вот Славян, кроме того, что он пулемётчик - убивать должен, - он ещё просветительскую работу ведёт. Потому что если кто-то это не сделает, мы это не сделаем - это никто не сделает. Ну а попутно воюет...».


«Попутно воюют» в Донбассе несколько сот представителей западноевропейского «русского мира». «Вот возьмём украинца обыкновенного, - рассуждает Алексей Мильчаков. - Я уже не говорю, что не считаю, что нет такого народа... Мышление у меня такое - единение славянских народов, панславянство. Но в объединении любом должен быть главный - какой-то народ, который рулит. Да, везде хренова тьма быдла. Но в любом случает здесь приоритет... самый мощный потенциал - это русские».


Пожалуйста, мы видим попытку преодолеть раздробленность. Панславянство. Моторола, Славян, Серб... Кровавый способ создать идеальную даже не Россию, а Русь. Немногие готовы бросить свои дома и ринуться вслед за Моторолой и Славяном за сотни и тысячи километров насаждать «русский мир». Но многие пока ещё готовы сочувствовать этим попыткам на расстоянии.


Они уверены, что среди сотен и тысяч народов должен быть один самый главный народ.

Фото: Славян (Ян Петровский), Моторола (Арсен Павлов) и Серб (Алексей Мильчаков) - строители «русской национальной Чечни».

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий