Архив
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 
2016 2017 2018 2019 2020 2021 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
51 52

информация
Пишите нам:
gorgazeta-pskov@yandex.ru

Линия разрыва. ХIX

Тень всех живых(Продолжение. Начало в №№ 344-362). Ермолай не подвел. Похититель гусей все еще томился под мостом. Роль узника его явно не устраивала, но ничего другого ему никто предложить не мог. А самому что-нибудь спасительное в голову так и не пришло. Он и когда молчал - теперь заикался: мысли дергались, да и дышал отрывисто. Таких в милиции обожают. Скажет все, что вам надо, только успевай вопросы наводящие задавать.
               
В №№ 298- 323 публиковалась первая часть книги «Тень всех живых» (она называлась «Царская слобода»). С № 324 по 343 номер мы публиковали продолжение: «На левом боку». С № №344 публикуется третья часть - «Линия разрыва». «Тень всех живых», все её части, были написаны очень давно. Тогда я ещё преподавал историю и журналистикой не занимался. На гонорар от этой книги, полученной в одном московском издательстве, я купил свой первый компьютер, сканер и принтер. И продолжение, по просьбе издателей, писал уже не на печатной машинке, а на компьютере. Всё складывалось как нельзя лучше. Мне в издательстве показали обложку книги (она должна была выйти в двух вариантах - в твёрдом и мягком переплётах). Но потом всё резко изменилось. Издательство приостановило выпуск серии, в которой должен был выйти роман «Тень всех живых». Права на издание я уступил на два года, но когда стало понятно, что серия выходить не будет, издатель устно разрешил мне издавать роман там, гдё я пожелаю и даже прислал мне вёрстку книги. Но так получилось, что книга не издана до сих пор. Я занялся журналистикой, и тема «исторического детектива» меня уже мало интересовала. Эту книгу читали разве что некоторые мои коллеги по лицею и несколько близких мне людей. Кроме того, существует продолжение романа «Тень всех живых» (то самое, которое я написал по просьбе издательства. Называется - «Противоядие»). События этих двух романов разворачиваются с 1917 по 1941 годы. Предполагалось, что будет ещё и третий том, и действие этой пародийно-исторической эпопеи завершится в 1953 году. Но третьего тома уже точно не будет. Однако шесть частей, составляющие два романа, написаны. 1 часть - события накануне Октябрьской революции. 2 часть - Гражданская война, 1919 год. 3 часть - конец НЭПа, 1926 год. 4 часть - коллективизация. 5 часть - лето 1935 года, Ленинград. 6 часть - весна 1941 года (действие происходит на территории только что присоединённой Эстонии). Многое будет опубликовано в «Городской среде».

Автор.

 

ТЕНЬ ВСЕХ ЖИВЫХ

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ЛИНИЯ РАЗРЫВА (1926 ГОД)

19

 

                Ермолай не подвел. Похититель гусей все еще томился под мостом. Роль узника его явно не устраивала, но ничего другого ему никто предложить не мог. А самому что-нибудь спасительное в голову так и не пришло. Он и когда молчал - теперь заикался: мысли дергались, да и дышал отрывисто. Таких в милиции обожают. Скажет все, что вам надо, только успевай вопросы наводящие задавать. Архип присел перед ним на корточки и представился. Дождался ответного слова:

                - Бу-бу-буранов, студент.

                - Видать, практику проходишь. - Архип кивнул на гусиные перья.

                - Что?... А-а... Вроде того...

                Ну а я твою работу буду принимать. Поговорим?..

 

                Разговор, кстати, получился содержательный. Погода располагала. Да и место было выбрано живописное. Жаль, Лысун художественного таланта был лишен. Зато умел внимательно слушать. История про двух студентов-философов ему, в целом, понравилась. Решили ребята на каникулах порезвиться. Не всем же Турксиб строить?

                Ходили по родному краю, сочетали приятное с полезным.

                - Кража гусей - это приятное или полезное? - уточнил Лысун. А сам подумал: ведь ему, опытному сыскарю, и в голову не пришло интересоваться сводкой мелких краж. Непростительная оплошность. Да и не такие эти гуси мелкие. Хотя связывать их с большой политикой было делом почти безнадежным.

                - Мы не крали, мы бра-бра-брали в долг, - ответил Буранов. И тут Лысун подобрался к сути, как бы между прочим спросив:

                - А склад льночесальной фабрики вы доже в долг подожгли?

- Не поджигали мы, вот те крест,..- И студент судорожно перекрестился. - Клянусь памятью героев перекопа!

                - Ну-ну...

                - Е-е-если бы жгли, то сразу сбежали...

                - Кто вас знает... А ну-ка расскажи, как в ту ночь со сторожем встретились.

                Буранов начал сбивчивый рассказ. Будто бы  перелезли через забор случайно, думали найти что-нибудь выпить.

                - Может, заметили что-нибудь особенное? Пьяный сторож не в счет. Это-то как раз норма.

                Буранов задумался.

                А тут как раз явился его подельник. Ишь ты, добровольно пришел.

                Но Архип не успел обрадоваться, потому что подельник представился:

                - Иван Гранитный, студент третьего курса ленинградского университета.

                - Не родственник того самого?

                - Сын.

                Лысун почему-то этому сразу поверил. И оказался прав. Перед ним стоял сын самого Гранитного, одного из заместителей Сергея Мироновича Кирова.

                И в отличии от Буранова, Гранитный-младший откровенничать явно не собирался и виноватым себя не считал. Более того, сходу перешел в наступление:

                - На каком основании вы удерживаете моего товарища?

                - Ну что вы... Никого я не удерживаю. Мы всего лишь беседуем. Разве по утрам на берегу реки допросы проводить принято?

                - Знаю я ваши методы, - сказал Гранитный, косясь на сидящего в отдалении Рябинина. Лысун присмотрелся. Действительно, следы мордобития на лице Гранитного были видны. Что ж, с такими, наверно, только так и надо беседовать. Вот и про папку Глебу сказал, когда его врасплох застали. А теперь опомнился, отца вспомнил. Документы все же следует проверить...

                Если верить паспорту - перед ним стоял действительно Николаевич Гранитный, а не Галустян, не Соколов, не Плошкин... Обидно. Ведь ускользнет - не поймаешь.

                - Товарищ Гранитный, вам знаком этот человек? - спросил Архип, указывая на Успенцева.

                - Первый раз вижу. И не старайтесь нас сбить с толку. Достаточно одного звонка...

                - Понятно. Можете не продолжать. Допустим, я вам поверил и немедленно отпущу. Более того - я дам слово, что от вас отстану. Вы же мне скажите - что видели в тут ночь, когда загорелся склад льночесальной фабрики. Причем, вспомнить надо все до мелочей. Идет?

                Иван Гранитный задумался. Студентам-философам положено задумываться. Их этому учат. А еще, их учат говорить, желательно не заикаясь.

                В общем, Гранитный-младший покривился и согласился, добавив при этом два волшебных слова: "Без протокола".

                - Какие могут быть протоколы? Я просто ненавижу эту писанину.

                Стали вспоминать.

                Со стороны это напоминало встречу старых знакомых, с утра пораньше присевших "на бережку" и разговаривающих исключительно о пустяках. "А помнишь, луна скрылась за тучей?", "а помнишь, мы перелезли через забор и нос к носу столкнулись с пьяным сторожем..."

                Ничего существенного, вроде бы, Гранитный с Бурановым не вспомнили. Но Лысун на существенное и не рассчитывал. В то, что студенты подожгли склад - верить не хотелось. Зачем это им? Но, в отличии от Герасимова, они были практически трезвы и какой-нибудь незамеченный сторожем пустяк мог сохраниться в памяти. Особенно если постараться освежить их память.

                Чекистскими методами Архип Лысун не пользовался принципиально, особенно в работе с детьми заместителей товарища Кирова. Так что студенческую память освежить могли исключительно свежий речной ветер и уточняющие вопросы.

                - Припомните, с какой стороны вы подходили к складам.

                - Со стороны дома с колоннами.

                - Горел ли там свет?

                - Свет? Не помню, - Гранитный закрыл глаза. - Да, горел.

                - На каком этаже?

                - На втором.

                - А где именно?

                - Кажется, в тех окнах, что над входом. Так ведь, Буран? Буранов немедленно подтвердил.

                - Хорошо. Вы прошли мимо. У вас за спиной уже были взятые в долг гуси. Зачем же надо было еще куда-то лезть? Рисковать. Четырех гусей не достаточно?

                - Вот именно - рисковать, - поднял указательный палец Гранитный. - Захотелось еще приключений. К тому же закуска была, а вот выпить.

                - Кстати... Вы уверены, что сторож был пьян? - со значением спросил Лысун.

Продолжение следует

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий