«Так хочется нажраться мышьяка...»

ЗолушкаНе знаю, что может быть хуже, чем писать о слабых детских спектаклях. Особенно тогда, когда другие считают их гениальными. И всё же иногда приходится писать и об этом тоже. Мюзикл «Золушка», поставленный в псковском драмтеатре под Новый год, при всём желании назвать гениальным трудно. Это тот случай, когда находишься в зрительном зале и чувствуешь себя очень неудобно.

Но ещё неудобнее становится потом, когда начинаешь об этом писать. Подбираешь самые мягкие слова. Не хочется выглядеть сказочным злодеем. Мне очевидно, что «Золушка» заслуживает более резких слов. Не столько из-за отдельных бездарных ходов, сколько из-за того, что маленьких детей - юных зрителей - вновь использовали. Повезло тем, кому спектакль не понравился. А как быть с теми детьми, кому спектакль пришёлся по душе? Ведь они будут думать, что хорошие спектакли такими и должны быть.

«КАКОЕ СКАЗОЧНОЕ СВИНСТВО...» («Псковская губерния»)

Эту «Золушку» надо бы показывать на Новый год заключённым в зонах - где-нибудь в Серёдке. Вот тогда бы это был «сеанс»

Киносценарий Евгений Шварца «Золушка» начинается со слов: «Старинная сказка, которая родилась много-много веков назад, и с тех пор всё живёт да живёт, и каждый рассказывает её на свой лад». Это точно, каждый на свой лад. Шарль Перро, братья Гримм... Но когда псковский драмтеатр представил «Золушку», поставленную по сценарию Шварца, я подумал не о советском фильме 1947 года и тем более не о сказке Перро, а о шоу театра «Лицедеи» «Золушка@Бал», показанном в БКЗ псковской филармонии в 2016 году во время Пушкинского театрального фестиваля.

«Так хочется нажраться мышьяка...»

Спектакль начинается с афиши. В афише псковской «Золушки» написано: «Композитор Борис Бирман». Это самое сильное, что есть в спектакле: не музыка, а словосочетание «композитор Бирман». Во многом те претензии, которые звучат по поводу этого спектакля последние недели две, связаны как раз с тем, что спектакль «Золушка», поставленный на сцене Псковского академического театра драмы им. А.С. Пушкина, - музыкальный, он же - «мюзикл для всей семьи» (интересно, что это за семья?). И дух его определяется не «бродячим» сюжетом про Золушку, и даже не искромётным киносценарием Евгения Шварца. В основе этого действа - песенки барда Бориса Бирмана, в Пскове более известного как режиссёра, поставившего в 2016 году спектакль «Человек, обречённый на счастье» по повести Сергея Довлатова «Заповедник». Кроме того, Бирман снимался как актёр в сериалах «Бандитский Петербург», «Агент национальной безопасности», «Чёрный ворон»... Но на этот раз Борис Бирман превратился в «композитора» (Бирман - автор песен «Барды бардят», «Когда тебе будет хреново» и многих других, таких же).
Сюжет «Золушки» часто используют в каких-то своих личных целях. У «Лицедеев» перед балом героини нахально попросили фею о нескольких вещах: «Курта Кобейна оживи», «Расскажи мне то, что не знает Анатолий Вассерман»... Ну и, конечно, без неизбежных лабутенов тогда тоже не обошлось. На бал лицедейская Золушка отправилась под песенку «А я сяду в кабриолет и уеду куда-нибудь». В спектакле «Золушка» режиссёра Натальи Лапиной сказочности чуть больше, чем в шоу «Золушка@Бал». Но суть спектакля всё та же: желание осовременить сюжет - в том числе с помощью музыки («русский шансон» и хип-хоп), сделать его понятным современному зрителю, словно без «осовременивания» беспомощные зрители уже ничего воспринять не могут. Фантазии не хватит.


Казалось бы, в Пскове была предпринята очередная попытка продемонстрировать новаторство. Однако получилась вещь на редкость архаическая. Это удивительно допотопный спектакль, стремящийся казаться современным. И идёт это в первую очередь  от музыки и текста песенок. По сути, это русская шансон-оперетка. Три аккорда, блатная тематика, особенно поначалу... Эту «Золушку» надо бы показывать на Новый год заключённым в зонах - где-нибудь в Серёдке. Вот тогда бы это был «сеанс», как выражались герои довлатовской «Зоны («Не пугайте артистку, козлы! Дайте сеансу набраться!»).


Но я смотрел её 23 декабря 2016 года совсем в другом месте - самом для этого неподходящем, в Большом зале драмтеатра сразу же после детских новогодних утренников. В театральном буфете ёлка и Дед Мороз в синей шубе, в театральном фойе-музее ёлка и Дед Мороз в красной шубе, а потом разгорячённые малыши в карнавальных костюмах с надеждой отправились «на королевский  бал», где им «сбацали» про то, «как вдруг так хочется нажраться мышьяка».


Создалось впечатление, что спектакль собран из разных частей, плотно друг к другу не пригнанных. Это в первую очередь касается так называемой музыки, написанной в разных жанрах.


С детскими спектаклями в псковском драмтеатре не всегда бывает хорошо. Достаточно вспомнить «Каменное сердце, или Чудес не бывает». Но в последнее время на Малой сцене шли «Вол и осёл при яслях», «Кентервильское привидение»... Спектакли очень разные по смыслу и по подаче, но за них, по крайней мере, было не стыдно.


И вдруг возникает «Золушка» - на мой взгляд, не только самый слабый детский спектакль за последнее время, но и самая слабая постановка вообще на псковской сцене года за три. Причём жертвами такой постановки стали не только зрители, но и артисты, способные на большее. Лишний раз упоминать их здесь - значит, издеваться над ними. Им же ещё в других спектаклях на сцену выходить.


Однако особенность новогодних представлений такова, что на посещаемости спектакля это сказаться не могло. Культпоходы расписаны заранее. Новый год и новогодние каникулы случаются не каждый день. Так что приходилось даже выставлять приставные стулья. А потом начиналась «Золушка»...
Во время детских спектаклей всегда интересно смотреть за реакцией зрителей. Дети редко скрывают свои чувства. Переживают, хохочут, подсказывают героям... В «Золушке» Натальи Лапиной и Бориса Бирмана зал настороженно молчал. Видимо, ждал чего-то. Ближе к середине спектакля дети стали отвлекаться, занимаясь своими делами. Но при этом вели себя довольно тихо, а дождавшись окончания - громко хлопали. И всё же создалось впечатление, что делали это из вежливости. Дети попались воспитанные.

«Хулиганская игровая история»
Золушка

Ещё весной, когда заговорили о «Золушке» на Новый год, я слышал от сотрудников театра, что это будет совсем не новогодний спектакль. Пожалуй, это была самая несправедливая претензия. Не обязательно новогодний спектакль должен быть связан с зимней тематикой. Бал и чудесные превращения - этого вполне достаточно, чтобы получилось нечто необыкновенное. Как это случилось  с фильмом «Золушка» режиссёров Надежды Кошеверовой и Михаила Шапиро по сценарию Евгения Шварца. В том сценарии сказано: «Мы сделали из этой сказки музыкальную комедию, понятную даже самому взрослому зрителю». Но по видимому, для того чтобы сделать именно такую комедию, надо быть драматургом Евгением Шварцем и композитором Антонио Спадавеккиа. Да и актёры должны быть уровня Янины Жеймо, Василия Меркурьева, Фаины Раневской, Эраста Гарина...
Что сделала Наталья Лапина? Выкинула многие шутки Шварца и всю музыку Спадавеккиа, заменив её «музыкой» Бирмана, у которого с «Золушкой» давние связи. Лет десять назад в петербургском ТЮЗе шёл спектакль «Золушка» по Евгению Шварцу режиссёра Григория Серебряного. Композитором и автором песен тогда в этом спектакле значился Борис Вишневский (это творческий псевдоним Бориса Бирмана).


В пресс-релизе псковской «Золушки» говорится, что Борис Бирман «создал для спектакля необычные и невероятно красивые мелодии». Возможно, есть какой-то секретный спектакль «Золушка», в котором действительно звучат «невероятно красивые мелодии». В таком случае нам не повезло, и мы на него не попали. Нам досталось то, что досталось - допустим, песенки Лесничего (Сергей Попков): «Надо же было так случиться на беду, // Чтобы по глупости влюбиться в эту ду...». Отец Золушки страдает: «За что, за что, помилуй боже, // Ну ведь ни кожи же, ни рожи...». Но у него есть обнадёживающие перспективы: «И вдруг так хочется нажраться мышьяка, // И вмиг синеет борода...».


Евгений Шварц был мастер изображать королей - людей, мягко говоря, со странностями. В «Золушке» Король (Владимир Свекольников) постоянно порывается избавиться от надоевшей короны и отречься от престола. Король с самого начала даёт понять, что с ним шутки плохи. «Какое сказочное свинство!- горячится король, когда привратники не соглашаются с ним, что они сошли с ума. - Раз я говорю: сошли, - значит, сошли! - настаивает король. - Во дворце сегодня праздник. Вы понимаете, какое великое дело - праздник! Порадовать людей, повеселить, приятно удивить - что может быть величественнее?» Но, ваше величество, приятно удивить - очень трудное занятие. «Спектакль «Золушка» это ещё раз доказал. В том числе и с помощью песенки короля: «Совсем уже не ставят ни во что, // Как будто я вообще пустое место! // Как будто я - тук-тук - кто там? // Король в пальто...». Временами Владимир Свекольников играет «короля в пальто», а временами «короля-козла» («Король - козёл, они кричат, король-олень! // Самим-то управляться лень...», «Я тут общался с королями разных стран - // Там то же: кто - козёл, а кто - баран...»).


Труппа нашего театра скорее не поющая, чем поющая. Хотя каких-то особенных вокальных данных для исполнения песенок Бориса Бирмана не требуется, но всё-таки понятно, что если зрителям обещают мюзикл, то актёры петь умеют. Но из поющих артистов в Пскове мало кто остался: Ксения Тишкова (Фея), Максим Плеханов (Автор, Паж), Анна Шуваева (Марианна)... Остальные скорее напевают незатейливые куплеты: «Мама, за это время было у меня три мужа, // Но в голове у них всегда гуляла стужа, // А у четвёртого в башке полно идей!». Совершенно неважно, что там в башке. Важно то, что на языке. При этом надо учитывать плохую акустику зала и скромный набор музыкальных инструментов (музыканты Сергей Попов и Павел Виницкий). При таких исходных данных атмосферу волшебной сказки создать действительно непросто даже самому гениальному режиссёру. Наталья Лапина пока гениальным режиссёром не является, а наибольшее число публикаций о ней связано с её скандальной деятельностью на посту художественного руководителя Русского театра драмы Эстонии (том самом театре, в котором свои постановки делал нынешний главный режиссёр и художественный руководитель Псковского театра драмы Александр Кладько). Наталья Лапина, как и Александр Кладько, - ученица Григория Козлова, который был художественным руководителем нашего театра около года. Так что появление Натальи Лапиной в Пскове можно было предсказать.
Псковская «Золушка» преподносилась как «хулиганская игровая история». То, что она будет «хулиганская», тоже можно было предвидеть - учитывая репутацию Натальи Лапиной, известность к которой пришла в апреле 2011 года после того, как она вместе с тремя артистами забралась на крышу Русского театра драмы Эстонии, и один из молодых артистов сорвался вниз и погиб. После той истории в эстонских газетах появилось «Открытое письмо художественному руководителю Русского театра Наталье Лапиной», начинающееся со слов: «Госпожа Лапина! Большая часть творческого коллектива считает невозможным продолжать работать в театре под Вашим руководством. Ваше поведение мы считаем несовместимым с высоким и ответственным званием художественного руководителя театра. Вы позволили себе в нетрезвом виде находиться на рабочем месте, вовлечь в свои развлечения подчиненных, что, в конце концов, привело к гибели молодого артиста Андрея Зубкова...». Та история закончилась для Натальи Лапиной без особых последствий. Ультиматумы и письма министру культуры Эстонии не завершились её увольнением, и из эстонского театра Наталья Лапина ушла не сразу, а теперь вот отметилась и на псковской сцене. На этот раз обошлось без трагедий, но и комедии не получилось.
В сказке «Золушка» Король во время игры в фанты произносит слова: «Сделайте нам что-нибудь этакое... доброе, волшебное, чудесное и приятное всем без исключения». В сценарии Шварца ответ королю от Доброго волшебника был такой: «Это очень просто, ваше величество». В действительности, это почти невозможно. Всем не угодишь. Но история с «Золушкой» в псковском варианте - доказательство того, что сказка получилась для немногих. Это такая сказка, которая не объединяет, а разъединяет, именно поэтому она непраздничная. Кто-то не понял одно, кто-то другое. Кому-то не понравились плоские песенки Бориса Бирмана, кому-то не пришлись по вкусу плоские декорации Александра Якунина (на мой взгляд, это едва ли не лучшее, что есть в спектакле). Единственная живая реакция на происходящее на сцене была в тот момент, когда плоские фигуры участников бала спустились с потолка. Но дело в том, что плоскими (в прямом смысле) в спектакле оказались не только туфелька, королевская корона или гости бала. Спектакль в целом получился каким-то плоским - несмотря на изыски с декорацией-трансфомером и лаконичным цветовым решением, когда основных цветов было всего два - красный и синий (плюс немного белого), как цвета российского флага. Герои в красном - отрицательные, герои в синем - положительные. Но всё это - форма (в старые времена такой бы спектакль обвинили в формализме), а содержание - это игра артистов. Главные роли - Золушки и Принца - достались артистам, которые в труппе псковского театра сравнительно недавно: Ангелине Аладовой и Алексею Пучкову. Вывод такой: «Золушка» - не самый подходящий спектакль, чтобы понять уровень этих артистов. Особенно это касается Алексея Пучкова. Как поёт Золушка: «А я опять - увы и ах - // Не при делах, не при делах».


В песенке Бориса Бирмана Король напевает: «А пресса всё обидеть норовит // И всякими словами называет // Поставлю это всем ещё на вид - // Такое короли не забывают!». Считайте, что пресса продолжает заниматься своим делом - обижает, называет всякими словами. Вместо того чтобы искренне восхититься композиторским и поэтическим талантом Бориса Бирмана и режиссёрскими открытиями Натальи Лапиной. Такое короли не забудут.

Золушка***

У Евгения Шварца в сценарии «Золушки» есть такая ремарка: «Дети, в весёлом танце исполняющие работу Золушки, постепенно смещаются вправо. Место их занимают пары в бальных нарядах, танцующие чопорный танец, настроением своим контрастирующий с весельем ребятишек...». Похоже, нам показали такой спектакль, в котором чопорные взрослые играют нечто «хулиганское», и спектакль этот настроением своим контрастирует с «весельем ребятишек». Чопорность проявляется в том, что постановщики слишком много думали о формальной стороне. Получилась одна большая внутренняя шутка - для посвящённых. Зрители здесь вообще лишние - и дети, и взрослые.


Как говорит Золушке Мачеха (в премьерном спектакле - Надежда Чепайкина): «Посмотрим ещё, имеешь ли ты право веселиться». Многие юные и взрослые зрители, тоже имевшие право веселиться на спектакле «Золушка», своим правом не воспользовались. Нам не дали шанса.
Возможно, на следующий Новый год нам повезёт больше.

 Фото: А. Кокшаров.

 

 

 

 

 

 

 

Алексей СЕМЁНОВ

Имя
E-mail (опционально)
Комментарий